МИР ДОСТОЕВСКОГО
Каталог юбилейной выставки
(1996–2000)

Рукописи, книги, изобразительные материалы, памятные вещи
из фонда Ф. М. Достоевского

ЧАСТЬ III


I • II • III • IVV


3 ЗАЛ. ВЕРШИНА.
ОТ «МЕРТВОГО ДОМА» К «ВЕЛИКОМУ ПЯТИКНИЖИЮ»
Общий вид 3-го зала

 

«Без высшей идеи не может существовать ни человек, ни нация. А высшая идея на земле лишь одна и именно – идея о бессмертии души человеческой, ибо все остальные “высшие” идеи жизни, которыми может быть жив человек, лишь из неё одной вытекают».

Ф.М.Достоевский. Дневник писателя. 1876

 
ПОРТРЕТ ДОСТОЕВСКОГО
Н.Гусев. 1882 (по фотографии М.Панова. 1880)
Бумага, уголь, белила.
На обороте карандашом рукой неустановленного лица: «Уголь рис. худ. Гусев. 1881. Спб.». В раме.
67,5х51,5 овал, в свету
КП 39214
Из собрания А.Г.Достоевской, № 3162

 

«Достоевский, прежде всего, великий антрополог, исследователь человеческой природы, её глубины и её тайн. Всё его творчество – антропологические опыты и эксперименты. Достоевский – не художник-реалист, а экспериментатор, создатель опытной метафизики человеческой природы. Всё художество Достоевского есть лишь метод антропологических изысканий и открытий. [...]Все герои Достоевского – он сам, различная сторона его собственного духа. [...]В глубине человеческой природы он раскрывает Бога и дьявола и бесконечные миры, но всегда раскрывает через человека и из какого-то исступлённого интереса к человеку. [...]В человеке же действуют исступлённые, экстатические, вихревые стихии. Достоевский завлекает, затягивает в какую-то огненную атмосферу. И всё делается пресным после того, как побываешь в царстве Достоевского, он убивает вкус к чтению других писателей. Художество Достоевского совсем особого рода. Он производит свои антропологические исследования через художество, вовлекающее в самую глубину человеческой природы». (Н.А.Бердяев. Откровение о человеке в творчестве Достоевского)

 

 

 Фрагмент экспозиции 3-го зала. Достоевский на каторге
АРЕСТ, КАТОРГА, ССЫЛКА. «ПЕРЕРОЖДЕНИЕ УБЕЖДЕНИЙ».
ИДЕЙНАЯ И ТЕМАТИЧЕСКАЯ СВЯЗЬ ОПЫТА КАТОРГИ
С РОМАНАМИ. ОБРЕТЕНИЕ ГЕРОЯ


Портрет Достоевского. Гравюра В.Боброва. 1881
ПОРТРЕТ ДОСТОЕВСКОГО
В.Бобров. 1881 (по фотографии Н.Лоренковича. 1878)
Гравюра
В ремарке кандалы
13,9х9,7; 43,4х30,6
КП 35714/391
Из собрания А.Г.Достоевской, № 3160

 
ПЕТЕРБУРГ. АДМИРАЛТЕЙСТВО
Арну-отец. Середина ХIХ
Раскрашенная тонолитография
Издание И.Дациаро
На изображении внизу справа, с камня: «Arnout père». Над изображением «St.Petersbourg. № 34». Под изображением: «Arnout père lith. Imp. Par Lemercier. АДМИРАЛТЕЙСТВО. LAMIRAUTÉ. Издание Дациаро. Publié par Daziaro, à Moscou et St.Petersbourg».
24,8х43,7; 36,2х44,3
КП 50954/755

 
ПЕТЕРБУРГ. НЕВСКИЙ ПРОСПЕКТ И ГОСТИНЫЙ ДВОР
А.Руднев. Середина ХIХ
Тонолитография
Цензурный экземпляр. Вверху справа коричневыми чернилами: «От Руднева 10 ноября 1873 г.»; на изображении вверху слева: «К № 413 1873 года». Под изображением: «Дозволено цензурою 20 января 1868 [зачёркнуто и исправлено чернилами: “16 ноября 1873”]. Лит. А.Руднева на Никольской ул. в Доме гр. Шереметева в Москве. Ст.ПЕТЕРБУРГ, НЕВСКИЙ ПРОСПЕКТ И ГОСТИНЫЙ ДВОР”.
31,2х42,7; 41,8х52,9
КП 50365

 
МИХАИЛ ВАСИЛЬЕВИЧ БУТАШЕВИЧ-ПЕТРАШЕВСКИЙ (1821-1866)
Фототипия с акварели 1840-х
13,8х9,8
ку 3900/815
 Социалист-утопист, организатор первого социалистического кружка в России (конец 1844 – начало 1849), который Достоевский посещал с начала 1847. В 1849 все члены кружка, в том числе и Достоевский, арестованы и приговорены (21 человек) военным судом к расстрелу, заменённому различными сроками каторги и арестантских рот. Петрашевский, осуждённый на вечную каторгу, в 1856 амнистирован и находился на поселении в Иркутске. Относясь к Петрашевскому без особой симпатии, Достоевский уважал его «как человека честного и благородного». Некоторые черты его характера послужили материалом при создании памфлетного образа Петра Верховенского в «Бесах».

 
Портрет Н.Спешнева
НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ СПЕШНЕВ (1821-1882)
Неизвестный художник. Начало 1840-х
Бумага, гуашь
19,0х16,5
КП 644
От З.В.Спешневой, 1934
Петрашевец, наиболее яркая личность в кружке, радикал, убеждённый атеист. Участвовал в организации тайной типографии. Конечной целью борьбы ставил вооружённое восстание. Оказал сильное влияние на молодого Достоевского благодаря своему магическому обаянию, мощной воле, уму и красоте.
Приговорён к 10 годам каторги. После 1856 служил канцеляристом в Забайкальском областном управлении в Иркутске. В 1857 назначен редактором «Иркутских губернских ведомостей». В 1860 возвращено дворянство. В Петербурге вновь встретился с Достоевским. Размышления над личностью Спешнева отразились в творческой истории романов «Бесы» и «Подросток».

«Н.А.Спешнев отличался замечательной мужественной красотою. С него прямо можно было рисовать этюд головы и фигуры Спасителя». (П.П.Семенов-Тян-Шанский. Воспоминания)

Пётр Петрович Семенов, граф (1827-1914), географ, путешественник, с 1873 вице-председатель Русского Географического общества. Познакомился с петрашевцами в 1840-х, встречался с Достоевским в 1856-1857 в Семипалатинске и Барнауле во время путешествия в Тянь-Шань.

«Прибыл к ним [к петрашевцам] Спешнев, человек замечательный во многих отношениях: умён, богат, образован, хорош собой, наружности самой благородной, далеко не отталкивающей, хотя и спокойно-холодной, вселяющей доверие, как всякая спокойная сила, джентльмен с ног до головы[...]

Женщины, молодые и старые, замужние и незамужние, были и, пожалуй, если он захочет, будут от него без ума. Женщинам не противно маленькое шарлатанство; а Спешнев очень эффектен: он особенно хорошо облекается мантиею многодумной спокойной непроницаемости». (М.А.Бакунин – А.И.Герцену. 7 ноября 1860. Иркутск)

«Спешнев в Иркутской губернии, приобрёл всеобщую любовь и уважение. Чудная судьба этого человека! Где и как он ни явится, люди самые непосредственные, самые непроходимые окружают его тотчас же благоговением и уважением».

Ф.М.Достоевский – М.М.Достоевскому. 30 января – 22 февраля 1854. Омск

 
ПЕРЧАТКИ Н.А.СПЕШНЕВА
Белая лайка
КП 1277/90
От З.В.Спешневой. 1934


АЛЕКСЕЙ НИКОЛАЕВИЧ Плещеев (1825-1893)
А.Г[уставсон]. 1850-е
Внизу справа карандашом подпись автора: «А.Г.»
Бумага на картоне, карандаш
16,3х15,0
КП 39852
Петрашевец, поэт. Приговорён к смертной казни, заменённой четырьмя годами каторги, после конфирмации был рядовым в Оренбургских линейных батальонах. Летом 1853 был в походе, участвовал в осаде Ак-Мечети; произведён в унтер-офицеры, затем в прапорщики, в конце 1856 уволен в отставку. В 1857 ему возвращено дворянство, с 1859 разрешено жить в Москве.
Друг Достоевского (знакомство произошло в 1846 в кружке Бекетовых; через него писатель познакомился с Петрашевским; в марте 1849 передал Достоевскому Письмо Белинского к Гоголю), прототип героя посвящённой ему повести «Белые ночи». С конца 1856 возобновилась их переписка. Печатался во «Времени» и «Эпохе».

 
RELIGION SAINT SIMONIENNE. Bruxelles, 1831
СЕН-СИМОН. ДОКТРИНА (на французском языке)
Инв. № 5417

 
КИРИЛОВ Н.С. КАРМАННЫЙ СЛОВАРЬ ИНОСТРАННЫХ СЛОВ ВОШЕДШИХ В СОСТАВ РУССКОГО ЯЗЫКА, ИЗДАВАЕМЫЙ Н.КИРИЛОВЫМ.
ВЫПУСК ПЕРВЫЙ. СПб, 1845
ВЫПУСК ВТОРОЙ. С посвящением Его Императорскому Высочеству Великому Князю Михаилу Павловичу. СПб, 1846
Инв. №№ 71970, 71971
Под видом словаря в этом издании пропагандировались социалистические идеи. Авторы большинства статей – М.В.Буташевич-Петрашевский и В.Н.Майков. Когда было распродано несколько сот экземпляров, полиция арестовала все остальные, лежавшие в книжных лавках, и запретила издание (второй выпуск кончался словом «орден рыцарский»). Весь тираж второго выпуска – 2500 экз. – был сожжён. Сохранившиеся экземпляры представляют собой библиографическую редкость. В ГЛМ хранятся три комплекта словаря.

«Появление этой маленькой книги в России, классической стране цензуры [...] факт удивительный[...] Петрашевский с жадностью схватился за случай распространить свои идеи при помощи книги, на вид совершенно незначительной; он расширил весь её план[...] ввёл своей властью в русский язык такие иностранные слова, которых до сих пор никто не употреблял, всё это для того, чтобы под разными заголовками изложить основания социалистических учений». (А.И.Герцен. Петрашевский)

 
ГРОССМАН Л.П. КАЗНЬ ДОСТОЕВСКОГО. М., «Огонек», 1928
Карандашом автографы Г.И.Чулкова и Л.П.Гроссмана: «Книгу любящего меня Л.Гроссмана приобрёл в газетном киоске. Г.Чулков. Верно: Л.Гроссман».
Инв. № 140947
Из библиотеки Г.И.Чулкова

 
ГРОССМАН Л.П. АПРЕЛЬСКИЕ БУНТАРИ. Главы из повести.
М., Жургаз объединение, 1931
С дарственной надписью: «Дорогому Абраму Борисовичу Дерману.
С искренним приветом. Л.Гроссман».
Инв. № 133717
А.Б.Дерман (1880-1952) – критик, историк русской литературы.

«Крупным событием молодости Достоевского было его участие в известном социалистическом кружке М.В.Петрашевского, разгромленном в 1849 году правительством Николая I. Как и другие главные участники кружка, Достоевский был арестован, заключён на восемь месяцев в Петропавловскую крепость, приговорён военно-полевым судом к публичной казни, возведён на эшафот для расстрела и затем “помилован” на каторжные работы. Печатаемые главы из биографического романа о Достоевском изображают допрос писателя управляющим III отделением Л.В.Дубельтом и секретной следственной комиссией по делу Петрашевского и затем сложный обряд “казни” петрашевцев.

Так как участники первого русского кружка социалистов были арестованы в апреле, современники называли их, по примеру декабристов, “апрелистами”, “апрельскими бунтарями” и проч.

Впоследствии Достоевский резко отошёл от социалистических увлечений своей молодости и примкнул к наиболее реакционным течениям тогдашней русской политики. Дружба с главой монархической реакции К.П.Победоносцевым и близость к придворным кругам значительно углубили консервативное направление позднейшего политического миросозерцания автора “Бесов”».

 
МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ БАКУНИН (1814-1876)
Фотография. 1860-е
15,8х12,2 овал
КП 50948/2066
Революцинер-анархист, философ, публицист. Участник революции 1848-1849 (Париж, Дрезден, Прага). В 1851 выдан австрийскими властями, заключён в Алексеевский равелин Петропавловской крепости, затем в Шлиссельбургскую крепость. С 1857 – в сибирской ссылке, в 1861 бежал через Америку в Лондон. Производил необыкновенное впечатление обаянием личности, остротой и блеском ума, широтой познаний, невероятной энергией, яркостью языка, резкостью отрицаний, простотой и естественностью. Идеи Бакунина нашли отражение в романе «Бесы».

 
ГРОССМАН Л.П. И ПОЛОНСКИЙ ВЯЧ. СПОР О БАКУНИНЕ
И ДОСТОЕВСКОМ. Л., 1926
Инв. № 141027

«Достоевский, создавая Ставрогина, исходил из личности Бакунина, и по-своему, художественно-философски, т.е. свободно и даже фантастически-произвольно трактовал его образ и толковал его жизненный подвиг. По Ставрогину, конечно, нельзя изучать исторического Бакунина, но при изучении его необходимо считаться и с той художественной трактовкой, какую он получил в творческом сознании одного из своих самых гениальных современников.

[...]Достоевский в “Бесах” был подлинным ваятелем масок, мощно лепившим облики своих современников, стилизуя, украшая или искажая их, согласно велениям своего художественного замысла. Среди этих слепков с живых лиц мыслителей и мятежников имеется и тяжёлая голова “исполина с львиной гривой”. Лицо его резкими и неизгладимыми чертами отпечаталось на маске Ставрогина, и только огонь высокого героизма, озарявший могучий облик Бакунина, ускользнул от его гениального портретиста». (Л.П.Гроссман. Бакунин и Достоевский)

«Л.П.Гроссман, известный исследователь Достоевского, взялся доказать утверждение, будто прототипом Ставрогина, героя романа “Бесы”, послужил Достоевскому “великий бунтарь”, “апостол всемирного разрушения” – Михаил Александрович Бакунин. На обоснование этого парадокса Л.П.Гроссман потратил немало труда. Его работа представляет собой живописную мозаику догадок, сближений, сопоставлений; тщательно составленная, она, в конечном счёте, создаёт подобие очевидности: Бакунин как две капли воды оказывается похожим на Николая Ставрогина.

[...]Ослеплённый сверкнувшим парадоксом, наш автор попал в плен предвзятой идее. Не он ею овладел, но она им завладела. [...]

Так возникают легенды. И только большому изобразительному таланту Л.П.Гроссмана обязана эта легенда своей внешней убедительностью. [...]

Генезис образа Ставрогина убедительно говорит нам, что возникновение его не находится ни в какой связи с Бакуниным, ни с его письмами, ни с процессом Сергея Нечаева. Николай Ставрогин родился и вырос сам по себе. Михаил Бакунин – так же». (Вяч.Полонский. Бакунин и Достоевский)

 
РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ-ДЕМОКРАТЫ:
М.Л.Михайлов, А.И.Герцен, Н.Г.Чернышевский, С.Г.Нечаев, Е.К.Брешковская, П.А.Алексеев, С.Г.Ширяев, В.Н.Фигнер, Т.И.Лебедева, Д.М.Рогачёв, Г.М.Гельфман, А.К.Пресняков, А.И.Желябов, Н.А.Желваков, А.А.Квятковский, Н.Окладский
Фотомонтаж на кабинетном паспарту. 1880-е
КУ 12665/1876

«Да неужели же вы вправду думаете, что прозелиты, которых мог бы набрать у нас какой-нибудь Нечаев, должны быть непременно лишь одни шалопаи? Не верю, не все; я сам старый “нечаевец”», я тоже стоял на эшафоте, приговорённый к смертной казни, и уверяю вас, что стоял в компании людей образованных[...]

Почему же вы знаете, что петрашевцы не могли бы стать нечаевцами, то есть стать на нечаевскую же дорогу, в случае, если б так обернулось дело? [...]Нечаевым, вероятно, я бы не мог сделаться никогда, но нечаевцем, не ручаюсь, может, и мог бы... во дни моей юности.

[...]почему же вы думаете, что даже убийство à la Нечаев остановило бы если не всех, конечно, то по крайней мере некоторых из нас в то горячее время, среди захватывающих душу учений и потрясающих тогдашних европейских событий[...]

Мы, петрашевцы, стояли на эшафоте и выслушивали наш приговор без малейшего раскаяния[...] то дело, за которое нас осудили, те мысли, те понятия, которые владели нашим духом, представлялись нам не только не требующими раскаяния, но даже чем-то нас очищающим, мученичеством, за которое многое нам простится!»

Ф.М.Достоевский. Одна из современных фальшей. Дневник писателя. 1873

 
ПЕТЕРБУРГ. ПЕТРОПАВЛОВСКАЯ КРЕПОСТЬ
Ф.Перро. Середина ХIХ
Раскрашенная тонолитография
Издание И.Дациаро
Над изображением: «St.Petersbourg. № 14»; под изображением: «F.Perrot del. Imp. par Lemercier. Крепость. La Forteresse».
26,0х37,3; 35,3х49,5
КП 31241
Во время следствия и суда над участниками кружка Петрашевского Достоевский был заключен в Алексеевском равелине Петропавловской крепости с 24 апреля до 24 декабря 1849. Здесь написан рассказ «Маленький герой».

«Брат, любезный друг мой! всё решено! Я приговорён к 4-х-летним работам в крепости (кажется, Оренбургской) и потом в рядовые. Сегодня 22 декабря нас отвезли на Семеновский плац. Там всем нам прочли смертный приговор, дали приложиться к кресту. Переломили над головою шпаги и устроили наш предсмертный туалет (белые рубахи). Затем троих поставили к столбу для исполнения казни. Я стоял шестым, вызывали по трое, след[овательно], я был во второй очереди и жить мне оставалось не более минуты. Я вспомнил тебя, брат, всех твоих; в последнюю минуту ты, только один ты, был в уме моем, я тут только узнал, как люблю тебя, брат мой милый! Я успел тоже обнять Плещеева, Дурова, которые были возле, и проститься с ними. Наконец ударили отбой, привязанных к столбу привели назад, и нам прочли, что Его Императорское Величество дарует нам жизнь. Затем последовали настоящие приговоры.

[...]Брат! я не уныл и не упал духом. Жизнь везде жизнь, жизнь в нас самих, а не во внешнем. Подле меня будут люди, и быть человеком между людьми и остаться им навсегда, в каких бы то ни было несчастьях, не уныть и не пасть вот в чём жизнь, в чём задача её. Я сознал это. Эта идея вошла в плоть и кровь мою. Да, правда! Та голова, которая создавала, жила высшею жизнию искусства, которая сознала и свыклась с возвышенными потребностями духа, та голова уже срезана с плеч моих[...]

Неужели никогда я не возьму пера в руки? Я думаю, через 4-ре года будет возможно. Я перешлю тебе всё, что напишу, если что-нибудь напишу. Боже мой! Сколько образов выжитых, созданных мною вновь, погибнет, угаснет в моей голове или отравой в крови разольётся! Да, если нельзя будет писать, я погибну. Лучше пятнадцать лет заключения и перо в руках[...]

Но не тужи, ради Бога, не тужи обо мне! Знай, что я не уныл, помни, что надежда меня не покинула. Через четыре года будет облегчение судьбы. Я буду рядовой, – это уже не арестант, и имей в виду, что когда-нибудь я тебя обниму. Ведь был же я сегодня у смерти, три четверти часа прожил с этой мыслию, был у последнего мгновения и теперь ещё раз живу!»

Ф.М.Достоевский М.М.Достоевскому. 22 декабря 1849. Петропавловская крепость

 
ОМСК
Неизвестный литограф. 1854
Литография
На изображении внизу справа: «Вид города Омска (1854 года)».
8,9х30,9; 12,3х32,1
КП 40064

«Ровно в 12 часов, то есть ровно в Рождество, я первый раз надел кандалы. В них было фунтов 10 и ходить чрезвычайно неудобно. Затем нас посадили в открытые сани, каждого особо, с жандармом, и на 4-х санях, фельдъегерь впереди, мы отправились из Петербурга. У меня было тяжело на сердце и как-то смутно, неопределённо от многих разнообразных ощущений. Сердце жило какой-то суетой и потому ныло и тосковало глухо. Но свежий воздух оживлял меня, и так как обыкновенно перед каждым новым шагом в жизни чувствуешь какую-то живость и бодрость, то я в сущности был очень спокоен и пристально глядел на Петербург, проезжая мимо празднично освещённых домов и прощаясь с каждым домом в особенности[...] Грустная была минута переезда через Урал. Лошади и кибитки завязли в сугробах. Была метель. Мы вышли из повозок, это было ночью, и стоя ожидали, покамест вытащат повозки. Кругом снег, метель; граница Европы, впереди Сибирь и таинственная судьба в ней, назади всё прошедшее – грустно было, и меня прошибли слёзы».

Ф.М.Достоевский – М.М.Достоевскому. 30 января – 22 февраля 1854. Омск

 
ОМСКИЙ ОСТРОГ
М.Знаменский. [1888]
Бумага, акварель
Внизу справа карандашом надпись И.С.Абрамова: «Тюрьма в Омске. Рис.
с натуры художн. М.С.Знаменского (из собр. И.С.Абрамова. Тобольск)».
12,3х19,5; 25,8х40,5
КП 922
В Омском остроге, описанном в «Записках из Мёртвого дома» (1860-1862), Достоевский провел четыре года – 1850-1854
Михаил Степанович Знаменский (1833-1892) – художник, воспитанник ялуторовского и иркутского кружков декабристов.
Иван Спиридонович Абрамов – коллекционер.

 
ОМСКИЙ ОСТРОГ. БЕРЕГ ИРТЫША
М.Знаменский. 1888
Бумага, акварель
Под изображением справа карандашом подпись автора: «М. Знаменский. 22 июля 1888 г. Омск».
25,9х39,9
КП 921

«[...]Место было открытое, привольное, на берегу Иртыша. Всё-таки поглядеть кругом было отраднее: не крепостная казёнщина! Можно было и покурить свободно и даже полежать с полчаса с большим удовольствием. Я же или по-прежнему ходил в мастерскую, или на алебастр, или, наконец, употреблялся в качестве подносчика кирпичей при постройках[...]

Я потому так часто говорю об этом береге, что единственно только с него и был виден мир Божий, чистая, ясная даль, незаселённые, вольные степи, производившие на меня странное впечатление своею пустынностью. На берегу только и можно было стать к крепости задом и не видать её. [...]На берегу же можно было забыться: смотришь, бывало, в этот необъятный, пустынный простор, точно заключённый из окна своей тюрьмы на свободу».

Ф.М.Достоевский. Записки из Мёртвого дома

 
ПРАЗДНИК РОЖДЕСТВА В МЕРТВОМ ДОМЕ
К.Померанцев. 1862
Холст, масло
91,5х134,0
КП 30539
Первая иллюстрация к повести. Среди каторжников изображён Достоевский. Картина впервые выставлялась в Академии художеств в Петербурге в 1862.

«Жили мы в куче, все вместе, в одной казарме. Вообрази себе старое, ветхое, деревянное здание, которое давно уже положено сломать и которое уже не может служить. Летом духота нестерпимая, зимою холод невыносимый. Все полы прогнили. Пол грязен на вершок, можно скользить и падать. Маленькие окна заиндевели, так что в целый день почти нельзя читать. На стёклах на вершок льду. С потолков капель – всё сквозное. Нас как сельдей в бочонке. Затопят шестью поленами печку, тепла нет (в комнате лёд едва оттаивал), а угар нестерпимый – и вот вся зима[...] Поворотиться негде[...] Спали мы на голых нарах, позволялась одна подушка. Укрывались коротенькими полушубками, и ноги всегда голые. Всю ночь дрогнешь».

Ф.М.Достоевский - М.М.Достоевскому. 30 января - 22 февраля 1854. Омск

«Были здесь убийцы невзначай и убийцы по ремеслу, разбойники и атаманы разбойников. [...]Были и такие, про которых трудно было решить: за что бы, кажется, они могли прийти сюда? А между тем у всякого была своя повесть, смутная и тяжелая, как угар от вчерашнего хмеля.

[...]в продолжение нескольких лет я не видал между этими людьми ни малейшего признака раскаяния, ни малейшей тягостной думы о своём преступлении[...] большая часть из них внутренно считает себя совершенно правыми. [...] Да, преступление, кажется, не может быть осмыслено с данных, готовых точек зрения, и философия его несколько потруднее, чем полагают».

Ф.М.Достоевский. Записки из Мёртвого дома 



ДОСТОЕВСКИЙ НА КАТОРГЕ
Скульптура Конёнкова. 1956
Дерево
105х48,5х78,5
КП 35165


Евангелие Достоевского. Муляж
«НОВЫЙ ЗАВЕТ», СПб, 1823
Муляж
Рнв 2364
До 1940 в составе собрания А.Г.Достоевской книга находилась в Музее-квартире Ф.М.Достоевского в Москве. В настоящее время хранится в Музее книги РГБ.

«Это Евангелие было подарено Фёдору Михайловичу в Тобольске (когда он ехал на каторгу) жёнами декабристов (П.Е.Анненковой, её дочерью Ольгой Ивановной, Н.Д.Муравьёвой-Апостол, Фон-Визиной) […] Фёдор Михайлович не расставался с этою святою книгою во все четыре года пребывания в каторжных работах. Впоследствии она всегда лежала у мужа на виду, на его письменном столе, и он часто, задумав или сомневаясь в чём-либо, открывал наудачу это Евангелие и прочитывал то, что стояло на первой странице». (А.Г.Достоевская. Воспоминания)

«”Евангелие” – единственная книга, позволенная в остроге. Четыре года пролежала она под моей подушкой в каторге. Я читал её иногда и читал другим. По ней выучил читать одного каторжного».

Ф.М.Достоевский. Дневник писателя. 1873

 
СТАТЕЙНЫЙ СПИСОК О ГОСУДАРСТВЕННЫХ И ПОЛИТИЧЕСКИХ
ПРЕСТУПНИКАХ, НАХОДЯЩИХСЯ В ОМСКОЙ КРЕПОСТИ
В КАТОРЖНОЙ РАБОТЕ 2-го РАЗРЯДА. 1850, 19 июля
Рукопись
Ф. 81, оп. 2, д. 22
Из собрания А.Г.Достоевской, № 119-184
Подписан комендантом крепости полковником де Граве.
Скопирован А.Г.Достоевской в Архиве Министерства Внутренних дел.
«Имена и прозвания с показанием лет отроду. Фёдор Достоевский 28 лет
Наружные приметы и недостатки. Лицо чистое белое, глаза серые,нос обыкновенный, волоса светло-русые, на лбу над левой бровью небольшой рубец.

Какого телосложения. Крепкого.
Из какой губернии родом и кому принадлежит. Бывший отставной поручик.
Когда доставлены в работу. 1850 года Генваря 23.
За что осужден в работу. За принятие участия в преступных замыслах, распространение письма литератора Белинского, наполненного дерзкими выражениями против православной церкви и Верховной власти и покушение вместе с прочими к распространению сочинений против правительства посредством домашней литографии.
По чьему распоряжению. По Высочайшей конфирмации, последовавшей на докладе Генерал-Аудитора.
Какое получил при отсылке на работу наказание. Лишен всех прав состояния.
Какого поведения. Ведет себя хорошо.
На какой именно срок присланы в работу. В каторжную работу в крепостях на четыре года, с определением потом на службу рядовым.
Какого вероисповедания. Православного.
Какое знают мастерство и умеют ли грамоте. Чернорабочий, грамоте знает.
Ранжирная мера. 2 ар. 6 верш.
Холосты или женаты и в последнем случае, где жена и дети. Холост.
Омский комендант полковник де Граве». 

 
АЛЕКСЕЙ ФЁДОРОВИЧ ДЕ ГРАВЕ (1793-1864)
Фотография. Начало 1860-х
В паспарту, внизу чёрными чернилами надпись А.Г.Достоевской: «Де Граве, Комендант Омской Крепости», на обороте фотографии её же рукой: «Комендант Омской Крепости, Де Граве».
8,2х5,0 в свету; 14,2х10,4
КП 35714/68
Из собрания А.Г.Достоевской, № 3336
Генерал-майор, комендант Омской крепости. В «Записках из Мёртвого дома» Достоевский охарактеризовал его как «человека благородного и рассудительного». 


ПЛАН ОМСКОГО ОСТРОГА
М.Знаменский. Середина ХIХ
Бумага, акварель. Копия (Оригинал в РГАЛИ)
35,6х24,0
КУ 7665

«Острог наш стоял на краю крепости, у самого крепостного вала. Случалось, посмотришь сквозь щели забора на свет Божий: не увидишь ли хоть что-нибудь? – и только и увидишь, что краешек неба да высокий земляной вал, поросший бурьяном, а взад и вперед по валу, день и ночь, расхаживают часовые[...] Представьте себе большой двор, шагов в двести длины и шагов в полтораста ширины, весь обнесённый кругом, в виде неправильного шестиугольника, высоким тыном, то есть забором из высоких столбов (паль), врытых стойком глубоко в землю, крепко прислонённых друг к другу рёбрами, скреплённых поперечными планками и сверху заострённых: вот наружная ограда острога.[...]

Как входите в ограду – видите внутри её несколько зданий. По обеим сторонам широкого внутреннего двора тянутся два длинных одноэтажных сруба. Это казармы. Здесь живут арестанты, размещённые по разрядам. Потом, в глубине ограды, ещё такой же сруб: это кухня, разделённая на две артели; далее ещё строение, где под одной крышей помещаются погреба, амбары, сараи. Средина двора пустая и составляет ровную, довольно большую площадку. Здесь строятся арестанты, происходит поверка и перекличка утром, в полдень и вечером, иногда же и ещё по нескольку раз в день, – судя по мнительности караульных и их уменью скоро считать».

Ф.М.Достоевский. Записки из Мёртвого дома


ОМСК. КОРДЕГАРДИЯ
Цветная фототипия. Почтовая карточка. Конец ХIХ
На изображении вверху слева: «Кордегардия, о которой писал Достоевский в Мёртвом доме»; на обороте: «Всемирный почтовый союз. Россия. Открытка почтовая. Изд. А. Шевелина».
8,6х13,6
КП 35715/47
Из собрания А.Г. Достоевской
Кордегардия - караульное помещение.


ОМСК. МОСТ ЧЕРЕЗ ИРТЫШ
Любительская фотография. Конец ХIХ
На обороте коричневыми чернилами владельческая надпись: «Мост в Омске через реку Иртыш, который выгоняли мести Достоевского».
7,8х9,3
КУ 3964


СТЕПАН ДМИТРИЕВИЧ ЧЕРНЕНКО (1824 -1900)
Фотография Н.Дурново. Харьков. Конец ХIХ
На визитном бланке, внизу: «Фот. Н.Дурново в Харькове». Визитный бланк приклеен у паспарту с цветочным орнаментом, внизу чёрными чернилами надпись: «Дмитрий Степанович Черненко»; ниже: «Д.С.Черненко, инж[енер]-архитектор, род. В 1824 (+1900), с 1846 г. прослужил около 30 лет в Сибири городским архитектором в Тобольской комиссии, был близок к высшей администрации по родственным связям, был лично близким с Достоевским. И как прекрасный человек помогал ему и выхлопотал перевод его в другую, лучшую, камеру под предлогом перестройки прежней. Профессор Н.Ф.Сумцов».
9,0х5,4; 10,5х6,5; 25,0х18,8
КП 35714/390
Из собрания А.Г.Достоевской, № 3291


ЭДУАРД ИВАНОВИЧ ТОТЛЕБЕН (1818 - 1884)
Фотография. 1870-е
На сером паспарту, внизу чёрными чернилами надпись А.Г.Достоевской: «Граф Эдуард Иванович Тотлебен».
8,7х5,2; 18,2х13,3
КП 35714/311
Из собрания А.Г.Достоевской, № 3387
Генерал-адъютант, граф. Познакомился с Достоевским в 1840-х. В 1856 Достоевский обращался к нему с просьбами о ходатайстве по поводу производства в офицерский чин и о разрешении печататься, в 1859 – о переезде из Твери в Петербург.


ГУСТАВ ХРИСТИАНОВИЧ ГАСФОРТ (1794 - 1874)
Фотография А.Деньера. Петербург. 1860-е
На тонком паспарту, внизу: «Г.Х.Гасфорт, Генер[ал] от Инфант[ерии], Член Госуд[арственного] Совета».
8,5х5,1; 23,5х17,5
КП 35714/275
Из собрания А.Г.Достоевской, № 3329
Генерал-губернатор Западной Сибири в 1851-1860. 


Витрина с материалами к ссылке Достоевского


Достоевский в офицерском мундире. Фотография Н.Лейбина. 1857
ДОСТОЕВСКИЙ В МУНДИРЕ ОФИЦЕРА СИБИРСКОГО
7-го линейного батальона
Фотография Н.Лейбина. Семипалатинск. 1857. Фотокопия ХIХ
Из собрания А.Г.Достоевской, № 3291
13,2х9,5 овал
КП 35714/387

«Наружность его я живо помню; он носил тогда [в 1859] одни усы и, несмотря на его огромный лоб и прекрасные глаза, имел вид совершенно солдатский, то есть простонародные черты лица. Помню также, как я в первый раз увидел, почти мельком, его первую жену, Марью Дмитриевну; она произвела на меня очень приятное впечатление бледностию и нежными чертами своего лица, хотя эти черты были неправильны и мелки». (Н.Н.Страхов. Воспоминания о Фёдоре Михайловиче Достоевском)

 
ЧОКАН ЧИНГИСОВИЧ ВАЛИХАНОВ (1835-1865)
Фотография. Начало 1860-х
В паспарту, внизу надпись А.Г.Достоевской: «Валиханов».
8,2х5,0 в свету; 14,2х10,4
КП 40067
Из собрания А.Г.Достоевской, № 3326
Казахский просветитель-демократ, путешественник, историк, этнограф и фольклорист, друг Достоевского. Познакомились в Омске в 1854. Валиханов был адъютантом генерал-губернатора Западной Сибири Г.Х.Гасфорта. В 1860-1861 жил в Петербурге, служил в Главном штабе, где работал над подготовкой карты Азии; часто встречался с Достоевским.

 
ДОСТОЕВСКИЙ И Ч. ВАЛИХАНОВ
Фотокопия. С фотографии Н.Лейбина. Семипалатинск. 1857
12,4х9,8
КУ 11043

 
МАРИЯ ДМИТРИЕВНА ДОСТОЕВСКАЯ, УРОЖД. КОНСТАНТ,
В ПЕРВОМ БРАКЕ ИСАЕВА (1828-1864)
Фотокопия. Конец XIX. С фотографии 1850-х
На визитном паспарту, наклеенном на серое паспарту, внизу коричневыми чернилами надпись А.Г.Достоевской: «Марья Дмитриевна Достоевская, первая супруга Ф.М.Достоевского, по первому браку Исаева».
8,7х5,9; 10,2х6,2; 18,2х13,2
КП 35714/108
Из собрания А.Г.Достоевской, № 3306
Первая жена писателя. Достоевский познакомился с ней в Семипалатинске и страстно в неё влюбился. После мучительных перипетий, отразившихся в романе «Униженные и оскорблённые», писателю удалось добиться её руки. В 1857 они обвенчались в Кузнецке. В петербургском климате усилилась давняя болезнь Марии Дмитриевны – туберкулёз, и она вынуждена была по советам врачей переехать из столицы в Тверь, затем в Москву и во Владимир. Достоевский жил эти годы в Петербурге, последние полгода провёл подле больной жены. Болезнь обострила её природную подозрительность, вспыльчивость, мнительность, и прежнее страстное чувство Достоевского к жене сменилось состраданием. В последующие годы Достоевский заботился о своём пасынке П.А.Исаеве, сохранял благодарную память о первой жене. Её черты и коллизии семипалатинской истории отразились в романах «Преступление и наказание» (образ Катерины Ивановны), «Идиот» и «Братья Карамазовы», в рассказе «Вечный муж».

«[...] Приехав в 54 году из Омска в Семипалатинск, я познакомился с одним здешним чиновником Исаевым и его женой[...]. Жена его, Мария Дмитриевна Исаева женщина ещё молодая, и они приняли меня у себя как родного. Наконец, после долгих хлопот он получил место в городе Кузнецке, в Томской губернии, от Семипалатинска 700 верст. Я простился с ними и расставаться – мне было тяжелее, чем с жизнью. Это было в мае 55 года. Я не преувеличиваю. Приехав в Кузнецк, он, Исаев, вдруг заболел и умер, оставив жену и сына без копейки денег, одну на чужой стороне, без помощи, в положении ужасном.[...] Я давно уже люблю эту женщину, до безумия, больше жизни моей. Если б ты знала её, этого ангела, то не удивилась бы. В ней столько превосходных качеств. Умна, мила, образованна, как редко бывают образованны женщины, с характером кротким, понимающая свои обязанности, религиозная. Я видел её в несчастье, когда муж был без места. Не хочу описывать их бывшую нужду. Но если бы ты видела, с каким самоотвержением, с какой твёрдостию она переносила несчастье, которое вполне можно назвать несчастьем.[...] Теперь, когда она свободна (по смерти мужа прошло 11/2 года) и когда я был произведён в офицеры, первым делом моим было предложить ей выйти за меня замуж. Она знает меня, любит меня и уважает. С тех пор как мы расстались, мы переписывались каждую почту. Она согласилась и отвечала мне да[...] свадьба наша будет уже сделана до 15 февраля, т.е. до масленицы».

Ф.М.Достоевский – В.М.Карепиной, сестре. 22 декабря 1856. Семипалатинск

«Марии Дмитриевне было лет за тридцать; довольно красивая блондинка среднего роста, очень худощавая, натура страстная и экзальтированная. Уже тогда [в 1857] зловещий румянец играл на бледном её лице, и несколько лет спустя чахотка унесла её в могилу. Она была начитанна, довольно образованна, любознательна и необыкновенно жива и впечатлительна.

В Фёдоре Михайловиче она приняла горячее участие, приласкала его, не думаю, чтобы глубоко оценила его, скорее пожалела несчастного, забитого судьбою человека. Возможно, что даже привязалась к нему, но влюблена в него ничуть не была. Она знала, что у него падучая болезнь, что у него нужда в средствах крайняя, да и человек он “без будущности”, – говорила она. Фёдор же Михайлович чувство жалости и сострадания принял за взаимную любовь и влюбился в неё со всем пылом молодости». (А.Е.Врангель. Воспоминания о Ф.М.Достоевском в Сибири. 1854-56 гг.)

«Она [М.Д.Достоевская] любила меня беспредельно, я любил её тоже без меры, но мы не жили с ней счастливо[...] Несмотря на то, что мы были с ней положительно несчастны вместе (по её странному, мнительному и болезненно фантастическому характеру), мы не могли перестать любить друг друга; даже чем несчастнее были, тем более привязывались друг к другу».

Ф.М.Достоевский – А.Е.Врангелю. 31 марта 1865. Петербург

«Самые отношения их были основаны на том, что оба мучили и жалели друг друга. Просветы нежности и сострадания связывали их больше, чем страсть. Странное чувство – смешение боли, милосердия (особенно с его стороны), воспоминаний о прошлом, сожаления о несбывшемся – притягивало их друг к другу. [...]

Разгадку этой странной связи надо отчасти искать в детских впечатлениях Достоевского: в те годы, когда мать его угасала от чахотки, образовалась в нём бессознательная ассоциация любви и недуга, нежности и страдания, влечения и телесного ущерба. Слияние – по сходству – двух образов, жены и матери, в один, больной и страдающей женщины, являлось одновременно и источником физической преграды по отношению к Марье Дмитриевне, и причиной крепкой сердечной любви.[...]

В некоторых отношениях были они похожи друг на друга: в обоих легко вспыхивал какой-то огонь исступления, оба не вмещались в обычные рамки спокойствия и привычки, у обоих всё было через край, не знало меры. Но то, что было пламенем гения в Достоевском, у Марьи Дмитриевны полыхало больными огоньками тяжёлого недуга».

( М.Слоним. Три любви Достоевского)

«16 апреля [1864]. Маша лежит на столе. Увижусь ли с Машей? Возлюбить человека, как самого себя, по заповеди Христовой невозможно. Закон личности на земле связывает. Я препятствует. Один Христос мог, но Христос был вековечный от века идеал, к которому стремится и по закону природы должен стремиться человек».

Ф.М.Достоевский. Записная книжка. 1863-1864 


ПАВЕЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ ИСАЕВ (1848-1900)
Фотография. 1870-е
Наклеена на серое паспарту, внизу коричневыми чернилами надпись А.Г.Достоевской: «Павел Александрович Исаев, пасынок Ф.М.Достоевского».
9,1х5,7; 17,9х12,9
КП 35714/19
Из собрания А.Г.Достоевской, № 4115
Пасынок Достоевского. В 1857-1859 учился в Омске в Сибирском кадетском корпусе; после отъезда М.Д.Достоевской в Москву оставался жить с Достоевским в Петербурге; во время поездок писателя в Москву или за границу жил в семье М.М.Достоевского. Учился в гимназии, но был исключён за какой-то проступок. Достоевский нанимал для него педагогов, подыскивал через своих друзей и родственников различные места службы. Обладая неуживчивым характером и недостаточными знаниями и опытом, Исаев менял места работы, в конце концов стал банковским служащим. Почти до последних дней жизни Достоевский помогал ему материально. Прототип Александра Лобова в «Вечном муже». 


КУЗНЕЦК
Бернхарн и Марсениус. 1770 (по рисунку 1733-1742)
Гравюра
Внизу слева: «Вид города Кузнецка»; справа: «Vue de la ville de Kousnezk».
16,9х32,2; 29,8х45,3
КП 19827

 
КУЗНЕЦК. БАЗАРНАЯ ПЛОЩАДЬ И ОДИГИТРИЕВСКАЯ ЦЕРКОВЬ
Фотография. Начало ХХ
12,3х17,1
КУ 3900/455
В этой церкви Достоевский венчался с М.Д.Исаевой в 1857.

 
КУЗНЕЦК. ПОЛИЦЕЙСКАЯ УЛИЦА, НЫНЕ УЛИЦА ДОСТОЕВСКОГО
Фотография. Начало ХХ
11,8х17,0
КУ 3900/456


КУЗНЕЦК. ДОМ ПОРТНОГО ДМИТРИЕВА
Фотография. [1920-е]
23,5х29,5
Ф 10438
В 1855-57 здесь снимала квартиру М.Д.Исаева. 18 мая 1990 в этом доме был открыт филиал новокузнецкого Краеведческого музея – Литературно-мемориальный музей Ф.М.Достоевского (с 1 марта 1991 – статус самостоятельного музея).

 
СЕМИПАЛАТИНСК. ДОМ ЛЯПУХИНЫХ НА КРЕПОСТНОЙ УЛИЦЕ
Фотография. Начало ХХ
10,7х15,3
КУ 3900/451
В этом доме Достоевские снимали квартиру после свадьбы в 1857-59. 7 мая 1971 здесь был открыт Музей Достоевского.

«[...]домик [...] состоял из четырёх комнат: маленькая комната была столовой, рядом спальня, налево из первой комнаты гостиная – большая угловая комната, а из гостиной налево дверь в кабинет. Меблированы комнаты были просто, но очень удобно». (З.А.Сытина. Из воспоминаний о Достоевском)

 
СВЯЗКА УРАЛЬСКИХ КАМНЕЙ
КП 35716/553
От Е.М.Достоевской, племянницы писателя. 1932
Часть связки, подаренной Достоевским племяннице Екатерине Михайловне по возвращении из Сибири.

«В Екатеринбурге мы простояли сутки, и нас соблазнили: накупили мы разных изделий рублей на 40 – чёток из 38 разных горных пород, запонок, пуговиц и проч. Купили для подарков[…]»

Ф.М.Достоевский – А.И.Гейбовичу. 23 октября 1859. Тверь

 
КОНВЕРТ И ПИСЬМО ТВЕРСКОГО ГУБЕРНАТОРА гр. П.БАРАНОВА
К Ф.М.ДОСТОЕВСКОМУ О РАЗРЕШЕНИИ ЖИТЕЛЬСТВА
В САНКТ- ПЕТЕРБУРГЕ. 1859, 25 ноября
Автограф
Ф. 81. оп. 2, д. 22
Из собрания А.Г.Достоевской, № 189


ВРАНГЕЛЬ А.Е. ВОСПОМИНАНИЯ О Ф.М. ДОСТОЕВСКОМ
В СИБИРИ 1854-56. СПб, 1912
Инв. № 4148
Александр Егорович Врангель, барон (1833–после 1912), юрист, путешественник, дипломат. В 1854–1855 был прокурором в Семипалатинске, отношения его с Достоевским быстро перешли в дружеские. Вернувшись в 1856 в Петербург, принимал активное участие в хлопотах по освобождению Достоевского из ссылки. В 1857–1859 принял участие в кругосветном плавании к берегам Восточного Китая, Японии и к устью Амура в качестве секретаря начальника экспедиции. По возвращении Достоевского в Петербург в его отношениях с Врангелем наступил перерыв, в 1865 возобновилась переписка и состоялась встреча в Копенгагене, где Врангель служил секретарём русского посольства. Некоторые черты характера и внешности Врангеля, а также его жизни и взаимоотношений с Достоевским нашли отражение в повести «Вечный муж», в замысле «Весенняя любовь», романе «Бесы».

«Он [Достоевский] был угрюм, с болезненно бледным лицом, покрытым веснушками. Светло-русые волосы были коротко острижены, ростом он был выше среднего. Пристально оглядывая меня своими умными, серо-синими глазами, казалось, он старался заглянуть мне в душу – что мол я за человек?»

 
«РУССКИЙ МИР», 1861, № 1
Инв. № 030366
Первая публикация II главы «Записок из Мёртвого дома» и перепечатка «Введения» и I главы, которые впервые опубликованы в «Русском мире», 1860, № 67. Глава II была задержана цензурой.

 
ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. ЗАПИСКИ ИЗ МЕРТВОГО ДОМА. СПб, 1862
С владельческой надписью И.Г.Сниткина*
Инв. № 140835
Первое издание. Впервые опубликовано полностью: «Время», 1861, № 4, 9, 10; 1862, № 1-3, 5, 12
*Иван Григорьевич Сниткин – брат А.Г.Достоевской.

«Очень Вам благодарен за присылку двух номеров “Времени”, которые я читаю с большим удовольствием. Особенно – Ваши “Записки из Мёртвого дома”. Картина бани просто дантовская – и в ваших характеристиках разных лиц (например, Петрова) много тонкой и верной психологии». (И.С.Тургенев – Ф.М.Достоевскому. 1862, 7 января)

 
ТРОИЦЕ-СЕРГИЕВА ЛАВРА
Фотография Троице-Сергиевой Лавры. 1860-е
На паспарту, внизу выпуклое тиснение: «Фотография Троице-Сергиевой Лавры».
19,1х28,8; 30,3х40,0
КП 9725/2052
Возвращаясь из ссылки в 1859, Достоевский специально сделал крюк, чтобы взглянуть на Лавру.

[…]Сергиев монастырь вознаградил нас вполне. 23 года я в нем не был. Что за архитектура, какие памятники, византийские залы, церкви! Ризница привела нас в изумление. В ризнице жемчуг (великолепнейший) меряют четвериками, изумруды в треть вершка, алмазы по полумиллиону штука. Одежды нескольких веков, работы собственноручные русских цариц и царевен, домашние одежды Ивана Грозного, монеты, старые книги, всевозможные редкости - не вышел бы оттуда.

Ф.М.Достоевский – А.И.Гейбовичу. 23 октября 1859. Тверь 



ОСНОВОПОЛАГАЮЩИЕ ИДЕИ

«Ясно и понятно до очевидности, что зло таится в человечестве глубже, чем предполагают лекаря-социалисты, что ни в каком устройстве общества не избегнете зла, что душа человеческая останется та же, что ненормальность и грех исходят из неё самой и что, наконец, законы духа человеческого столь ещё неизвестны, столь неведомы науке, столь неопределённы и столь таинственны, что нет и не может быть ещё ни лекарей, ни даже судей окончательных, а есть Тот, который говорит: “Мне отмщение и аз воздам”».

Ф.М.Достоевский. «Анна Каренина» как факт особого значения
Дневник писателя. 1877


Фрагмент экспозиции 3-го зала с Библией
БИБЛИЯ. СПб, 1751
Инв. № 87268


ЯВЛЕНИЕ ИИСУСА ХРИСТА СВ. МАРИИ МАГДАЛИНЕ
Кружкин (по оригиналу А.Иванова)
Литография
Под изображением: «Пис. Иванова. Лит. главн. управл. Путей сообщения и Публич. зданий (К.Поль, Директор). Рис. на камне Кружкин»; ниже: «Явление Спасителя Св. Марии Магдалине. С картины А.Иванова, нагодящейся в Имп-ском Эрмитаже».
36,8х79,0
КП 50923/742

 
ДОН КИХОТ
Скульптура Ж.Готье
Каслинское литье. ХХ
КП 6861 


Фигуры Дон Кихота и Мефистофеля
МЕФИСТОФЕЛЬ
Скульптура Ж.Готье
Каслинское литье. ХХ
КП 6862

«Для Достоевского безбожие неизбежно оборачивается человекобожием. [...]Свобода от Бога раскрылась как чистый демонизм; отречение от Христа – как рабство Року. Проследив пути безбожной свободы, автор подводит нас к религиозной основе своего мировоззрения: нет другой свободы, кроме свободы во Христе; неверующий во Христа подвластен Року». (К.В.Мочульский. Достоевский. Жизнь и творчество)

 
БОНАПАРТ НА АРКОЛЬСКОМ МОСТУ
Дж.Лонги (по оригиналу А.-Ж.Гро). 1798
Гравюра
Под изображением: «Peint par Le-Gros. Gravé à Milan par J.Longhi 1798. Bonaparte à la bataille d’Arcole le 27 Brumaire an V».
70,2х50,0
КП 50923/23


НАПОЛЕОН ПОД ВАТЕРЛОО
Кауффман (по оригиналу Штойфена). 1820-е
Литография
Под изображением: «Steuben pinx. Kauffmann lit. Napoleon zu Waterloo in dem Moment ure er siehet dass alles verloren ist St.Petersbourg bei Velten im hōlländischen Kirchenhang»
65,0х50,0
КП 50923/2901
Для Достоевского имя Наполеона – ёмкая формула для обозначения идеи, являющейся отправным пунктом всей его философской и нравственно-психологической проблематики. «Наполеоновская идея», подчиняющая себе героев его романов и обуславливающая их духовную драму, символизирует могущество воли, рассудка и интеллекта, безграничную свободу и вседозволенность при отсутствии веры и игнорировании морали, власть «над всем муравейником» и право сильной личности переступать через нравственные преграды. Все романы Достоевского – демонстрация неизбежного краха обольстительной и губительной идеи, приводящей одержимых ею героев к преступлению и мучительному внутреннему наказанию. 


НАПОЛЕОН НА ОСТРОВЕ СВ. ЕЛЕНЫ
Ф.Арнольд. 1830-е
Литография
На изображении внизу справа, с камня: «Napoléon».
31,0х23,3; 33,9х25,7
КП 53076/1031 


ПЕРО ДЛЯ РУЧКИ С ИЗОБРАЖЕНИЕМ НАПОЛЕОНА
Принадлежало Достоевскому
Сталь
КП 35714/112б
Из собрания А.Г.Достоевской, № 3755


КОРОБОЧКА ДЛЯ ПЕРЬЕВ
Картон
КП 35714/136
Из собрания А.Г.Достоевской, № 3755


Ф.М.ДОСТОЕВСКИЙ. ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ
Черновой автограф. Ксерокопия (Оригинал в РГАЛИ)
На рукописи неоднократно повторяется каллиграфически выведенное имя Наполеона Бонапарта.

 


ЛИТЕРАТУРНАЯ ГЕНЕАЛОГИЯ ГЕРОЯ ДОСТОЕВСКОГО

В русской литературе тема «преступления и наказания», пронизывающая творчество Достоевского, начиная с первого великого романа, проблема судьбы современного человека «наполеоновского» индивидуалистического склада в значительной степени восходит к творчеству Пушкина и Лермонтова: основная сюжетная коллизия «Пиковой дамы» (поединок Германна и старухи-графини); бунт Евгения из «Медного всадника»; страдания Бориса Годунова от последствий своего преступления; сомнения и нравственные терзания Сальери; судьба и характер Алеко («Цыганы») и Сильвио («Выстрел»), Евгения Онегина, лермонтовских Арбенина («Маскарад»), Печорина, Демона.

«Существует, конечно, глубокая, хотя доныне ещё не исследованная связь таких героев уединённой, возмутившейся личности у Достоевского, как Ставрогин, Раскольников, Подросток, даже герой “Записок из подполья”, с одной стороны, и лермонтовский, байроновский «хищный тип» – с другой. Что касается последнего: всех этих старых романтических героев личности, Печориных, Германнов, Корсаров, Чайльд-Гарольдов, – то у них, действительно, была, так же как у их общих прародителей – Наполеона и Жан-Жака Руссо, огромная слабость, отмеченная Достоевским: все они страдали и нередко погибали от мелких уколов самолюбия[...]». (Д.С.Мережковский. Л.Толстой и Достоевский)


 Иллюстрации к «Евгению Онегину» и «Маскараду»
А.С.ПУШКИН. ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН
ОНЕГИН
Иллюстрации:
П.Боклевский. 1880-е
Бумага, акварель
В паспарту, внизу карандашом рукой [сына художника]: «Собственность К.П.Боклевского».
22,0х23,3 овал; 41,6х35,5
КП 9217/340


Н.КУЗЬМИН
Бумага, тушь, перо
На подложке, внизу карандашом рукой автора: «Москвич в гарольдовом плаще».
18,5х7,5; 21,0х12,7
КП 454

 
А.С.ПУШКИН. ПИКОВАЯ ДАМА
Иллюстрации:
ГЕРМАНН У ГРОБА ГРАФИНИ
В.Чемберс. 1908
Бумага на картоне, тушь, кисть, перо
6,7х13,5; 18,0х24,2
КП 19482


1. ГЕРМАНН И ЛИЗА
2. ЯВЛЕНИЕ ГРАФИНИ
В.Шухаев. 1922
Литографии
Под изображением карандашом подпись автора: «V.Choukhaeff 1922».
18,4х12,9; 24,1х17,6. 7,8х11,9; 20,3х15,4
КП 50954/2418, 2419


1. СВИДАНИЕ ЛИЗЫ И ГЕРМАННА
2. ГЕРМАНН СХОДИТ С УМА
А.Кравченко. 1937
Ксилографии
12,7х8,2; 19,7х14,0. 12,7х7,8; 18,2х17,8
КП 11645/4/2,6


ЗАСТАВКА. СТОЛ ГЕРМАННА
А.Ванециан. 1939
Бумага, масло, смола
На подложке
24,0х15,5; 37,2х27,2
КП 4695


А.С.ПУШКИН. МЕДНЫЙ ВСАДНИК
Две иллюстрации А.Кравченко. 1937.
Ксилографии

10,5х7,7; 18,3х12,1. 12,0х7,2; 16,2х13,4
КП 11644/3/1,2

 
А.С.ПУШКИН. СКУПОЙ РЫЦАРЬ
Иллюстрация В.Милиоти. 1933
Картон, масло, лак
На изображении внизу справа белилами подпись автора: «В.Милиоти. 1933».
31,0х25,0
КП 839


А.С.ПУШКИН. МОЦАРТ И САЛЬЕРИ
САЛЬЕРИ
Иллюстрация М.Соколова. 1930-е
Бумага, акварель, гуашь, чернила, процарапывание
На изображении внизу справа чёрными чернилами подпись автора: «М.Соколов».
23,3х30,8
КП 14093


М.Ю.ЛЕРМОНТОВ. МАСКАРАД
1. АРБЕНИН
2. СЦЕНА В МАСКАРАДЕ
Иллюстрации Н.Кузьмина
Бумага, акварель, белила, тушь
28,0х19,7. 27,7х19,5
КП 32986, 32984

 
И.С.ТУРГЕНЕВ. ОТЦЫ И ДЕТИ
БАЗАРОВ
Иллюстрация П.Боклевского. 1880-е
Бумага на картоне, акварель
16,0х11,3; 45,9х35,5
КП 9217/352


ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ
РАСКОЛЬНИКОВ
Иллюстрация П.Боклевского. 1880-1881
Бристольский картон, карандаш
В нижнем левом углу карандашом рукой неустановленного лица: «Раскольников».
23,3х17,7 овал; 48,0х33,0
КП 9217/256

«[...]настоящий властелин, кому всё разрешается, громит Тулон, делает резню в Париже, забывает армию в Египте, тратит полмиллиона людей в московском походе и отделывается каламбуром в Вильне; и ему же, по смерти, ставят кумиры, – а стало быть, и всё разрешается».

«[...]что если бы, например, на моём месте случился Наполеон и не было бы у него, чтобы карьеру начать, ни Тулона, ни Египта, ни перехода через Монблан, а была бы вместо всех этих красивых и монументальных вещей просто-запросто одна какая-нибудь смешная старушонка, легистраторша, которую ещё вдобавок надо убить, чтоб из сундука у ней деньги стащить (для карьеры-то, понимаешь?), ну, так решился ли бы он на это, если бы другого выхода не было? Не покоробился ли бы оттого, что это уж слишком не монументально и... и грешно? [...]я наконец догадался (вдруг как-то), что не только его не покоробило бы, но даже и в голову бы ему не пришло, что это не монументально... и даже не понял бы он совсем: чего тут коробиться?»

«Я просто убил; для себя убил, для себя одного[...] мне надо было узнать тогда, и поскорей узнать, вошь ли я, как все, или человек? Смогу ли я переступить или не смогу! Осмелюсь ли нагнуться и взять или нет? Тварь ли я дрожащая или право имею...»

Ф.М.Достоевский. Преступление и наказание

 

«Итак, в первый раз перед нами изображён нигилист несчастный, нигилист глубоко человечески страдающий.

[...]Показать, как в душе человека борется жизнь и теория, показать эту схватку на том случае, где она доходит до высшей степени силы, и показать, что победа осталась за жизнью – такова была задача романа.

[...]Глубочайшее извращение нравственного понимания и затем возвращение души к истинно человеческим чувствам и понятиям – вот общая тема, на которую написан роман Достоевского». (Н.Н.Страхов. Ф.М.Достоевский. Преступление и наказание) 


ГРИБОЕДОВ А.С. ГОРЕ ОТ УМА. М., 1854
Инв. № 5129


ПУШКИН А.С. ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН. СПб, 1833
Инв. № 15935

«[...]Скептицизм Онегина в самом начале своём носил в себе что-то трагическое и отзывался иногда злобной иронией. В Онегине в первый раз русский человек с горечью сознает или, по крайней мере, начинает чувствовать, что на свете ему нечего делать.

[...]Это первый страдалец русской сознательной жизни.

[...]Да! Это дитя эпохи, это вся эпоха, в первый раз сознательно на себя взглянувшая. [...]Этот тип вошел, наконец, в сознание всего нашего общества и пошел перерождаться и развиваться с каждым новым поколением. В Печорине он дошел до неутолимой жёлчной злобы и до странной, в высшей степени оригинально-русской противоположности двух разнородных элементов: эгоизма до самообожания и в то же время злобного самонеуважения. И всё та же жажда истины и деятельности и всё то же вечное роковое нечего делать! От злобы и как будто на смех Печорин бросается в дикую, странную деятельность, которая приводит его к глупой, смешной, ненужной смерти.

[...]Рудин и Гамлет Щигровского уезда уже не смеются над своей деятельностью и своими убеждениями: они веруют, и эта вера спасает их. Они только смеются иногда над самими собою, они ещё не умеют уважать себя, но они уже почти не эгоисты. Они много бескорыстно выстрадали[...]

В наше время прошли уж и Рудины».

Ф.М.Достоевский. Ряд статей о русской литературе. 1861


ЛЕРМОНТОВ М.Ю. ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ. СПб, 1840
Инв. № 205792

«Были и у нас демоны, настоящие демоны; их было два, и как мы любили их, как до сих пор мы их любим и ценим! Один из них всё смеялся; он смеялся всю жизнь и над собой и над нами, и мы все смеялись за ним, до того смеялись, что наконец стали плакать от нашего смеха. Он постиг назначение поручика Пирогова; он из пропавшей у чиновника шинели сделал нам ужасную трагедию. [...]О, это был такой колоссальный демон, которого у вас никогда не бывало в Европе. [...]Другой демон – но другого мы, может быть, ещё больше любили. Сколько он написал нам превосходных стихов. [...]Он проклинал и мучился, и вправду мучился. Он мстил и прощал, он писал и хохотал – был великодушен и смешон. Он любил нашёптывать странные сказки заснувшей молодой девочке и смущал её девственную кровь, и рисовал пред ней странные видения. [...]Он рассказывал нам свою жизнь, свои любовные проделки: вообще он нас как будто мистифицировал; не то говорит серьёзно, не то смеётся над нами. Наши чиновники знали его наизусть, и вдруг все начали корчить Мефистофелей, только что выйдут, бывало, из департамента. Мы не соглашались с ним иногда, нам становилось и тяжело, и досадно, и грустно, и жаль кого-то, и злоба брала нас. [...]Но мы не смеялись. Нам тогда было вообще не до смеху. Теперь дело другое[...] Мы как-то вдруг поняли, что всё это мефистофельство, все эти демонические начала мы как-то рано на себя напустили, что нам ещё рано проклинать себя и отчаиваться[...]»

Ф.М.Достоевский. Ряд статей о русской литературе.1861

 
БЕМ А.Л. «ГОРЕ ОТ УМА» В ТВОРЧЕСТВЕ ДОСТОЕВСКОГО
[София, 1930]
Инв. № 114996

«Изучение отдельных произведений Достоевского показало, что он обнаруживает чрезвычайную отзывчивость на чужое художественное и идейное творчество. С необычайной быстротою и эмоциональною возбудимостью отзывается на идейно-художественные проблемы, учуянные им в другом художественном произведении. При этом никогда Достоевский не вскрывает источники своего художественного возбуждения и почти всегда очень сложно претворяет их сообразно своим художественным заданиям. Часто создаётся впечатление, что Достоевский бессознательно откликается на то или иное художественное произведение, задевшее его художественное воображение. Отсюда особая полемическая установка большинства произведений Достоевского. В её крайних проявлениях это пародия, щедрую дань которой, как известно, отдал Достоевский[...]

Наблюдение над творчеством Достоевского показывает, что цитаты из того или иного произведения появляются не только в применении к подвернувшемуся случаю, по простой ассоциации памяти, а почти всегда выдают известную идейную связь с цитируемым произведением. Поэтому исследователь обязан всегда с большой внимательностью отнестись к такого рода цитатам. [...]Применительно к Грибоедову, цитаты и припоминания комедии “Горе от ума” отнюдь не случайны: мы их больше всего обнаруживаем в тех произведениях, которые дают нам материал для установления идейно-художественного воздействия Грибоедова на Достоевского. А именно: в “Униженных и оскорблённых”, “Идиоте” и “Подростке”».


АЛЬТМАН М.С. ВИДЕНИЕ ГЕРМАНА (ПУШКИН И ДОСТОЕВСКИЙ) Вырезка из журнала «Slavia"». Б. г., т.VIII
С дарственной надписью: «Дорогому Дмитрию Михайловичу,* совопроснику и сопутнику по граду. М. Альтман».
Инв. № 90182
*Дмитрий Михайлович [Молдавский] – ленинградский критик и фольклорист.

«Попытка отыскать видение Германа в романе Достоевского вполне закономерна, мы его действительно там находим, только не в видении, которое Раскольников “видел”. А которое (точнее которые) он... слышал. Мы разумеем видения Свидригайлова. [...]Каждое из них содержит некоторые элементы видения Германа, а все вместе (Свидригайлов их сообщает Раскольникову зараз и подряд) они составляют слитно все элементы видения пушкинского героя.

Но если это так, то должно же быть что-то общее между Свидригайловым и Германом, если Достоевский решился приписать видения одного другому.

[...]По первоначальному замыслу Достоевского Раскольникову предстояло кончить так, как кончил Свидригайлов: самоубийством. В лице Раскольникова и Свидригайлова мы имеем раздвоение одного лица. Здесь приоткрывается нам излюбленная проблема Достоевского – “двойник”, проблема, проходящая красной нитью по всему его творчеству.

“Двойник” Раскольникова, Свидригайлов, как бы несколько разгружает главного героя «Преступления и наказания» и принимает на себя некоторые его функции, и то обстоятельство, что видения Германа имеет именно он, Свидригайлов, не только не опровергает близости Раскольникова и Германа, но ещё раз, и с новой стороны, это подтверждает и подкрепляет». 


ДОСТОЕВСКИЙ И ПУШКИН. СБОРНИК. СПБ, «Парфенон», 1921
С дарственной надписью: «Многоуважаемому Владимиру Васильевичу Тарновскому от преданного издателя. Я.Б.Цвиллинг».
Инв. № 140908 


КОМАРОВИЧ В.Л. ДОСТОЕВСКИЙ И «ЕГИПЕТСКИЕ НОЧИ»
ПУШКИНА. Пг., 1916
С дарственной надписью: «Глубокоуважаемой Анне Григорьевне Достоевской В.Комарович. 19/25.Х.17 г.»
Инв. № 2850

«Пушкин для Достоевского никогда не был только великим художником: он прежде всего – “явление пророческое”, в нём предрешение тех вопросов, которыми жил и страдал сам Достоевский. [...]Достоевский всегда как бы ждал от него совета и подтверждения своих мыслей; поэтому часто, создавая тот или иной образ, он проверяет себя на Пушкине. [...]Полнее всего это стремление Достоевского оправдать себя и как художника, и как мыслителя Пушкиным сказалось, конечно, в Московской речи, в истолковании образов Татьяны, Алеко, Онегина[...]

Одна, доныне неизвестная статья Достоевского из журнала “Время” особенно наглядно иллюстрирует невольное его стремление согласовывать своё творчество с творчеством Пушкина. Статья эта называется “Ответ «Русскому вестнику”; напечатана она в конце майской книги журнала “Время” за 1861 год, и посвящена полемике с журналом Каткова. Между прочим, статья горячо защищает “Египетские ночи” Пушкина от нападок “Русского вестника”, отказывавшегося видеть в этом произведении что-либо большее, чем только “фрагмент, намёк, мотив, несколько чудных аккордов, в которых что-то чувствуется, но ничто ещё не раскрывается” [...]

“Египетские ночи” всегда были одним из любимейших произведений Достоевского: ещё в Семипалатинске, в 1854 году, он, по словам А.Е.Врангеля, “любил декламировать, особенно Пушкина; любимые его стихи были "Пир Клеопатры" из "Египетских ночей"” [...]

1861 год – один из счастливых и знаменательных годов в жизни Фёдора Михайловича; это – исключительный год по напряженности его внутренней работы, – он завершает старое романом “Униженные и оскорблённые” и уже предчувствует новые творческие пути, новые возможности: создается князь Валковский, новый образ, не имеющий себе прототипов в прежнем творчестве Достоевского. И вот, уже предчувствуя в князе Валковском и Свидригайлова, и Ставрогина, Достоевский обращается к Пушкину, к “Египетским ночам” и ищет тут как бы проверки, как бы оправдания своих новых художественных замыслов». 


ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. ЗАПИСКИ ИЗ ПОДПОЛЬЯ. СПб,
тип. Ф.Стелловского, 1866
Инв. № 140837
Впервые опубликовано: «Эпоха», 1864, № 1-2, 4

«Я горжусь, что впервые вывел настоящего человека русского большинства и впервые разоблачил его уродливую и трагическую сторону[...] Только я один вывел трагизм подполья, состоящий в страдании, в самоказни, в сознании лучшего и в невозможности достичь его и, главное, в ярком убеждении этих несчастных, что и все таковы, а стало быть, не стоит и исправляться! [...]Подполье, подполье, поэт подполья, фельетонисты повторяли это как нечто унизительное для меня. Дурачки, это моя слава, ибо тут правда».

Ф.М.Достоевский. Из рукописей к «Подростку». 1875. 22 марта

«Исповедь подпольного человека – философское введение в цикл больших романов. Прежде чем творчество Достоевского откроется перед нами как великая пятиактная трагедия[...] “Записки из подполья” вводят нас в философию трагедии». (К.В.Мочульский. Достоевский. Жизнь и творчество) 


ОТВЕРЖЕННЫЙ Н. [БУЛЫЧЕВ Н.В.] ШТИРНЕР* И ДОСТОЕВСКИЙ
М., «Голос труда», 1925
С дарственной надписью: «Глубокоуважаемому Леониду Петровичу Гроссману на память изуродованный осколок творческого замысла от автора».
Из библиотеки Л.П.Гроссмана
Инв. № 185196
*Макс Штирнер (псевдоним, настоящее имя и фамилия Каспар Шмидт, 1806-1856) – немецкий философ-младогегельянец, теоретик анархизма. Книга Штирнера «Единственный и его собственность» (1844), запрещённая к распространению в России в 1846, имелась в библиотеке Петрашевского наряду с сочинениями Прудона, Фурье, Консидерана. Отрицая всякие нормы поведения, Штирнер утверждал, что первоисточники права и морали – сила и могущество отдельной личности.

«Макс Штирнер [...]довёл до крайнейшей безумной последовательности мысль об абсолютных правах человеческого “я”». (Ап.Григорьев).

«Проблематика человеческого своеволия, крайнего эгоизма, отрицания преступления и общественных принуждений, критика, данная общественному началу жизни – всё это, соединённое в одну стройную философскую концепцию, разрешилось ещё задолго до Достоевского и Штирнера.

И надо признать яркость Достоевского в плеяде величайших индивидуалистов не в том, что он ставил новые проблемы, широко раздвигал возможности различных разрешений и ответов, его сила заключалась скорее в чрезвычайном углублении самой проблематики, в освещении старых, заимствованных вопросов новыми огнями своей творческой устремлённости.

Творческая встреча Достоевского со Штирнером была встречей двух динамических стихий, различных подчас во внешней формулировке, но единых в своей сущности. Трудно найти во всей истории человечества ещё хотя бы одну аналогичную встречу столь близких, созвучных и родственных психологических стихий, чем Штирнер и Достоевский». 


НИЦШЕ Ф. СОЧИНЕНИЯ. Т.1-6. Лейпциг, 1905 – 1910
Инв. № 34891

«Достоевский совсем не знал Ницше, даже по имени, хотя лишь полгода спустя после окончания “Братьев Карамазовых” и смерти Достоевского, задуман был, отчасти и набросан первый очерк “Заратустры”: таким образом, два величайшие последние произведения Достоевского и Ницше почти совпадают по времени. [...]Нет сомнения в том, что никогда не списывал Ницше с Достоевского, не повторял слов его; и вот, однако, существуют у них некоторые совпадения, повторения, почти дословные; это не только одни и те же мысли, самые внутренние, тайные, такие, в которых думающий едва смеет признаться себе самому, но и почти одни и те же голоса. Как будто подслушали они друг друга или нарочно сговорились и потом нечаянно один выдает другого. Чудес не бывает, но ведь вот не чудо ли это, не живое ли чудо Истории? не дух ли времени здесь говорит об одном и том же, на разных концах мира?» (Д.С.Мережковский. Л.Толстой и Достоевский) 


СМИРНОВ А.В. ДОСТОЕВСКИЙ И НИЦШЕ. Публичная лекция. Казань, 1903
Инв. № 104823

 

Центральный фрагмент 3-го зала с «великим пятикнижием»
ПЯТЬ ВЕЛИКИХ РОМАНОВ

«Историю своего духа писатель рассказывает не в философских терминах, а в художественных символах своих больших романов. Все они – акты единой духовной трагедии, откровение “глубокого таинства его души”». (К.В.Мочульский. Достоевский. Жизнь и творчество)

 


ФРАГМЕНТ РАБОЧЕГО КАБИНЕТА ДОСТОЕВСКОГО 


Письменный стол Достоевского
ПИСЬМЕННЫЙ СТОЛ ДОСТОЕВСКОГО ИЗ ПРЕДПОСЛЕДНЕЙ КВАРТИРЫ В ПЕТЕРБУРГЕ
Ореховое дерево
КП 35716/109
Из собрания А.Г.Достоевской, № 3745

«За этим столом были написаны Ф.М.Достоевским “Дневник Писателя” 1876-77 гг. и часть романа “Братья Карамазовы”. (Библиографический указатель)

«На его письменном столе[…] царил величайший порядок. Газеты, коробка с папиросами, письма, полученные им, книги, которыми он пользовался для справок, всё должно было находиться на своём месте. Малейший беспорядок раздражал отца. Зная, какое значение придаёт он этому педантично соблюдаемому порядку, моя мать каждое утро самолично проверяла письменный стол мужа. Потом она устраивалась рядом с ним и приготавливала на маленьком столике свою тетрадь и карандаши. Окончив завтрак, отец возвращался в свою комнату и сразу же начинал диктовать главу, сочинённую им ночью. Мать стенографировала её и потом переписывала. Достоевский исправлял написанное, часто добавляя некоторые детали. Мать переписывала ещё раз и отсылала рукопись в типографию[…]» (Л.Ф.Достоевская. Достоевский в изображении своей дочери) 


КРЕСЛО
Ореховое дерево, с резьбой на спинке
КП 35716/442
Из собрания А.Г.Достоевской, № 4110
Точная копия кресла из последней квартиры Достоевского; выполнена по заказу А.Г.Достоевской. 


На столе:


А.Г.Достоевская. Фотография Н.Лоренковича. 1878
А.Г.ДОСТОЕВСКАЯ
Фотография Н.Лоренковича. Старая Русса. 1878
На фирменном кабинетном бланке, внизу: «С.Петербург. Б.Морская 26» и монограмма: «Н.Л.»; на обороте: «Ст.Петербургская фотография. Н.Лоренкович. С.Петербург. Б.Морская № 26. Старая Русса в парке Минеральных вод».
11,5х8,1 овал; 17,1х11,0
КП 34890
Дар М.В.Савостьяновой. 1957

«[…]У неё овальное лицо, глаза проницательные, глубокие, лоб открытый, слегка выступающий, энергический подбородок, признак властного характера, нос с изящной японской горбинкой. У неё красивые зубы, но с синевой, пепельный цвет волос и от неустанного труда мозолистые огрубелые руки, цвет лица нехороший, бледный – той бледностью, какую видишь у человека, глубоко потрясённого волнением. Она из тех пламенных натур, у кого трепещущее сердце, не знающее ровного спокойного биения[…]

[…]В Анне Григорьевне было много трагического, это чувствовалось даже в минуты самой обыденной, будничной жизни. Много было в ней также и истерического». (Из воспоминаний М.Н.Стоюниной об А.Г.Достоевской) 


ДОСТОЕВСКИЙ
Фотография Н.Лоренковича. Старая Русса. 1878. Поздний отпечаток
На рекламном кабинетном бланке, внизу: «С.Петербург. Б.Морская 26» и монограмма фотографа: «Н.Л.»; на обороте: «Ст.Петербургская фотография. Н.Лоренкович. С.Петербург. Большая Морская № 26». На обороте задника черными чернилами надпись А.Г.Достоевской: «Оригинал – фотография Лоренковича в Старой Руссе и С.П.Б. 1878 год».
11,3х8,8 овал; 13,6х10,0; 16,6х10,4
КП 35714/6
Из собрания А.Г.Достоевской, № 3118

«С первого взгляда Достоевский показался мне довольно старым. Но лишь только заговорил, сейчас же стал моложе[…] Он был среднего роста и держался очень прямо. Светло-каштановые, слегка даже рыжеватые волосы были сильно напомажены и тщательно приглажены. Но что меня поразило, так это его глаза: один – карий, в другом зрачок расширен во весь глаз и радужины не заметно. Эта двойственность глаз придавала взгляду Достоевского какое-то загадочное выражение. Лицо Достоевского, бледное и болезненное, показалось мне чрезвычайно знакомым, вероятно потому, что я раньше видела его портреты. Одет он был в суконный жакет синего цвета, довольно подержанный, но в белоснежном белье (воротничке и манжетах)». (А.Г.Достоевская. Воспоминания) 


ЧЕРНИЛЬНЫЙ ПРИБОР
Шпиатр
КП 35714/110
Из собрания А.Г.Достоевской, № 3746-48
Стоял на столе Достоевского до его смерти, изображён на фотографии кабинета в последней квартире в Петербурге (см. 5 зал). 


КОРОБКА С ПАПИРОСНЫМИ ГИЛЬЗАМИ, УПОТРЕБЛЯВШИМИСЯ ДОСТОЕВСКИМ
Картон, папиросная бумага
КП 35715/41
Из собрания А.Г.Достоевской


КОРОБКА ИЗ-ПОД ТАБАКА
Картон
КП 35715/40
Из собрания А.Г.Достоевской


КОРРЕКТУРА ПОСЛЕДНЕЙ СТРАНИЦЫ РОМАНА «БРАТЬЯ КАРАМАЗОВЫ» С ПРАВКОЙ ДОСТОЕВСКОГО
Ф. 81, оп. 2, д. 69
Из собрания А.Г.Достоевской, № 3996
Вклеена А.Г.Достоевской в тетрадь под названием «Смесь», содержащую материалы различного характера, связанные с жизнью и творчеством Достоевского.


ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. ДНЕВНИК ПИСАТЕЛЯ за 1876, июль и август.
СПб.: тип. кн. В.В.Оболенского, 1876
Инв. № 201048


ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. ДНЕВНИК ПИСАТЕЛЯ за 1877, сентябрь .
СПб.: тип. кн. В.В.Оболенского, 1877
Инв. № 144707
Из собрания А.Г.Достоевской, № 264


ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. ПОДРОСТОК. Ч. 1.
Изд. П.Е.Кехрибарджи.

СПб: тип. А.Траншеля, 1876
Инв. № 142156


ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. БРАТЬЯ КАРАМАЗОВЫ. Т. 1-2. СПб.: тип. бр. Пантелеевых, 1881
Т. 1 с дарственной надписью: «Дорогому и глубокоуважаемому брату Андрею Михайловичу на память от автора». Оба тома с владельческой надписью А.М.Достоевского
Инв. №№ 142928, 142929
От Комиссаровой, жены С.Н.Дурылина. 1956


ГАЛЕРЕЯ ГЕРОЕВ ДОСТОЕВСКОГО В ИЛЛЮСТРАЦИЯХ А.КОРСАКОВОЙ:
1. ИДИОТ. ТОЦКИЙ. 1960
Бумага, уголь
48,9х37,9
КП 38113


2. БЕСЫ. СТАВРОГИН. 1960
Бумага, уголь
48,7х37,1
КП 38111

«Лицо было бледное и суровое, но совсем как бы застывшее, недвижимое; брови немного сдвинуты и нахмурены; решительно он походил на бездушную восковую фигуру».

Ф.М.Достоевский. Бесы


3. БЕСЫ. ШАТОВ. 1960
Бумага, уголь
Внизу справа карандашом подпись автора: «А.Корсакова 1960 г.»
49,7х36,8
КП 38109


4. БЕСЫ. КИРИЛЛОВ. 1960
Бумага, угол
48,5х37,0
КП 38110


5. ПОДРОСТОК. ВЕРСИЛОВ. 1970-е
Бумага, уголь
Внизу слева карандашом подпись автора: «10»; справа: «А.Корсакова»; на обороте: «Подросток. Версилов. 70 гг.»
43,1х31,1
КП 55580/1


6. БРАТЬЯ КАРАМАЗОВЫ. ИНКВИЗИТОР. 1950-1960-е
Бумага, уголь
Внизу справа карандашом подпись автора: «Инквизитор»; на обороте: «Бр. Карамазовы. Конец 50 – нач. 60 гг.»
49,0х36,7
КП 55576/4

«Один страдающий неверием атеист в одну из мучительных минут своих сочиняет дикую, фантастическую поэму, в которой выводит Христа в разговоре с одним из католических первосвященников – Великим инквизитором. Страдание сочинителя поэмы происходит именно оттого, что он в изображении своего первосвященника с мировоззрением католическим, столь удалившимся от древнего апостольского православия, видит воистину настоящего служителя Христова. Между тем его Великий инквизитор есть, в сущности, сам атеист. Смысл тот, что если исказишь Христову веру, соединив её с целями мира сего, то разом утратится и весь смысл христианства, ум несомненно должен впасть в безверие, вместо великого Христова идеала созиждется лишь новая Вавилонская башня. Высокий взгляд христианства на человечество понижается до взгляда как бы на звериное стадо, и под видом социальной любви к человечеству является уже не замаскированное презрение к нему. Изложено в виде разговора двух братьев. Один брат, атеист, рассказывает сюжет своей поэмы другому».

Ф.М.Достоевский. [Вступительное слово,
сказанное на литературном утре в пользу студентов С.-Петербургского университета
30 декабря 1879 перед чтением главы «Великий инквизитор»]


«И хуже всего то, что порой за маской Великого Инквизитора скрывается лицо самого Достоевского, и маска эта вдруг становится лицом, лицо – маской. […]Достоевский недостаточно отделяет себя от Великого Инквизитора: иногда рядом с ним, даже против него, а иногда в нём; но ни в том, ни в другом случае не знает он хорошенько, или не хочет знать, где он, собственно, как будто не только от других, но и от себя самого прячется под этою маскою, – и, в конце концов, изнеможённые всею этою путаницею, этим полусознательным блужданием и даже прямо блудом религиозной мысли, мы начинаем подозревать, что Великий Инквизитор есть “двойник” Достоевского, тот самый двойник, “пополам” с которым он и расколол образ единого православного Христа. Творец “Братьев Карамазовых” становится “сфинксом”, который уже не только своему Эдипу-читателю, но и себе самому загадывает страшную загадку». (Д.С.Мережковский. Л.Толстой и Достоевский)


ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ

 
ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ. СПб.: издание А.Базунова, Э.Праца и Я.Вейденштрауха, тип. П.Безобразова и К°, 1867
Инв. № 223745
Первое издание. Впервые опубликовано: «Русский вестник», 1866.


ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ
Иллюстрации П.Боклевского. 1880-1881
Бристольский картон, карандаш
Над изображением карандашом: «Типы из Достоевского. “Преступление и наказание”». В нижнем левом углу каждого листа чернильный штамп: «Павел Петрович Боклевский».
23,4х17,7 овал; 48,0х33,0
КП 9217/248, 254, 251, 258
1. СТАРУХА-ПРОЦЕНТЩИЦА
На изображении слева карандашом подпись автора: «П.Боклевский»; над изображением: «I»; под изображением: «Алёна Ивановна, процентщица».
2. РАСКОЛЬНИКОВ
На изображении слева карандашом подпись автора: «П.Боклевский»; над изображением: «Типы из Достоевского. “Преступление и наказание”», ниже: «II»; под изображением: «Раскольников Родион, убийца процентщицы».
3. СОНЯ МАРМЕЛАДОВА
На изображении слева карандашом подпись автора: «П.Боклевский»; над изображением: «IХ»; под изображением: «Софья Семёновна, проститутка, дочь Мармеладова».
4. СВИДРИГАЙЛОВ
На изображении слева карандашом инициалы автора: «П.Б.»; над изображением: «VII»; под изображением: «Аркадий Иваныч Свидригайлов, жуир».


ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ
РАСКОЛЬНИКОВ В КВАРТИРЕ ПРОЦЕНТЩИЦЫ ПОСЛЕ УБИЙСТВА
Иллюстрация П.Соколова. 1880-е
Бумага на картоне, акварель
На изображении внизу справа акварелью подпись автора: «Петр Соколов».
37,6х29,9
КП 50688


ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ
РАСКОЛЬНИКОВ
Иллюстрация Ф.Константинова. 1958
Ксилография
Под изображением справа карандашом подпись автора: «Ф.Константинов. 1958».
13,5х10,4; 22,2х15.5
КП 38453


НАПОЛЕОН III. ИСТОРИЯ ЮЛИЯ ЦЕЗАРЯ. СПб, 1865
Инв. № 180723
Теоретические основы идеи о роли и правах «необыкновенных личностей», таких как Цезарь, Карл Великий, Наполеон, изложенные Наполеоном III в Предисловии к своей книге, использованы Достоевским в романе «Преступление и наказание» при создании «теории» Раскольникова.


«СОВРЕМЕННИК», 1865, кн. 1-2
Открыто на статье: W [Ватсон Э.К.] «Что такое великие люди в истории?»
Инв. № 02096
Возражения автора статьи на книгу Наполеона III звучат в рассуждениях следователя Порфирия Петровича в «Преступлении и наказании»: «...чем же бы отличить этих необыкновенных-то от обыкновенных? При рождении, что ль, знаки такие есть?»

 


ИДИОТ

 
ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. ИДИОТ. Т. 2. СПб.: тип. К.Замысловского, 1874
Первое издание. Впервые опубликовано: «Русский вестник», 1868.
Инв. № 140841

«Главная мысль романа – изобразить положительно прекрасного человека. Труднее этого нет ничего на свете, а особенно теперь. Все писатели, не только наши, но даже все европейские, кто только ни брался за изображение положительно прекрасного, – всегда пасовал. Потому что это задача безмерная […]На свете есть одно только положительно прекрасное лицо – Христос, так что явление этого безмерно, бесконечно прекрасного лица уж конечно есть бесконечное чудо. (Всё Евангелие Иоанна в этом смысле; он всё чудо находит в одном воплощении, в одном появлении прекрасного). Но я слишком далеко зашёл. Упомяну только, что из прекрасных лиц в литературе христианской стоит всего законченнее Дон Кихот. Но он прекрасен единственно потому, что в то же время и смешон. Пиквик Диккенса (бесконечно слабейшая мысль, чем Дон Кихот; но всё-таки огромная) тоже смешон и тем только и берёт. Является сострадание к осмеянному и не знающему себе цены прекрасному – а стало быть, является симпатия и в читателе. Это возбуждение сострадания и есть тайна юмора. Жан Вальжан, тоже сильная попытка, – но он возбуждает симпатию по ужасному своему несчастью и несправедливости к нему общества».

Ф.М.Достоевский – С.А.Ивановой. 1868, 13 января. Женева

 
ИДИОТ
Иллюстрации Л.Фейнберга. 1948
Бумага, акварель, гуашь
25,0х61,0; 27,3х59,6. 33,0х51,0; 45,0х59,2
КП 32841, 33417
1. ГЕНЕРАЛЬСКОЕ СЕМЕЙСТВО
Под изображением справа акварелью подпись автора: «Л.Фейнберг. 48»;
в верхнем правом углу: «ОМ. 3 ноября».
2. СЦЕНА У КАМИНА
Под изображением справа акварелью подпись автора: «Л.Фейнберг»; в верхнем правом углу: «ОМ. 10 окт. 1948»; рядом карандашом: «ОМ. 21 сент. 1948».


ИДИОТ
1. КОМПОЗИЦИЯ С ПОРТРЕТОМ НАСТАСЬИ ФИЛИППОВНЫ
КНЯЗЬ МЫШКИН
2. КОМПОЗИЦИЯ С ФРАГМЕНТОМ КАРТИНЫ ГАНСА ГОЛЬБЕЙНА МЛАДШЕГО «МЕРТВЫЙ ХРИСТОС»
РОГОЖИН
Иллюстрации (для разворота книги) А.Гурьева. 1976
Линогравюры
23,5х32,2; 30,0х40,6. 23,0х33,0; 23,0х40,7
КП 53543/4,7


ШОПЕНГАУЭР А. СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ. Т. 1. Лейпциг, Б. г.
(на немецком языке)
Инв. № 44807
Этика сострадания Шопенгауэра весьма созвучна мысли Достоевского о том, что «сострадание есть главнейший и, может быть, единственный закон бытия всего человечества» («Идиот»).

 

 
БЕСЫ


ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. БЕСЫ. Ч. 1-3. СПб.: тип. К.Замысловского, 1873
Первое издание. Впервые опубликовано: «Русский вестник», 1872
Инв. №№ 149354 - 149356

«Это почти исторический этюд, которым я желал объяснить возможность в нашем странном обществе таких чудовищных явлений, как нечаевское преступление. [...]Наши Белинские и Грановские не поверили бы, если б им сказали, что они прямые отцы Нечаева. Вот эту родственность и преемственность мысли, развившейся от отцов к детям, я и хотел выразить в произведении моём».

Ф.М.Достоевский – А.А.Романову (наследнику).
10 февраля 1873. Петербург

 
МОСКВА. ПЕТРОВСКИЙ ДВОРЕЦ
Фотогравюры фирмы «Шерер, Набгольц и К°». 1884
Под изображением: «Москва. 1884. Фото-гравюра Шерер, Набгольц и К° в Москве»; ниже: «Петровский дворец».
20,7х25,5; 32,6х41,3
Б 51877
21 ноября 1869 в пустынном месте Разумовского парка произошло убийство студента Петровской земледельческой академии Иванова, организованное его товарищами по тайному обществу «Народная расправа», которым руководил Сергей Нечаев, – событие, положенное в основу сюжета романа «Бесы». Описание парка Петровской академии и грота, где был убит Иванов, было взято Достоевским, по свидетельству А.Г.Достоевской, из рассказа её брата И.Г.Сниткина, который учился тогда в академии и знал Иванова.


Н.А.СПЕШНЕВ
В.Мейер. 1846-1847
Бумага на картоне, карандаш, акварель, белила
Внизу слева карандашом подпись автора: «V.Meyer». В кожаной раме
37,8х29,0 в свету
КП 39060
От З.В.Спешневой. 1963
Петрашевец. Прототип Ставрогина в «Бесах» (см. выше).

«У Пушкина свой “демон” – Раевский, у Достоевского – Мефистофель – Спешнев. И тот и другой отражаются в творчестве своих младших друзей. В лирике Пушкина это тайно навещающий его “злобный гений”, в романах Достоевского – Ставрогин[...] Он навсегда запомнил свое духовное подчинение Спешневу, неодолимость исключительного очарования его личности и проповеди, и, когда перед ним возникло художественное задание изобразить вождя русской революции, он вспомнил прельстительный образ своего Мефистофеля». (Л.П.Гроссман. Бакунин и Достоевский)

 
ТИМОФЕЙ НИКОЛАЕВИЧ ГРАНОВСКИЙ
Неизвестный литограф. 1856
Литография
Под изображением факсимиле: «Т.Грановский».
14,4х15,7
КП 50954/2825
Историк, профессор Московского университета, западник. Некоторые черты его личности получили сниженное, пародийное отражение в образе Степана Трофимовича Верховенского в «Бесах». В «Дневнике писателя» за 1876 Достоевский подверг критическому рассмотрению общественно-исторические воззрения Грановского, одновременно отдавая должное нравственной высоте его личности.

«Грановский был самый чистейший из тогдашних людей; это было нечто безупречное и прекрасное. […]Это был один из самых честнейших наших Степанов Трофимовичей (тип идеалиста сороковых годов, выведенный мною в романе «Бесы» и который наши критики находили правильным. Ведь я люблю Степана Трофимовича и глубоко уважаю его)[…]»

Ф.М.Достоевский. Идеалисты-циники. Дневник писателя. 1876 


И.С.ТУРГЕНЕВ
Неизвестный гравёр. 1880-е (по фотографии К.Бергамаско. 1874)
Гравюра
Лист из кн.: Иван Сергеевич Тургенев (Биографический очерк). 1818-1883. Издание газеты «Нева». СПб, 1883
11,2х10,3; 22,1х15,1
КП 41676
Из собрания А.Г.Достоевской, № 3390
Познакомились в 1845 в кружке Белинского. За кратковременной дружбой последовало охлаждение из-за стихотворной пародии на Достоевского «Витязь горестной фигуры», сочинённой Тургеневым и Некрасовым. Добрые внешне отношения возобновились в начале 1860-х после возвращения Достоевского из ссылки и продолжались во все годы издания журналов «Время» и «Эпоха». Тургенев чрезвычайно высоко оценивает изобразительную силу «Записок из Мёртвого дома», Достоевский восхищается романами «Дворянское гнездо», «Отцы и дети» и печатает в «Эпохе» повесть Тургенева «Призраки». Роман Тургенева «Дым» (1867) с ярко выраженной западнической тенденцией послужил поводом к ссоре во время встречи писателей в Баден-Бадене и к окончательному разрыву. В романе «Бесы» Достоевский изобразил Тургенева в пародийном образе Кармазинова.


Карикатура на Достоевского, автора «Бесов»
ДОСТОЕВСКИЙ. Карикатура
А.Лебедев. 1879
Автолитография
Карикатурный альбом современных деятелей. Издание журнала «Стрекоза». Премия 1879
На изображении внизу справа, с камня: «Лебедев»; над изображением: «Ф.М.Достоевский». Внизу листа строки стихотворения Некрасова «Влас» (слово «видение» употреблено во мн. числе):


«Говорят, ему видения
Все мерещились в бреду:
Видел светопреставление,
Видел грешников в аду:
Мучат бесы их проворные...
                                   Н.А.Некрасов»

38,2х29,9; 50,8х34,2
КП 35715/51
Из собрания А.Г.Достоевской 


ДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ ЛИТЕРАТУРЫ И ОБЩЕСТВЕННОСТИ Вып. I. Ф.М.ДОСТОЕВСКИЙ.
1. ИСПОВЕДЬ СТАВРОГИНА.
2. ПЛАН «ЖИТИЯ ВЕЛИКОГО ГРЕШНИКА».
Изд. Центрархива РСФСР. М., 1922
С дарственной надписью: «Василию Евграфовичу Чешихину* в знак глубокого уважения и на память о совместной работе над Достоевским. Н.Бродский».
Инв. № 2858
Глава «У Тихона», содержащая «Исповедь Ставрогина», была забракована редакцией «Русского вестника». После долгих, безуспешных попыток её спасти, писатель, под давлением М.Каткова, исключил эту главу из журнальной редакции. Позднее – после выхода романа – он уже не делал попыток её восстановления, считая это, видимо, безнадёжным. Текстологические трудности, возникающие при сопоставлении разных источников текста, не позволили издателям Полного собрания сочинений (1972-1990) включить главу в текст романа; она печатается в приложении. В текст романа глава «У Тихона» впервые включена Л.И.Сараскиной в издании: Ф.М.Достоевский. Бесы. «Бесы»: Антология русской критики. М., «Согласие», 1996

*В.Е.Чешихин (Чешихин-Ветринский, 1866-1923), историк русской литературы, критик, публицист; редактор и составитель сборников статей о Достоевском, в том числе одного из первых сборников воспоминаний о писателе.

«Когда в первоначальной туманности вспыхивает огненная точка его духа, начинается борьба творца с творением. Ставрогин, как Протей, принимает различные формы, прячется под всевозможными масками, но никогда не теряет неукротимой силы своего Я. В гордом своеволии он отстаивает свободу и не повинуется своему творцу. Невольно кажется, что, раз возникнув, он идёт своим собственным путем, не считаясь с заданиями и намерениями автора. В нём своя жуткая, таинственная жизнь, и трудно поверить, что его личность – только литературный вымысел». (К.В.Мочульский. Достоевский. Жизнь и творчество)

«Это [“Исповедь Ставрогина»”] одно из могущественнейших созданий Достоевского, в котором слышится звук такой ужасающей искренности, что понимаешь тех, кто не решается напечатать этого даже после смерти Достоевского: тут что-то, действительно, есть, что переступает “за черту” искусства: это слишком живо». (Д.С.Мережковский. Л.Толстой и Достоевский. Вечные спутники) 


КОМНАТА ШАТОВА
М.Добужинский
Эскиз декорации к спектаклю «Николай Ставрогин» по роману «Бесы» МХТ, постановка В.И. Немировича-Данченко. Выставочный вариант
Бумага, гуашь. 1913


БЕСЫ
1. Совещание пятерки
2. Ставрогин и Федька каторжный
Иллюстрации С.Шор. 1934
Офорты
Под изображением карандашом подпись автора: «Москва 1934 г. Сарра Шор».
26,7х20,0; 50,0х39,6
КП 35716/92, 99

«В наружности Ставрогина, этого сказочного “Ивана-царевича”, есть нечто как будто преднамеренно и насмешливо условное, романтическое: с одной стороны, это – запоздалый герой юношеских, даже несколько ребяческих поэм Байрона, Лермонтова, а с другой – ещё не воплотившийся, гениально угаданный Достоевским герой нашего современного классического романтизма, древний грек, каких, впрочем, никогда не бывало в действительности, созерцаемый сквозь волшебно-преломляющую призму ницшеанства, условный герой условного Возрождения». (Д.С.Мережковский. Л.Толстой и Достоевский)
 


ПОДРОСТОК. ПОВЕСТИ

«Я давно уже поставил себе идеалом написать роман о русских теперешних детях, ну и конечно о теперешних их отцах, в теперешнем взаимном их соотношении[...]

Когда, полтора года назад, Николай Алексеевич Некрасов приглашал меня написать роман для “Отечественных записок”, я чуть было не начал тогда моих “Отцов и детей”, но удержался, и слава Богу: я был не готов. А пока я написал лишь “Подростка” – эту первую пробу моей мысли. Но тут дитя уже вышло из детства и появилось лишь неготовым человеком, робко и дерзко желающим поскорее ступить свой первый шаг в жизни. Я взял душу безгрешную, но уже загаженную страшною возможностью разврата, раннею ненавистью за ничтожность и “случайность” свою и тою широкостью, с которою ещё целомудренная душа уже допускает сознательно порок в свои мысли, уже лелеет его в сердце своем, любуется им ещё в стыдливых, но уже дерзких и бурных мечтах своих [...]»

Ф.М.Достоевский. Дневник писателя. 1876, январь

«У нас создался веками какой-то ещё нигде не виданный высший культурный тип, которого нет в целом мире, – тип всемирного боления за всех. Это – тип русский, но так как он взят в высшем культурном слое народа русского, то, стало быть, я имею честь принадлежать к нему. Он хранит в себе будущее России. Нас, может быть, всего только тысяча человек – может, более, может, менее – но вся Россия жила лишь пока для того, чтобы произвести эту тысячу. Скажут – мало, вознегодуют, что на тысячу человек истрачено столько веков и столько миллионов народу. По-моему, не мало».

Ф.М.Достоевский. Подросток 


ДОСТОЕВСКИЙ
Фотография Н.Досса . Петербург. 1876
На кабинетном бланке, внизу: «Portrait Album. N.Doss. St.Petersbourg»; на обороте: «Perspective de Nevsky №1. Photographie. S. Petersbourg».
13,8х9,5; 16,5х11,0
КП 10923/28


ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. ПОДРОСТОК. Ч.1-3. СПб, 1876.
Конволют. С дарственной надписью: «Любимому и Многоуважаемому брату Андрею Михайловичу на память от автора».
Инв. № 142930
От Комиссаровой, жены С.Н.Дурылина. 1956
Первое издание. Впервые опубликовано: «Отечественные записки», 1875.
В сфере внимания Достоевского в период создания «Подростка» находились многие явления русской и мировой литературы, прошлой и современной. В подготовительных материалах есть упоминания о Карамзине, Пушкине, Грибоедове, Гоголе, Тургеневе, Льве Толстом, Шекспире («Гамлет», «Отелло»), Сервантесе («Дон-Кихот»), Лесаже («Похождения Жиль Блаза из Сантильяны»), Руссо («Исповедь»), Гёте («Фауст»), Гейне (стихотворение «Покой» из цикла «Северное море»), Гюго («Отверженные», «93-й год»), Диккенс («Давид Копперфильд», «Лавка древностей», «Посмертные записки Пиквикского клуба»). Создавая образ Версилова, Достоевский ориентировался на Чаадаева, Герцена, Печерина, а также на литературных героев – Чацкого и Рудина, «странника» и «скитальца».


ПОДРОСТОК. АРКАДИЙ ПОСЛЕ СКАНДАЛА В ИГОРНОМ ДОМЕ
Иллюстрация М.Ройтера. 1947
Бумага, тушь, перо, кисть, белила
21,7х13,7; 32,3х25,5
КП 26410 


Л.Н.ТОЛСТОЙ
Ф.Меркин. 1888
Гравюра
Под изображением: «Ф.Меркин рез. 1888 г.» и факсимиле: «Л.Толстой»; внизу: «Альбом гравюр «Русских деятелей», издание ред. «Русская старина». Экспедиция заготовления государственных бумаг».
10,6х7,9; 25,4х15,8
КП 42060
Достоевский неоднократно высказывался о Л.Толстом, особенно подробно в статье об «Анне Карениной» в «Дневнике писателя». Л.Толстой выделял «Записки из Мёртвого дома», за несколько дней до смерти читал «Братьев Карамазовых». Личного знакомства (которого желал Достоевский и к которому, видимо, не стремился Л.Толстой) между писателями так и не произошло.


БЕМ А.Л. ДОСТОЕВСКИЙ В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ПОЛЕМИКЕ
С ТОЛСТЫМ (К ПОНИМАНИЮ «ПОДРОСТКА»). Прага, 1931
С дарственной надписью: «Глубокоуважаемому и дорогому Всеволоду Измайловичу Срезневскому от горячо любящего и сердечно преданного автора. 7/I.932» (автограф перечёркнут крест-накрест).
Инв. № 31628

«Для Достоевского всё творчество Толстого превратилось в одну грандиозную семейную хронику, которую он стремился осмыслить и понять. И особенно важно было для него разрешить загадку, как могла эта грандиозная хроника, отражавшая жизнь со всеми её положительными и отрицательными сторонами, сохранить то «благообразие», по которому он сам так тосковал всю жизнь и которого ему не удавалось нигде до конца найти.

[...]Мы обнаруживаем бесспорные следы воздействия Толстого на творчество Достоевского, но это воздействие весьма своеобразного характера. Достоевский почувствовал под влиянием чтения Толстого непреодолимую потребность разрешить для себя вопросы, поставленные перед ним произведениями Толстого. В первую очередь он хотел объяснить себе разницу в своем восприятии русской действительности по сравнению с её отражением у своего великого современника. Как публицист, он дал это объяснение на страницах своего “Дневника писателя”. Как художник, он ответил Толстому своим “Подростком”. Сопоставление этих двух ответов обнаруживает большую последовательность в мировоззрении Достоевского, и может быть, лишний раз подтверждает, что элементы художественного обобщения более значительны в “Дневнике писателя”, чем это принято обычно думать».


А.БЕЛЫЙ. ТРАГЕДИЯ ТВОРЧЕСТВА. ДОСТОЕВСКИЙ И ТОЛСТОЙ
М., «Мусагет», 1911
С дарственной надписью: «Дорогому Григорию Алексеевичу Рачинскому. С чувством вечной близости и уважения. Б.Бугаев».
Инв. № 51057
Г.А.Рачинский (1859-1939), литературный деятель, переводчик. Редактор трех последних томов Собр. соч. В.С.Соловьева, Полного собр. соч. Ф.Ницше. Был тесно связан с московскими символистами, особенно с А.Белым. После 1917 занимался переводами сочинений Мопассана, Клейста, Бальзака, Гёте и др.

«Трагедия творчества Достоевского в том, что он одинаково вносит в него и ”громовый вопль восторга серафимов”, и свиное хрюканье; и даже имеет смелость оправдать это хрюканье устами Дмитрия Карамазова будто и оно, хрюканье, есть природа; а природа, земля и Божество – одно.[...]

В рёве, свинствах и воплях земли, как и в благоухающих цветах святости, которыми оделяет её Достоевский, те же два рядом стоящих, но несоизмеримых момента эпилепсии: высшая гармония, минута тишины, и высшая дисгармония – ревущие корчи.

[...]Достоевский стоит в полуоборот, один глаз его как бы созерцает солнце и Достоевский шепчет грядущей, солнечной России “Буди”; другой глаз его видит огромные тени, вызывающие в нем эпилепсию.

[...]Не мир, но меч принесли нам Гоголь, Толстой, Достоевский, не мир, но меч приносит нам гений вообще».


ВЕРЕСАЕВ В.В. ЖИВАЯ ЖИЗНЬ. Ч.1. О ДОСТОЕВСКОМ И ЛЬВЕ ТОЛСТОМ. М., 1922
Инв. № 627

«Трудно себе представить живого человека, у которого могла бы лежать душа одновременно к Достоевскому и Толстому. Мне кажется, на это способен только “любитель литературы”, для кого глубочайшие искания и нахождения человеческого духа – лишь предмет эстетических эмоций. Всякий, конечно, “отдаст должное” гению обоих. Но кому дорог Толстой, тому чужд будет Достоевский; кому близок Достоевский, тот равнодушен будет к Толстому. Всегда будет два враждебных стана, никогда они не поймут других, всегда будут упрекать их в поверхностном понимании или даже в намеренном непонимании учителя. И иначе не может быть: вместить и Достоевского, и Толстого невозможно – так полно и решительно исключают они друг друга, так враждебно для одного всё то, что дорого для другого».

 


БРАТЬЯ КАРАМАЗОВЫ

«Роман “Братья Карамазовы” раскрывается перед нами как духовная биография автора и его художественная исповедь. Но, превращённая в произведение искусства, история личности Достоевского становится историей человеческой личности вообще. Исчезает случайное и индивидуальное, вырастает вселенское и всечеловеческое. В судьбе братьев Карамазовых каждый из нас узнает свою судьбу». (К.В.Мочульский. Достоевский. Жизнь и творчество)


ДОСТОЕВСКИЙ
Фотография К.Шапиро Петербург. 1879
На рекламном кабинетном бланке, внизу слева: «Константин Шапиро. Невский просп. у Казанского моста дом № 30»; справа тот же текст на французском языке. На обороте: «Светопись и живопись 1870 Константина Шапиро в C.Петербурге. Невский просп. д. учётного банка. Ширль и Скамони С.П.Б.» . На обороте задника чёрными чернилами надпись А.Г.Достоевской: «Оригинал. Фотография, снятая в 1879 у Константина Шапиро. № 3121»
12,0х8,3; 16,7х10,6
КП 35714/372
Из собрания А.Г.Достоевской, № 3121

«[...]кончаю “Карамазовых”, следственно, подвожу итог произведению, которым я, по крайней мере, дорожу, ибо много в нём легло меня и моего».

Ф.М.Достоевский И.С.Аксакову. 28 августа 1880. Старая Русса


ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. БРАТЬЯ КАРАМАЗОВЫ. Т. 1
СПб.: тип. бр. Пантелеевых, 1881
С дарственной надписью: «Глубокоуважаемому Ивану Сергеевичу Аксакову на память от автора».
Инв. № 17316
Первое издание. Впервые опубликовано: «Русский вестник», 1879, №№ 1-2, 4-6,
8-11; 1880, №№ 1,4, 7-11

«Тайна бытия человеческого не в том, чтобы только жить, а в том, для чего жить. Без твёрдого представления себе, для чего ему жить, человек не согласится жить и скорей истребит себя, чем останется на земле, хотя бы кругом его всё были хлебы».

Ф.М.Достоевский. Братья Карамазовы 


Ф.М.ДОСТОЕВСКИЙ. ПИСЬМО К А.Ф.БЛАГОНРАВОВУ
19 декабря 1880. Петербург
Автограф
Ф. 81, оп. 1, д. 3
Александр Фёдорович Благонравов – провинциальный врач и литератор.

«У нас русский, отрицающий народность (а таких много), есть непременно атеист или равнодушный. Обратно: всякий неверующий и равнодушный решительно не может понять и никогда не поймёт ни русского народа, ни русской народности[...]

Здесь за то, что я проповедую Бога и народность, из всех сил стараются стереть меня с лица земли. За ту главу “Карамазовых” (о галлюсинации), которою Вы, врач, так довольны, меня пробовали уже было обозвать ретроградом и изувером, дописавшимся до “чёртиков”[...] Вас, особенно как врача, благодарю за сообщение Ваше о верности изображенной мною психической болезни этого человека. Мнение эксперта меня поддержит, и согласитесь, что этот человек (Ив. Карамазов) при данных обстоятельствах никакой иной галлюсинации не мог видеть, кроме этой».


РОЗАНОВ В.В. ЛЕГЕНДА О ВЕЛИКОМ ИНКВИЗИТОРЕ
Ф.М.ДОСТОЕВСКОГО. СПб, 1894
С дарственной надписью: «Дорогой и верной жене моей Варюше*, всё перенёсшей, ни на что не жаловавшейся, и очень мало суетной, от любящего мужа В.Розанова. 1894. Мая 10.
Труд этот писался мною в то лето, когда завязалась моя любовь с нею. Что говорю в начале о дорогих детях, внушено сомнением благословит ли Бог нашу любовь и даст ли нам детей»
Инв. № 158789
*Варвара Дмитриевна Бутягина, в девичестве Руднева (1864-1923), вторая жена В.В.Розанова (с 1891). Первой его женой была А.П.Суслова (с 1881).

«У каждого почти творца в сфере искусства мы находим один центр, изредка несколько, но всегда немного, около которых группируются все его создания: эти последние представляют собою как бы попытку высказать какую-то мучительную мысль, и когда она высказывается, наконец, – появляется создание, согретое высшею любовью творца своего и облитое немеркнущим светом для других, сердце и мысль которых влекутся к нему с неудержимою силой. Таков был у Гёте “Фауст”, девятая симфония у Бетховена, Сикстинская Мадонна у Рафаэля. Это высшие продукты психической деятельности, их любит человечество и знает как то, к чему способно оно в лучшие свои минуты, которые, конечно, редки во всемирной истории, как редки и минуты особенного просветления в жизни каждого человека.

На одном из подобных созданий мы и хотим остановиться: оно, впрочем, проникнуто особою мучительностью, как и всё творчество избранного нами писателя, как и самая его личность. Это – ”Легенда о Великом Инквизиторе” Достоевского. Как известно, она составляет только эпизод в последнем произведении его, “Братья Карамазовы”, но связь её с фабулою этого романа так слаба, что её можно рассматривать как отдельное произведение. Но зато вместо внешней связи между романом и “Легендою” есть связь внутренняя: именно “Легенда” составляет как бы душу всего произведения, которое только группируется около неё, как вариации около своей темы; в ней схоронена заветная мысль писателя, без которой не был бы написан не только этот роман, но и многие другие произведения его: по крайней мере, не было бы в них всех самых лучших и высоких мест». 


ВОЛЫНСКИЙ А.Л. ЦАРСТВО КАРАМАЗОВЫХ. СПб, 1901
Инв. № 57653

«Я хочу сделать опыт объяснений к “Братьям Карамазовым”, подробно обозреть это обширное царство – столь странное, диковинное, не похожее на общелитературное пушкинское царство. Какая тут особенная земля и какое особенное небо! Блуждаешь среди несметной толпы, среди чисто русских людей – и каких разнообразных: исступлённые сладострастники и святые, знающие, на каких ужасающих контрастах держится жизнь, мудрецы с демониакальным полётом мысли, люди “великого гнева” и внутреннего “надрыва”, кликуши и изуверы, и между ними дети, беззаботные, как птицы, а на границе этого карамазовского царства – стены белых монастырей. Это царство нужно изучить именно вблизи, потому что только при таком близком, пристальном изучении начинаешь ощущать его землю и постигать его небо. Такая уж особенная стать у этого царства, что его не обнимешь никаким общим понятием, ни в какой схеме, ибо всё здесь только образовывается, складывается, намечается. В брожении психологических и идейных противоречий собираются какие-то новые элементы, кристаллизуются какие-то новые типы и новые красоты». 


БУЛГАКОВ С.Н. ИВАН КАРАМАЗОВ (В РОМАНЕ ДОСТОЕВСКОГО
«БРАТЬЯ КАРАМАЗОВЫ») КАК ФИЛОСОФСКИЙ ТИП. Публичная лекция читана в Киеве 21 ноября 1901. М., 1902.
С дарственной надписью: «Дорогому А.И.Калишевскому от автора».

Инв. № 71198
А.И.Калишевский (1863–1925) – библиотекарь Московского университета.

«Мы ощутили у Ивана Карамазова свою родную болезнь, составляющую наше национальное отличие, болезнь совести, и усмотрели в ней его основную психологическую черту.

Отчего же болезнь совести в такой степени является нашей национальной чертой? Ответ на этот вопрос ясен для каждого. Оттого, что между идеалом и действительностью, между требованием совести и разума и жизнью, у нас лежит огромная пропасть, существует страшный разлад, и от этого разлада мы и становимся больны. Идеал, по самому своему понятию, не соответствует действительности, он её отрицает; но степень этого несоответствия может быть различна, и в России это несоответствие измеряется разницей в несколько веков, ибо тогда как интеллигенция идет в своих идеалах в ногу с самой передовой европейской мыслью, наша действительность в иных отношениях на много веков отстала от Европы. Вот почему нигде в Европе жизнь так не оскорбляет на каждом шагу, не мучает, не калечит, как в России. И вся эта нравственная скорбь от этого несоответствия в сознании интеллигенции выражается в чувстве нравственной ответственности перед народом, полному и плодотворному соединению с которым мешают посторонние силы».


ЗАКРЖЕВСКИЙ А. КАРАМАЗОВЩИНА. Психологические параллели. Достоевский. Валерий Брюсов. В.В.Розанов. М.Арцыбашев. Киев, 1912
Инв. № 218828

«Уже стал неоспоримою истиной тот факт, что Достоевский весь воплотился в современности, что он стал вдохновением и отправной точкой почти для всех наших писателей, поэтов, философов, что современное религиозное сознание всё целиком вышло из Достоевского, что творчество нынешнего времени буквально живёт им, лишь видоизменяя и преображая его мысли, его откровенья, его бездонную и вечную глубину[…] Достоевский как бы является выразителем перед миром всех глубин русского духа, гениальным творцом всех бродящих, скрытых, таинственных его сил, великолепным символом, живым символом загадочного царства русской души и народа, его исканий и его надежд, его молитв и его проклятий! Ибо не мы воссоздали Достоевского, а он сам, его титаническая сила присутствует в нас и творит в современных писателях свой надрывный бунт и своё великое страдание и свою мистическую безумную красоту. Ибо Достоевский – это вся Россия, её душа, её скрытая и стихийная сущность». 


БРАТЬЯ КАРАМАЗОВЫ


Алёша Карамазов. Иллюстрация П.Боклевского. 1880-е
АЛЕША
Иллюстрация П.Боклевского. 1880-е
Бумага, акварель
На изображении внизу слева акварелью подпись автора: «Боклевский». На паспарту, вверху карандашом: «Алеша Карамазов. Из ром. Достоевского «Братья Карамазовы»; внизу слева рукой [сына художника]: «Собственность И.П.Боклевского».
40,1х30,9; 53,3х37,2
КП 9217/246 


БРАТЬЯ КАРАМАЗОВЫ
1. ДМИТРИЙ БЬЕТ ГРИГОРИЯ
На обороте чернилами подпись художника: «Дмитрий бьёт Григория. Д.Кардовский».
2. ГРУШЕНЬКА И КАТЕРИНА ИВАНОВНА
На обороте чернилами подпись художника: «Грушенька у Катерины Ивановны и Алёша. Д.Кардовский».
Иллюстрации Д.Кардовского. 1932
Бумага, тушь, перо, кисть
На изображении внизу справа тушью подпись художника: «ДК 32».
26,5х18,0; 34,0х25.7. 27,0х18,0; 33,7х25,6
КП 35716/123, 124 


БРАТЬЯ КАРАМАЗОВЫ


Алёша Карамазов. Иллюстрация В.Линицкого. 1961
АЛЕША
Иллюстрация В.Линицкого. 1961
Линогравюра
В паспарту, внизу справа карандашом подпись автора: «В.Линицкий».
42,2х31,1 в свету; 52,3х29,4
КП 38070 


БРАТЬЯ КАРАМАЗОВЫ
1. ИВАН
2. СЦЕНА ИВАНА КАРАМАЗОВА С ЧЕРТОМ
3. КОНЕЦ «СЕМЕЙКИ»
Иллюстрации Б.Диодорова. 1880
Офорты
Под обжимом справа карандашом подпись автора: «Б.Диодоров 80»; внизу слева: «Ф.Достоевский «Братья Карамазовы» офорт»
13,6х6,5; 19,3х9,6 обжим; 32,6х 29,5
КП 53365/4, 9, 10


Достоевский. Фотография К.Шапиро. 1879
ДОСТОЕВСКИЙ
Фотография К.Шапиро. Петербург. 1879
На кабинетном бланке, внизу: «Константин Шапиро. Невский просп. У Казанского моста, дом № 30», справа тот же текст по-французски
11,9х8,5; 16,1х10,2
КП 35714/129
Из собрания А.Г.Достоевской, № 3122 


АЛЕША ДОСТОЕВСКИЙ (1875-1878)
Фотография. [1877]
На сером паспарту, внизу чёрными чернилами надпись А.Г.Достоевской: «Достоевский, Алексей, младший сын Ф.М.Достоевского»
8,5х5,3; 18,1х13,0
КП 35714/31
Из собрания А.Г.Достоевской, № 3311
Младший сын писателя. 


АЛЕША ДОСТОЕВСКИЙ НА СМЕРТНОМ ОДРЕ
Фотография. 1878
8,3х11,7; 9,8х14,8
КУ 3900/48
Из альбома Е.М.Достоевской
Алёша Достоевский умер 16 мая 1878 после сильного эпилептического припадка.

«Они жили тогда на Греческом проспекте, у греческой церкви. Анна Григорьевна встретила меня в слезах и сказала:”Всю ночь он [Достоевский] стоял на коленях перед ним и сокрушался, что передал эту жестокую болезнь сыну”. Я была поражена их одиночеством, принесла им гробик, и меня просили положить ребенка. Я его положила, много с ними плакала». (Мемуарные заметки А.П.Философовой в книге: А.В.Тыркова. Анна Павловна Философова и её время)


ВЛАДИМИР СЕРГЕЕВИЧ СОЛОВЬЕВ (1863-1900)
М.Панов
Фотография. Петербург. 1875
На рекламном визитном бланке, внизу: «М.Панов. M.Panoff»; на обороте: «Художник М.Панов фотограф его Императорского Высочества В. К. Константина Николаевича и их Величеств Королей Шведского и Итальянского. Москва Петровка, д. Кредитного общества и в Сокольниках близ церкви и Ширяева поля у пруда на собственной даче»
9,5х7,8 овал; 16,6х10,6
КП 30095
Философ, поэт, публицист, критик. Познакомился с Достоевским в 1873.
В марте 1878 писатель регулярно посещал лекции Вл.Соловьёва. Во время совместной поездки в Оптину пустынь в 1878 (после смерти младшего сына Алёши) Достоевский рассказал Соловьёву о задуманном цикле романов, из которых были написаны только «Братья Карамазовы». В апреле 1880 Достоевский присутствовал на защите Соловьёвым докторской диссертации «Критика отвлеченных начал», ко многим идеям которой отнесся весьма сочувственно. Полемика вокруг взглядов Соловьёва отразилась в романе «Братья Карамазовы» в главе «Чёрт. Кошмар Ивана Фёдоровича».
Внешность В.Соловьёва напоминала Достоевскому изображение Христа на картине Карраччи. 


ХРИСТОС
А.Карраччи
Фоторепродукция с литографии Э.Винклера. С картины Дрезденской галереи
На кабинетном бланке, вверху: «Dresdner Galerie»; внизу: «Carracci pinx. 19. E.Winkler fec. Christus. Dresden u. Berlin Verlag von Hanns Hansstaengl Vervielfälngung vorbehalten».
14,0х10,1; 16,7х10,7
КП 35714/240
Из собрания А.Г.Достоевской , № 3488
Принадлежала Достоевскому 


ПРОГРАММА ПУБЛИЧНОГО ЧТЕНИЯ СОЛОВЬЕВА В.С. О КОНЦЕ
ВСЕМИРНОЙ ИСТОРИИ.
Зал городской думы. 26-го февраля 1900 г.
Карандашом: «ПОВЕСТЬ О ХРИСТЕ И АНТИХРИСТЕ»
Понятие истории вообще. – Идея всемирной истории. – Невозможность понимать её смысл без определенного представления о том, к чему она идет и чем кончится. – Бессмысленность понятия о бесконечном, или неопределенном прогрессе. – Цель исторического процесса, или конец всемирной истории есть главное определяющее понятие для философии истории. – Это понятие находится только в положительных религиях и единственное вполне осмысленное основание для философии истории есть библейско-христианское откровение, – в особенности содержащееся в двух священных книгах: пророка Даниила и в апокалипсисе Иоанна Богослова. – Опыт живого изображения будущего конца согласно истинным понятиям исторической философии. – Заключительные замечания.
Начало в 8 часов вечера.
Печать
Рнв 1806 


КНИГА ЗАПИСЕЙ ДЛЯ ПРИЕЗЖАЮЩИХ В ОПТИНУ ПУСТЫНЬ
Рукопись. Муляж. РГБ
Рнв 2362
Запись: «1878 г. Июня 25, 26, и 27 дня. Федор Михайлович Достоевский, литератор, и Владимир Сергеевич Соловьев, профессор философии христианской». 


ОПТИНА ПУСТЫНЬ
Цветная фототипия. Почтовая карточка. Конец ХIХ
Издание Книжной лавки Оптиной пустыни
На изображении вверху: «Оптина пустынь. Общий вид монастыря».
8,5х13,5
КУ 3900/415
Мужской монастырь, в 2-х км от г. Козельска Калужской губ. По преданию основан в XIV в. разбойником Оптою, в иночестве Макарием. Центр русского «старчества». Скит около монастыря (основан в 1821) посещали многие русские писатели, в том числе Гоголь, Л.Толстой и Достоевский.


ОПТИНА ПУСТЫНЬ
Цветная фототипия. Почтовая карточка. Конец ХIХ
На изображении вверху слева: «Привет от Козельской Оптиной Пустыни».
8,5х13,5
КУ 3900/416


АМВРОСИЙ ОПТИНСКИЙ (1812-1891)
Фотография. 1870-е
На визитном паспарту, приклеенном к серому паспарту, на нём внизу коричневыми чернилами, рукой А.Г.Достоевской: «Амвросий, иеросхимонах Оптиной Пустыни».
9,2х5,5; 10,6х6,6; 18,0х13,0
КП 35714/264
Из собрания А.Г.Достоевской, № 3318
В миру Александр Михайлович Гренков, старец, духовный писатель. В октябре 1839 отправился во Введенскую Оптину пустынь, где проходил послушание, занимался переводческой и издательской деятельностью, а в 1860 избран старцем (учителем жизни). Авмросий дал определённый творческий импульс для образа Зосимы в «Братьях Карамазовых». Некоторые исследователи сильно сближают Зосиму и Амвросия, другие (в том числе К.Леонтьев) находят мало общего в их духовном складе. 


КРЕСЛО И КОВРИК СТАРЦА НЕКТАРИЯ. Л.Бруни. 1929.
Бумага, карандаш, акварель.
На подложке, внизу чернилами: «Кресло и коврик старца Нектария (принадлежавшее ранее старцу Амвросию)»; карандашом дата: «1929».
45,5х37,0; 48,5х39,2.
КП 36299


О. ИОСИФ [НАЧАЛЬНИК ОПТИНСКОГО СКИТА]. Н.В.ГОГОЛЬ, И.В.КИРЕЕВСКИЙ, Ф.М.ДОСТОЕВСКИЙ И К.ЛЕОНТЬЕВ ПРЕД «СТАРЦАМИ» ОПТИНОЙ ПУСТЫНИ.
М, 1897.
Инв. № 193257 


КОЗЛОВСКИЙ Л.С. МЕЧТЫ О ЦАРЬГРАДЕ (ДОСТОЕВСКИЙ И К.ЛЕОНТЬЕВ)
Вырезка из журнала «Голос минувшего», 1915, № 2
С дарственной надписью: «Георгию Ивановичу Чулкову от автора на память о вместе проведённых вечерах и беседах 1929 г.»
Инв. № 157034


ТВОРЕНИЯ ИЖЕ ВО СВЯТЫХ СТАРЦА НАШЕГО ТИХОНА ЗАДОНСКОГО. Т. 1-5. Издание третье. М., 1875
Инв. №№ 172060, 172061
Тихон Задонский, в миру Тимофей Саввич Кириллов (1724-1783), воронежский и елецкий епископ, с 1769 удалившийся в Задонский монастырь. К его личности и сочинениям Достоевский питал устойчивый интерес с 1860-х и писал, что «принял [его] в своё сердце давно и с восторгом». 


СКАЗАНИЯ О СТРАНСТВИИ И ПУТЕШЕСТВИИ ПО РОССИИ, МОЛДАВИИ, ТУРЦИИ И СВЯТОЙ ЗЕМЛЕ ПОСТРИЖЕННИКА СВЯТЫЯ ГОРЫ ИНОКА ПАРФЕНИЯ. В 4-х частях, издание 2-е, исправленное. М., 1856
Инв. № 45218

«Эта глава [о житии старца Зосимы] восторженная и поэтическая, прототип взят из некоторых поучений Тихона Задонского, а наивность изложения – из книги странствований инока Парфения».

Ф.М.Достоевский – Н.А.Любимову. 7 (19) августа 1879. Эмс 


МОНАХ
А.Афанасьев. 1888
Сетчатая бумага на картоне, тушь, перо
26,3х19,8
КП 9201/6 


ПОСЛУШНИК
К.Лебедев. 1860-е
Бумага, итальянский карандаш
75,0х36,0
КП 7042 


НА БОГОМОЛЬЕ
И.Репин. 1867
Жёлтая бумага, карандаш, белила, киноварь
На изображении справа внизу подпись автора: «И.Репин 30 июля 67».
21,4х39,7
КП 39028 


Н.В. ТЕОКРАТИЧЕСКИЕ И ИЕРОКРАТИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ
ВЛАДИМИРА СОЛОВЬЕВА И ФЕДОРА ДОСТОЕВСКОГО ПРЕД
СУДОМ КАНОНИЧЕСКОГО ПРАВА ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ.
Вырезка из журнала «Чтения в Обществе любителей духовного
Просвещения». 1891, июль
Инв. № 141036

«Оба писателя пришли к тому выводу, что церковь должна занимать преобладающее положение в государстве; но основания для такого вывода у них различны. По воззрению Соловьёва, церковь имеет юридическое (божественное) право на такое положение, как орган божественного мироправления, или употребляя точную терминологию Соловьёва, орган Богочеловеческой власти Иисуса Христа на земле. По убеждению же Достоевского, церковь имеет чисто нравственное право (основание) для господства над государством, как носительница и выразительница высших духовно-религиозных потребностей и стремлений человека. Теория Соловьёва известна под названием теократической (теократия), так как, с его точки зрения, церковная власть и в зависимости от неё всякая другая служит проводником божественной власти (Боговластия); систему же отношений церкви к государству, проповедуемую Достоевским, можно назвать в некотором смысле иерократическою, потому что, по его взглядам, иерархи суть руководители человечества в достижении им высших духовных интересов и стремлений». 


АБРАМОВИЧ Н.Я. ХРИСТОС ДОСТОЕВСКОГО. М., 1914
Инв. № 188848

«В представляемой на суд читателя монографии – “Христос Достоевского” – сделана попытка последовательно систематизировать религиозно-философские идеи и взгляды писателя, сводящиеся во всех его творениях к одной центральной для сознания Достоевского проблеме: Религии человеческой и Религии Христовой.

Истину христианского сознания Достоевский развивал через отрицание её неслыханной силы; борясь с ней, отрицая её правдой и мукой человеческой жизни, выдвигая против этой истины целую рать “Богоборцев”, наделённых острым и глубоким сознанием: Раскольникова, Шатова, Кириллова, Ставрогина и, наконец, самого сильного и самого страстного борца – Ивана Карамазова, – писатель неуклонно шел к обнаружению своей истины, к утверждению в мире Христа. Такова сущность его творчества, в центре которого объективное критическое исследование не может не увидеть облика Христа.

Достоевский велик как художник, но жгучую силу и глубину его творчеству сообщает его талант диалектика в области самых мучительных и страшных проблем жизни, из которых многие им выдвинуты и впервые поставлены. Этот дар внутренней острой диалектики, врезающейся в живую плоть человеческой жизни, обнаруживающей в ней противоречия и хаос, направленной к исканию последней правды и непобедимого окончательного утверждения, – одна из самых интересных сторон дарования Достоевского. Здесь корни всех особенностей его писательского и человеческого Я. Художник в нём служил мыслителю, будучи гармонично с ним соединен, нигде не подчиняясь ему лишь внешне, но везде подтверждая правду его интуитивной мысли. Проследить историю его идейного движения – значит стать на верный путь к разгадке его как писателя и к уяснению его творческого дела». 


Н.ФЕДОРОВ. ФИЛОСОФИЯ ОБЩЕГО ДЕЛА. Верный, 1906
Инв. № 60721

«Проект Фёдорова о всеобщем воскрешении был созвучен многим идеям и чаяниям Достоевского – идеи “единства”, “семейственности” и “братства”, вера в религиозный смысл истории и преображение мира». (К.Мочульский. Достоевский. Жизнь и творчество)


 ПОВЕСТИ 1870-х

 
ДНЕВНИК ПИСАТЕЛЯ за 1876. СПб, 1877
Инв. № 140817
Первая публикация повестей «Сон смешного человека» и «Кроткая».


КРОТКАЯ
КРОТКАЯ В ГРОБУ
Иллюстрация А.Сурикова
Мелованная бумага, тушь, перо. [1931]
Под изображением справа тушью монограмма автора: «AS»
10,9х14,0; 14,1х18,0
КП 55864


ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. ВЕЧНЫЙ МУЖ. СПб, 1887
С дарственной надписью Ф.Ф.Достоевского: «Дорогому Василию Васильевичу лучший рассказ моего отца. 10.ХI.[18]96. Ф.Достоевский».
Инв. № 2880
Впервые опубликовано: "Заря", 1870, № 1, 2.


ПРИЖИЗНЕННЫЕ ИЗДАНИЯ И СОБРАНИЯ СОЧИНЕНИЙ ДОСТОЕВСКОГО


ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. СОЧИНЕНИЯ. Т.1, 2. М.: изд. Н.А.Основского, тип. Лазаревского института восточных языков, 1860
Инв. №№ 14067, 30913


ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ. Т. 1 - 4.
СПб.: изд. и собственность Ф.Стелловского. тип. Ф.Стелловского, 1865 - 1870
Инв. №№ 140678 – 140681
Фёдор Тимофеевич Стелловский (ум. в 1875), петербургский издатель и книгопродавец. По словам Достоевского, «спекулянт» и «ничего не понимающий издатель». В 1869-1870 выпустил Полное собрание сочинений Достоевского, заключив с ним 1 июля 1865 грабительский контракт, нарушение условий которого грозило Достоевскому передачей издателю на 9 лет всех прав на издание своих сочинений. От последствий контракта писателя спасла своевременная сдача – 31 октября 1866 (последний день установленного срока) – рукописи «Игрока». Роман за 26 дней был написан и продиктован молодой «стенографке» Анне Григорьевне Сниткиной, через три с половиной месяца ставшей женой Достоевского.

 
ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. БЕДНЫЕ ЛЮДИ. СПб: изд. и собственность
Ф.Стелловского, тип. Ф.Стелловского, 1865
Инв. № 212989


ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. ГОСПОДИН ПРОХАРЧИН. СПб.: изд. и
собственность Ф.Стелловского, тип. Ф.Стелловского, 1865
Инв. № 140813


ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. СЛАБОЕ СЕРДЦЕ. СПб.: изд. и собственность
Ф.Стелловского, тип. Ф.Стелловского, 1865
Инв. № 140875


ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. МАЛЕНЬКИЙ ГЕРОЙ (ИЗ НЕИЗВЕСТНЫХ МЕМУАРОВ). СПб.: изд. и собственность Ф.Стелловского, тип. Ф.Стелловского, 1866
Инв. № 193231


ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. ЗАПИСКИ ИЗ МЕРТВОГО ДОМА. Ч. 1. СПб.:
изд. и собственность Ф.Стелловского, тип. Ф.Стелловского, 1865
Инв. № 140834

 
ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. СКВЕРНЫЙ АНЕКДОТ. СПб.: изд. и собственность Ф.Стелловского, тип. Ф.Стелловского, 1866
Инв. № 140871


ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. КРОКОДИЛ, ИЛИ НЕОБЫКНОВЕННОЕ
СОБЫТИЕ В ПАССАЖЕ. СПб.: изд. и собственность Ф.Стелловского,
тип. Ф.Стелловского, 1866
Инв. № 140843


ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. ЧУЖАЯ ЖЕНА И МУЖ ПОД КРОВАТЬЮ.
СПб.: изд. и собственность Ф.Стелловского, тип. Ф.Стелловского, 1866
Инв. № 140883

 
ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. УНИЖЕННЫЕ И ОСКОРБЛЕННЫЕ. Издание 3-е.
СПб.: изд. и собственность Ф.Стелловского, тип. Ф.Стелловского, 1866
Инв. № 140877


ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. СОЧИНЕНИЯ. Т. 4. ПРЕСТУПЛЕНИЕ
И НАКАЗАНИЕ. СПб.: изд. Ф.Стелловского, тип.П.Безобразова и К°, 1870
Инв. № 140677


ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. ВЕЧНЫЙ МУЖ. СПб.: изд. А.О.Базунова. 1872
На обложке владельческая надпись: «Андрей Достоевский»
Инв. № 149375
Из библиотеки А.М.Достоевского


ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. ДНЕВНИК ПИСАТЕЛЯ ЗА 1877 г. СПб, 1878
Инв. № 142157

 


Пенал в виде книг
ПЕНАЛ В ВИДЕ СТОЯЩИХ РЯДОМ КНИГ РУССКИХ КЛАССИКОВ,
В ТОМ ЧИСЛЕ Ф.М.ДОСТОЕВСКОГО
Папье-маше. 1900
КП 35714/350

 

Перочистка в виде книг
Из собрания А.Г.Достоевской, № 4093
ПЕРОЧИСТКА В ВИДЕ КОРЕШКОВ КНИГ РУССКИХ КЛАССИКОВ,
В ТОМ ЧИСЛЕ Ф.М.ДОСТОЕВСКОГО
Металл. 1900
КП35714/351
Из собрания А.Г.Достоевской, № 4094

 


ИЛЛЮСТРАЦИИ Н.КАРАЗИНА ДЛЯ АЛЬБОМА «ПЯТНАДЦАТЬ
АКВАРЕЛЬНЫХ КАРТИН К СОЧИНЕНИЯМ Ф.М.ДОСТОЕВСКОГО». 1892-1893
Бумага, акварель, гуашь
На изображении внизу слева акварелью и белилами подпись художника: «Н.Каразин». На паспарту
15,8х22,8; 25,2х32,6
КП 4438, 4439/2, 4440/1-3, 4441, 4442/1,2, 4443/1,2, 4445, 4448
Литографированный альбом издан как приложение к журналу «Живописное обозрение» за 1893. Издание С.Добродеева.
1. БЕДНЫЕ ЛЮДИ
СТАРИК ПОКРОВСКИЙ НА ПОХОРОНАХ СВОЕГО СЫНА
2. ХОЗЯЙКА
3. НЕТОЧКА НЕЗВАНОВА
Ефимов играет на скрипке
4-5. ЗАПИСКИ ИЗ МЕРТВОГО ДОМА
На этапе
В ОСТРОГЕ
6. УНИЖЕННЫЕ И ОСКОРБЛЕННЫЕ
СМЕРТЬ СМИТА
7-8. ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ
СЦЕНА УБИЙСТВА
КАТЕРИНА ИВАНОВНА С ДЕТЬМИ НА УЛИЦЕ ПЕТЕРБУРГА
9. БЕСЫ
ГУБЕРНСКИЙ БАЛ
10-12. БРАТЬЯ КАРАМАЗОВЫ\
СЦЕНА В МОНАСТЫРЕ У СТАРЦА ЗОСИМЫ
АРЕСТ МИТИ
АЛЕША И СНЕГИРЁВ

 


ПЕТЕРБУРГ ДОСТОЕВСКОГО

 

«Всякое раннее утро, петербургское в том числе, имеет на природу человека отрезвляющее действие. […]Но мимоходом, однако, замечу, что считаю петербургское утро, казалось бы самое прозаическое на всём земном шаре, – чуть ли не самым фантастическим в мире. Это моё личное воззрение или, лучше сказать, впечатление, но я за него стою. В такое петербургское утро, гнилое, сырое и туманное, дикая мечта какого-нибудь пушкинского Германна из “Пиковой дамы” (колоссальное лицо, необычайный, совершенно петербургский тип – тип из петербургского периода!), мне кажется, должна ещё более укрепиться. Мне сто раз, среди этого тумана, задавалась странная, но навязчивая грёза: “А что, как разлетится этот туман и уйдёт кверху, не уйдёт ли с ним вместе и весь этот гнилой, склизлый город, подымется с туманом и исчезнет как дым, и останется прежнее финское болото, а посреди его, пожалуй, для красы, бронзовый всадник на жарко дышащем, загнанном коне?”»

Ф.М.Достоевский. Подросток


ПЕТР I
Э.М.Фальконе
Макет памятника
Бронза
КП 4651

 
ПЕТЕРБУРГ. ПАМЯТНИК ПЕТРУ ВЕЛИКОМУ
Раскрашенная тонолитография. 1860-е
Под изображением: «Druck Verlag u. Eigenthum. v. Ed. Gust. May in Frankfurt a M. 821. Monument von Peter dem Grossen auf Granitblock (St.Petersburg). Monumеnt de Pierre Le Grand (St.Pétersbourg)»; ниже посередине: «ПАМЯТНИК ПЕТРУ ВЕЛИКОМУ (С.ПЕТЕРБУРГ)»; справа: «Geseizl deponirt»
24,0х33,8; 33,8х42,8
КП 50954/1240


ПЕТЕРБУРГ. ИСААКИЕВСКИЙ СОБОР
Башелье. По рисунку И.Шарлеманя. Середина ХIХ
Раскрашенная тонолитография
Издание Дациаро
30,9х42,6; 40,552,5
КП 50954/1239


ПЕТЕРБУРГ. СТАНЦИЯ МОСКОВСКОЙ ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГИ
Тонолитография. 1867
На изображении внизу слева, с камня: «М». Под изображением: «Дозволено цензурою. Москва 30 сентября 1867. Печ. в Лит. А.Руднева. На Никольской ул. в Д. Шереметева в Москве»; ниже посередине: «Ст.Петербург, станция московской железной дороги».
29,8х42,9; 41,0х54,3
КП 41662


ПЕТЕРБУРГ. ЦЕРКОВЬ БЛАГОВЕЩЕНИЯ НА ВАСИЛЬЕВСКОМ ОСТРОВЕ
По рисунку Ф.Перро. Середина ХIХ
Раскрашенная тонолитография
Издание И.Дациаро
Над изображением: «St.Pétersbourg № 25». Под изображением: «F.Perrot del. Imp. Par Lemercier. ЦЕРКОВЬ БЛАГОВЕЩЕНИЕ. ÉGLISE DE LANNONCIATION. Vassili-Ostrow 7me ligne»; ниже: «Издание Дациаро. Publié par Daziaro, à Moscou et St.Pétersbourg»
25,8х37,4; 38,1х42,5
КП 41207


ПАВЛОВСКИЙ ВОКЗАЛ
Тонолитография. II половина ХIХ
КП 50956/42


ДВАДЦАТИПЯТИЛЕТИЕ ЦАРСКОСЕЛЬСКОЙ ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГИ
Тонолитография. 1862
КП 50956/149


ПАВЛОВСКИЙ ВОКЗАЛ
Шульц. По рисунку И.Мейера. II половина ХIХ
Цветная литография
Под изображением: «Dessiné daprès nature par J.Meyer. Lith. Par C.Schultz à Paris. Imp. par Lemercier à Paris. Воксал в Павловске. 22 Le Vauxhall à Pavlovsky. Publié par J.Velten à St.Pétersbоurg».
25,0х35,2; 38,0х54,4
КП 50956/535 


ПЕТЕРБУРГ. НЕВСКИЙ ПРОСПЕКТ
А.Дюран, фигуры Раффэ. 1844
Литография с тоном
На изображении внизу справа: «André Durand. 1843». Под изображением: «Gihaut frères éditeurs, Boulevard des Italiens, 5. Figures par Raffet. Imprimé par Auguste Bry, 134, rue du Bac»; ниже посередине: «PERSPECTIVE DE NEWSKI (16 Juillet 1839)».
43,4х26,8; 45,8х27,7
КП 9784/87


ПЕТЕРБУРГ. САДОВАЯ УЛИЦА
К.Беггров. По рисунку К.Саббата и С.Шифляра. Середина ХIХ
Литография
Издание Общества Поощрения Художников
Под изображением: «Рисовал с натуры Сабат, фигуры Шифляр. Рис. на камне К.Беггров. Садовая улица. Rue dite des Jardins». В нижнем правом углу штамп в овале: «ОПХ».
29,8х43,4; 48,1х59,6
КП 21553/9


ПЕТЕРБУРГ. БОЛЬШАЯ НЕВКА
И.Шишкин
Холст на дереве, масло
12,3х25,2
КП 41876 


АНЦИФЕРОВ Н.П. ПЕТЕРБУРГ ДОСТОЕВСКОГО.
Пб., «Брокгауз – Ефрон», 1923
С рисунками М.В.Добужинского
Инв. № 185198
Из библиотеки Л.П.Гроссмана

«Из богатого литературного наследия (около 30 романов, повестей и рассказов) мы можем выделить до 20 произведений, в которых Петербург выступает, как фон для развития сюжета.

Нельзя отметить периода преобладания Петербурга в творчестве Достоевского. Через всю его творческую жизнь неизменно проходит мотив северной столицы. Даже в далекой Флоренции, где создает он своего «Идиота», образы Петербурга переданы с удивительной конкретностью.

Во всех этих произведениях город не только обозначен, как место совершающегося действия. Обычно Достоевский даёт точные топографические указания. Он любил отмечать отдельные места разнообразного в своих мечтах и цельного в своем единстве города[…]

Отсутствие чутья к красоте Петербурга, как монументального города, отнюдь не свидетельствует о равнодушии Достоевского к архитектуре. Но дома для него приобретают особое значение как обиталище его героев. Дом обрисовывается, как обособленный мирок, живущий своей таинственной жизнью, влияющей так или иначе на судьбу своего обитателя. При описании топографии Петербурга приходится не раз отмечать это пристальное отношение к дому.

[...]Дремлющие в недрах города силы хаоса сообщают жизни Петербурга, столь суетной и пошлой, исключительную напряжённость. И этот город “полный пошлости таинственной” оказывается городом фантастики, превращается в призрак, в видение.

Эта фантастика не заключается в рассечении жизни на явь и сон, прозу и поэзию, быль и сказку. Нет, её особенность в неразличимости противоположных начал, в их нераздельной слитности. Но только не в их механическом смешении. Чем петербургская жизнь привычнее, пошлее, тем полнее незримо присутствующей тайной».

 
ДУРЫЛИН С.Н. ОБ ОДНОМ СИМВОЛЕ У ДОСТОЕВСКОГО.
Государственная Академия художественных наук, М., 1928
С дарственной надписью: «Дорогому Георгию Ивановичу Чулкову, пестуну и родителю этого и множества других работ – автора – с любовью и благодарностью. Томск. 1930 г. 6. II».
Инв. № 140970

«Одною из наиболее ярких областей применения Достоевским методов символизма является пейзаж и интерьер в его романах. [...]

Основная атмосферическая среда петербургского пейзажа Достоевского – это сырой туман и хмурая завеса пыли, застящая солнце. Эти – основная среда и световое окружение определяются с ясностью уже в самых ранних произведениях Достоевского, и тут же, рядом с ними, прочно устанавливается и контрастная их антитеза – закат с косыми лучами, пробивающимися сквозь эти туман и пыль. [...]

Наблюдения над эстетической, творческой, психологической верностью закатного символа Достоевского естественно приводит к выводу об онтологической точности, верности и прочности его символа, занимающего такое большое место в его искусстве».

 


В ДОМАШНЕМ КРУГУ. ФРАГМЕНТ ИНТЕРЬЕРА

 


 Фрагмент домашнего интерьера
ДАЧА ДОСТОЕВСКОГО В ЛЮБЛИНЕ, ПОД МОСКВОЙ
Фотография любительская, начало ХХ
На обороте паспарту чернилами надпись А.Г.Достоевской: «Дача в Люблине (близ Москвы), где проводил лето в семье своей сестры В.М.Ивановой Феодор Михайлович, в 1866 году».

8,0х10,2 (в свету); 10,8х12,7 паспарту
КП 35715/33
Из собрания А.Г.Достоевской
Здесь он писал «Преступление и наказание» (часть V), составил план «Игрока». Люблинские впечатления нашли отражение в рассказе «Вечный муж».

«У них [Ивановых] я застал довольно много гостей, здороваясь с которыми я был представлен пожилому господину, немного выше среднего роста, с белокурыми, прямыми волосами и бородой, с весьма выразительным и бледно-матовым, почти болезненным лицом. Это был Ф.М.Достоевский... Мне невольно вспомнились его герои из “Мёртвого дома”, закованные в кандалы и одетые в серые арестантские куртки. Неужели, подумал я, руки и ноги этого благообразного человека также побрякивали кандалами, неужели и он носил арестантскую куртку? Да, это всё в действительности было, всё это перенёс этот человек в дебрях отдалённой Сибири, в каторге, которую он так гениально изобразил в “Записках из Мёртвого дома”». (Н.Н.Фон-Фохт. К биографии Достоевского)


ДИВАН, ПРИНАДЛЕЖАВШИЙ ДОСТОЕВСКОМУ
КУ 10318
Приобретён Достоевским летом 1866 для дачи в Люблине. Впоследствии диван хранился в Даровом у Ивановых; передан в Музей-квартиру Ф.М.Достоевского в Москве в 1928 племянницей писателя М.А.Ивановой.


ВЕРА МИХАЙЛОВНА ИВАНОВА, УРОЖД. ДОСТОЕВСКАЯ (1829-1896)
Фотография И.А.Тарасова. Рязань. 1880-е
На фирменном кабинетном бланке (внизу обрезан), на обороте фирменный штамп фотографа: «Художественная фотография И.А.Тарасова в Рязани».
11,1х8,4 овал; 14,7х10,8
КП 35716/46
От М.А.Ивановой, племянницы писателя. 1926
Любимая сестра писателя. С января 1846 замужем за А.П.Ивановым. Проездом в Москве Достоевский всегда посещал её семью, в которой царила лёгкая жизнерадостная атмосфера.


СОФЬЯ АЛЕКСАНДРОВНА ИВАНОВА, В ЗАМУЖЕСТВЕ ХМЫРОВА (1846-1907)
Фотография Г.Кистенмахера. Петербург. 1865-1867
Паспарту обрезано, на обороте наклейка с текстом: «Фотография Кистенмахера и К вблизи моста на Софийской ул., в д. Аргамакова пр. Маг. Г-жи Истоминой в Москве».
16,0х12,9
КП 35716/582
Дар Е.М.Достоевской, племянницы писателя. 1929
Дочь В.М.Ивановой, любимая племянница писателя, которой он посвятил роман «Идиот». Переводчица английских романов, в частности Диккенса, а также У.Коллинза («Бедная мисс Финч», «Вторая жена», «Новая Магдалина», по свидетельству её мужа Д.Н.Хмырова) для журнала «Русский Вестник», в котором переводы в основном печатались анонимно.


СОФЬЯ АЛЕКСАНДРОВНА ИВАНОВА, В ЗАМУЖЕСТВЕ ХМЫРОВА (1846-1907)
Фотография М. Тулинова и П. Шоманского. Москва. 1867
На сером паспарту, внизу черными чернилами, рукой А.Г. Достоевской: «София Александрова Хмырова, племянница Ф.М. Достоевского».
8,8х5,6; 17,5х12,9
КП 35714/28
Из собрания А.Г. Достоевской, № 3313


СЕМЬЯ ХМЫРОВЫХ: СОФЬЯ АЛЕКСАНДРОВНА, ЕЕ МУЖ ДМИТРИЙ НИКОЛАЕВИЧ И ИХ ДЕТИ - СОФЬЯ, ЛЕВ, НАТАЛЬЯ, ДМИТРИЙ
Фотография. Начало 1890-х
На паспарту
16,7х22,6; 24,7х34,2
КП 35716/51
От О.А.Ивановой, через М.В.Волоцкого. 1933
Ольга Александровна Иванова (1863-1941), племянница писателя


АЛЬБОМ ХМЫРОВЫХ
В кожаном переплёте, на верхней крышке мраморная доска с гравированной металлической пластиной: «Хмырову Д.Н.» В альбоме визитные фотографии семейства Веры Михайловны Ивановой и дружеского окружения Хмыровых
КП 52261/1-67
Дар О.С.Алексеевой. 1981


ФОТОГРАФИИ ИЗ АЛЬБОМА:
1. АЛЕКСАНДР ПАВЛОВИЧ ИВАНОВ (1813-1868)
Фотография. 1860-е
10,0х6,2
КП 52261/21
Муж В.М.Ивановой. Врач Константиновского межевого института и преподаватель физики и естественных наук. В 1852 приобрёл имения Достоевских Даровое и Черемошню.


ДЕТИ ИВАНОВЫХ:
2. МАРИЯ АЛЕКСАНДРОВНА (1848-1928)
Фотография Лео [Падуровой М.] Москва. 1876-1878
На рекламном визитном бланке, внизу: «Фотогр. Лео»; на обороте: «Au coin de la Vsdwijenka et de la place d’Arbat maison №№ 176/106. Фотография Лео. На углу Вздвиженка и Арбатский проезд д. №№ 176/106. Москва».
8,8х5,6; 10,5х6,3
КП 52261/20
Племянница писателя, пианистка, ученица Н.Г.Рубинштейна. Достоевский любил слушать её игру.


3. АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ (1850- ?)
Фотография И.Павлова. Москва. 1876-1877
На рекламном визитном бланке, внизу: «Фотогр. И.Павлова в Москве»; на обороте: «Фотография И.Павлова в Москве на Немецкой улице, дом Клачковой».
9,0х5,5,4; 10,4х6,4
КП 52261/22
Племянник писателя.


4. ВИКТОР АЛЕКСАНДРОВИЧ (1854-1910)
Фотография А.Лоренса. Петербург. [1870-e]
На рекламном визитном бланке, внизу: «Alfred Lorens.S.Petersbourg»; на обороте: «Фотографическая мастерская Альфред Лоренс. С.Петербург. Невский просп. дом Боссе. № 5».
9,1х5,3; 10,6х6,3
КП 52261/23
Племянник писателя.


5. НИНА АЛЕКСАНДРОВНА, В ЗАМУЖЕСТВЕ ПРОФЕРАНСОВА
(1857-1914)
Славянская фотография К.Шимановского. Москва. 1884
На рекламном визитном бланке, внизу: «Славянская фот. К.Шимановского в Москве»; на обороте: «Славянская фот. К.Шимановского у Петровских ворот против Петровского монастыря д. № 21 и 84 в Москве»; ниже процарапано: «Н. 1884 года 20 Августа».
9,1х5,7; 10,6х6,4
КП 52261/25
Племянница писателя.


6. АЛЕКСЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ (1860-1921)
Фотография В.Малиновского. Рига. Около 1880
На рекламном визитном бланке, внизу: «W.v.Malinowski. Riga»; на обороте: «Photographie W.v.Malinowski. Riga. 3 gr. Alexander Str. 3».
9,0х5,5; 10,5х6,4
КП 52261/24
Племянник писателя.


8. НАТАЛЬЯ АЛЕКСАНДРОВНА (1867-1923)
Фотография Т.Шитова и Е.Симонова. Москва. Конец 1874
На рекламном визитном бланке, внизу: «Фотогр. Симонова и К° в Москве»; на обороте: «Увеличивают копии с карточек и дагеротипов (sic!) до натуральной величины фотографы художник Т.В.Шитов и Е.М.Симонов в Москве. Пречистенский бульвар угол Сивцева Вражка № 17».
8,7х5,7; 10,6х6,6
КП 52261/27
Племянница писателя.


МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ ДОСТОЕВСКИЙ
Фотография. Петербург. 1864
В раме
22,5х17,3 в свету
КП 41810
Из коллекции А.М.Достоевского. Дар М.В.Савостьяновой. 1958
Старший брат писателя.

 
СЕМЬЯ М.М. ДОСТОЕВСКОГО
Неизвестный художник
Миниатюра на слоновой кости. [1854 - 1856]
В раме
15,1х11,7 в свету
КП 35716/437
От Е.М.Достоевской, племянницы писателя (приобретено у Е.Н.Люба). 1933
Слева направо: стоит с грудным Николаем на руках Эмилия Фёдоровна Достоевская, урожд. Дитмар (1822-1879), за круглым столиком сидят Екатерина и Мария с тетрадью нот в руках, у её кресла стоит Фёдор в гимназическом мундире, в плетёной коляске лежит Михаил, напротив в голубом платье стоит Варвара.


ФЕДОР МИХАЙЛОВИЧ ДОСТОЕВСКИЙ (1842-1906)
Фотография, подкрашенная акварелью и белилами. 1870-е

В овальной раме
20,8х16,5 в свету
КП 35716/470
Дар Е.М.Достоевской, племянницы писателя. 1929
Любимый племянник Достоевского, сын М.М.Достоевского, в семье его называли Фёдор Михайлович-младший. Пианист, ученик А.Г. Рубинштейна, директор Саратовского отделения Русского музыкального общества.


ДОСТОЕВСКИЙ
Фотография Н.Досса. Петербург. 1876
На рекламном визитном бланке, внизу: «Худож. Н.Досс». На обороте: «Perspective de Nevsky, № 1. Doss. Photographie S.Petersbourg»; внизу коричневыми чернилами дарственная надпись Ф.М.Достоевскому, сыну старшего брата: «Племяннику Феде от меня. Ф.Достоевский». 9,0х5,6; 10,5х6,4.
КП 35716/3
Дар Т.Ф.Достоевской, внучатой племянницы писателя. 1947 


МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ ДОСТОЕВСКИЙ (1846-1896)
Фотография Грибоедова. Петербург. [Конец 1860-х – начало 1870-х]
На визитном рекламном бланке, внизу: «Грибоедов»; на обороте: «Фотография Грибоедова. Большая Морская № 38. С.Петербург».
8,7х5,5; 9,8х5,8. КП 35716/27
От Иоаниди, из альбома А.Г.Достоевской. 1938
Племянник писателя, сын М.М.Достоевского. Начинал как талантливый музыкант; с 1869 – банковский служащий, с 1875 служил в обществе взаимного кредита. Достоевский любил его, поддерживал материально.


ДОСТОЕВСКИЙ
Фотография К.Шапиро. Петербург. 1879
На фирменном кабинетном бланке, внизу: «Константин Шапиро. Невский просп. у Казанского моста, дом № 30», тот же текст на французском языке. На обороте чёрными чернилами дарственная надпись М.М.Достоевскому, сыну старшего брата: «Дорогому и милейшему племяннику Михаилу Михайловичу от дяди».
12,0х8,6; 16,2х11,1. КП 34858
От М.В.Зеленевой, внучатой племянницы писателя. 1957


МАРИЯ МИХАЙЛОВНА ВЛАДИСЛАВЛЕВА, УРОЖД. ДОСТОЕВСКАЯ (1843-1888)
Фотография. Конец 1850-х
На паспарту
8,7х5,4; 9,8х5,7
КП 35716/29
От Иоаниди, из альбома А.Г.Достоевской. 1938
Племянница писателя, дочь М.М.Достоевского, пианистка, ученица А.Г.Рубинштейна.


МИХАИЛ ИВАНОВИЧ ВЛАДИСЛАВЛЕВ (1840-1890)
Фотография Г.Штромфельдта. Геттинген. [1864]
На рекламном визитном бланке, внизу: «H.Stromfeldt, Phot». На обороте: «Hermann Stromfeldt. Göttingen» и чернилами дарственная надпись: «Федору Михайловичу Достоевскому на память. М.Владиславлев. 10 марта 1864 года. Гёттинген».
8,5х5,2; 10,5х6,0
КП 35716/136
Дар Е.М.Достоевской, племянницы писателя. 1929
Муж М.М.Владиславлевой. Профессор философии, ректор Петербургского университета.


СЕМЕЙНЫЙ АЛЬБОМ Е.М.ДОСТОЕВСКОЙ С ВИЗИТНЫМИ ФОТОГРАФИЯМИ
КП 35716/193-235


ВАРВАРА МИХАЙЛОВНА ДОСТОЕВСКАЯ, В ЗАМУЖЕСТВЕ КАРЕПИНА (1822-1893)
Стрелковский. 1840
Бристольский картон, акварель
Под изображением справа карандашом подпись автора: «Стрелковский. 1840».
22,2х17,9
КП 34777
Дар А.М.Лениной и М.В.Савостьяновой, внучатых племянниц писателя. 1957
Старшая сестра Достоевского. Тяжёлые отношения с отцом после смерти матери вынудили её поселиться весной 1838 в доме Куманиных. В 1840 вышла замуж за П.А.Карепина, вскоре после женитьбы назначенного опекуном братьев и сестёр Достоевских. В 1850 овдовела, оставшись с тремя малолетними детьми. Достоевский, по свидетельству А.М.Достоевского, «очень любил и уважал её не только как сестру, но и как женщину редкого ума и твёрдого характера». Биографические факты юности Карепиной были использованы Достоевским в повести «Неточка Незванова», а также в описании детства и замужества Вареньки Добросёловой.


Ф.М.ДОСТОЕВСКИЙ. ПИСЬМО К СЕСТРЕ, В.М.КАРЕПИНОЙ
12 ноября, 1859
Автограф
Ф. 81, оп.1, д. 4


АНДРЕЙ МИХАЙЛОВИЧ ДОСТОЕВСКИЙ (1825-1897)
Фотография. Конец 1860-х - начало 1870-х
В раме
26,0х21,3 в свету
КП 34886
Дар М.В.Савостьяновой. 1957
Младший брат Достоевского


ДОМНИКА ИВАНОВНА ДОСТОЕВСКАЯ, УРОЖД. ФЕДОРЧЕНКО (1825-1887)
Фотография. Конец 1860-х - начало 1870-х
В раме
25,5х21,3 в свету
КП 34887
Дар М.В.Савостьяновой. 1957
Жена А.М.Достоевского. Писатель познакомился с ней после возвращения из Твери в Петербург. 


ДОСТОЕВСКИЙ
Фотография Н.Досса. Петербург. 1876
На рекламном кабинетном бланке, внизу: «Portrait Album N.Doss. St.Petersbourg». На обороте: «Perspective de Nevsky № 1 N.Doss Photographie. S.Petersbourg»; внизу чёрными чернилами дарственная надпись: «Уважаемой и любезнейшей Доменике Ивановне и Брату Андрею Михайловичу от любящего их брата. 1877 г. Апрель 28-го».
9,8х7,8 овал; 13,9х9,5; 16,4х11,0
КП 54375

 
ДЕТИ А.М. И Д.И. ДОСТОЕВСКИХ: АНДРЕЙ (1863-1933), АЛЕКСАНДР (1857-1894), ЕВГЕНИЯ, В ЗАМУЖЕСТВЕ РЫКАЧЕВА (1853-1919), ВАРВАРА, В ЗАМУЖЕСТВЕ САВОСТЬЯНОВА (1858 после 1933)
Фотография Александровского. 1874, 2 января
В раме
13,317,5 в свету
кп 34893
Дар М.В.Савостьяновой, внучатой племянницы писателя. 1957
Сидят: Варвара и Александр, стоят: Андрей и Евгения.

 
АЛЕКСАНДР АНДРЕЕВИЧ ДОСТОЕВСКИЙ
Фотография И.Дьяговченко. Москва. 1882

На визитном рекламном бланке (вверху и внизу обрезан); на обороте: «Двора Его Императорского Величества фотограф Ив.Дьяговченко в Москве Кузнецкий мост № 11», надпись чёрными чернилами рукой неустановленного лица: «Снята 8 июля 1882 г.»
8,7х5,3; 9,0х5.7. КП 34891
Дар М.В.Савостьяновой, внучатой племянницы писателя. 1957
Племянник писателя, сын А.М.Достоевского. Доктор медицины, приват-доцент военно-медицинской академии.


ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. УНИЖЕННЫЕ И ОСКОРБЛЕННЫЕ. Пятое издание. СПб, 1879
На шмуцтитуле дарственная надпись: «Любезному племяннику Александру Андреевичу от любящего его дяди».
Инв. № 142931
«Сейчас только вернулся от Фёдора Михайловича […]Между прочим, он подарил мне новое издание книги “Униженные и оскорблённые”». (Письмо А.А.Достоевского родителям 13 декабря 1879).


ВАРВАРА АНДРЕЕВНА САВОСТЬЯНОВА, УРОЖД. ДОСТОЕВСКАЯ
Фотография Левицкий и Сын. Петербург. 1880-е
На рекламном кабинетном бланке, внизу: «Левицкий и Сын. Невск. просп. №28. Ст.Петербург». На обороте карандашом дарственная надпись владелицы: «В музей Ф.М.Достоевского. Варвара Андреевна Савостьянова, рождённая Достоевская. 13 Декабря 1933 года».
13,8х9,6; 16,8х10.8. КП 35716/48
От В.А.Савостьяновой, племянницы писателя (дочери А.М.Достоевского). 1933


ДОСТОЕВСКИЙ
Фотография К.Шапиро. Петербург. 1879
На рекламном кабинетном бланке (текст выцветший); внизу дарственная надпись: «Владимиру К[он]ст[антиновичу] Савостьян[ову] от любящего е[го] Ф[ёдор]а До[стоевского]» (автограф сохранился частично).
11,8х8,5; 15,5х11,2
КП 34880
Дар М.В.Савостьяновой, внучатой племянницы писателя. 1957
В.К.Савостьянов (1853-1893), муж племянницы писателя В.А.Достоевской.

«Ещё помню, как я была у него с мужем, которого он очень полюбил, обласкал, подарил свою фотографическую карточку, сам же её подписал, и это тем более трогательно, что с чужими он был и нелюбезен и нелюдим. Раз он был муж его племянницы, этого было достаточно, чтобы он полюбил его». (В.Савостьянова. Достоевский в кругу родных)


ГРИГОРИЙ ИВАНОВИЧ СНИТКИН (1799-1866)
Фотография А. Веррье. Москва. 1860-е
На визитном паспарту, на обороте фирменный штамп фотографа: «English Photographic Establishment. A.B.Verrier. Английская фотография. больш. Мещанской на искосок Ломбарта д. Гиршфельд № 20.
8,8х5,4; 9,7х5,9
КП 35716/14
Из Музея Старой Руссы. 1929
Отец А.Г. Достоевской. Мелкий петербургский чиновник. Обладал лёгким и жизнерадостным нравом; в молодости увлекался театром и литературой, был большим поклонником Достоевского, любовь к которому сумел внушить и своей дочери (в семье её даже прозвали Неточкой).

«Прожили мои родители вместе около двадцати пяти лет и жили очень дружно, так как сошлись характерами. Главою дома была моя мать, обладавшая сильною волей; папа добровольно подчинился маме и отвоевал себе лишь одно: свободу разыскивать и покупать на Апраксином и других рынках […]разные редкости и диковинки, а преимущественно ценный фарфор[…]

Я вспоминаю моё детство и юность с самым отрадным чувством: отец и мать нас всех очень любили и никогда не наказывали понапрасну. Жизнь в семье была тихая, размеренная, спокойная, без ссор, драм или катастроф.

[…]кончина моего отца […]было первое несчастие, которое я испытала в моей жизни. Горе моё выражалось бурно: я много плакала, целые дни проводила на большой Охте, на могиле покойного, и не могла примириться с тяжёлою утратою». (А.Г.Достоевская. Воспоминания)


АННА НИКОЛАЕВНА СНИТКИНА, урожд. Мильтопеус (1812-1893)
Фотография Де Йонга. Веве. 1868
На рекламном визитном бланке, внизу: «De Jongh»; на обороте фирменный штамп фотографа: «Photographie De Jong. Place de lHôtel de Ville. Vevey. Les Clichés sont conservés»; чёрными чернилами рукой неустановленного лица: «18 сент. 1868 г. Анна Никол. Сниткина».
9,0х5,3; 10,5х6,3
КП 39714
Мать А.Г. Достоевской. Шведка финского происхождения. Достоевский тепло относился к тёще и охотно прибегал к её помощи в практических делах. Выполняла поручения Достоевского, касающиеся его пасынка П.А.Исаева.

«Мать моя была женщина поразительной красоты – высокая, тонкая, стройная, с удивительно правильными чертами лица. Обладала она также чрезвычайно красивым сопрано, сохранившимся у ней почти до старости». (А.Г.Достоевская. Воспоминания)


ИВАН ГРИГОРЬЕВИЧ СНИТКИН (1850-1887)
Фотография Л.Клювера. Петербург. 1868
На рекламном визитном бланке, внизу: «Louis Cluver». На обороте: «Первая общедоступная фотография Людвиг Клювер, на углу Вознесенского просп. и большой Садовой улицы д. № 45 38. кв. № 12. С.Петербург», вверху дарственная надпись сестре - А.Г.Достоевской: «Милому другу Нюте любящий брат Иван Сниткин. С.П.Б. 3е января 1868 года».
8,5х5,7; 10,3х5,8
КП 35716/232
Брат А.Г. Достоевской, «любимый брат», «близкий и преданный [ей] человек». Окончил Петровскую сельскохозяйственную академию в Москве.

«Ему минуло семнадцать лет, был очень красив, румян, с русыми кудрявыми волосами, скромен, как девушка, чрезвычайно добр и весел. В Академии он считался самым юным студентом, и его все любили». (А.Г.Достоевская. Воспоминания)


АЛЬБОМ А.Г.СНИТКИНОЙ. 1861-1863
С визитными фотографиями гимназических подруг и преподавателей
КП 35716/237-258
Из Музея Старой Руссы. 1929

 

Фрагмент экспозиции 3-го зала. В семейном кругу

 
А.Г.СНИТКИНА, В ЗАМУЖЕСТВЕ ДОСТОЕВСКАЯ
Фотография. Начало 1860-х
На визитном паспарту
8,7х5,5; 8,9х5.5
КП 35716/541
Из альбома А.Г.Достоевской, от Иоаниди, Сухуми


ДОСТОЕВСКИЙ
Фотоувеличение И.Щетинина (с фотографии М.Тулинова. 1861). 1860-е
На паспарту
25,9х20,4 овал; 27,9х23,4
КП 50948/1988


ПЕТЕРБУРГ. ЦЕРКОВЬ СВ. ТРОИЦЫ В ИЗМАЙЛОВСКОМ ПОЛКУ
Фотография. 1880-е
На паспарту, внизу коричневыми чернилами надпись А.Г.Достоевской: «Церковь во имя Святыя Троицы, в Измайловском полку. В этом храме Ф.М. Достоевский 15 февраля 1867 г. был обвенчан с Анною Григорьевною Сниткиной».
21,5 х 16,9; 31,9 х 26,6
КП 35714/35
Из собрания А.Г.Достоевской, № 3418


ДОСТОЕВСКИЙ
Фотография Н.Досса. Петербург. 1876
На фирменном кабинетном бланке. На обороте надпись А.Г.Достоевской: «Выражение лица веселое; таким он был дома, в семье, с детьми».
13,9 х 9,5; 16,7х10,7
КП 35714/320
Из собрания А.Г.Достоевской, № 3113


А.Г.ДОСТОЕВСКАЯ
Фотография К.Аразима. Дрезден. 1871, май
На визитном бланке, наклеенном на серое паспарту. На бланке внизу: «Carl Arazim. Dresden». На паспарту коричневыми чернилами надпись А.Г.Достоевской: «Анна Григорьевна Достоевская, вдова Ф.М.Достоевского», на обороте её же рукой: «Снят в Дрездене в мае 1871 года».
9,2х5,7; 10,2х6х2; 18,1х13,2
КП 35715/23
Из собрания А.Г.Достоевской

« Я и Аня ужасно обрадовались, что Вы похвалили её карточку. Я вам вышлю другую её фотографию, потому что из прежней она уже выросла».

Ф.М.Достоевский – С.А.Ивановой. Дрезден . 6/8 января 1871


ЛЮБА ДОСТОЕВСКАЯ (1869-1926)
Фотография К.Андерсона. Петербург. 1873-1974
На рекламном визитном бланке, внизу: «фот. К.Андерсон». На обороте: «Фотографии К.Андерсон. С.Петербург. Офицерская ул. второй д. от Вознесенской д. № 4. Угол Гороховой и б.Садовой д. № 36. Аларчин мост д. Крамера № 168. Угол Невского и мал.Садовой д. № 36»; вверху фиолетовыми чернилами рукой неустановленного лица: «Дочь Федора Михайловича Любовь».
9,1х5.6; 10,1х6,2
КП 35716/579


ФЕДЯ ДОСТОЕВСКИЙ (1871-1921)
Фотография Ю.Штейнберга. Петербург. 1873, 16 июля
На рекламном визитном бланке, внизу: «Ю.Штейнберг. На Невск. Пр. на уг. 6 Садовой № 52/8»; на обороте коричневыми чернилами надпись А.Г.Достоевской: «16 Июль. 1873 г.»
8,8х5,5; 10,3х6,2
КП 35716/52
Из альбома А.Г. Достоевской. От Иоаниди, Сухуми. 1938
Сын писателя.


ФЕДОР И ЛЮБОВЬ ДОСТОЕВСКИЕ
Фотография Н.Лоренковича. [Старая Русса]. 1878
На рекламном кабинетном бланке, внизу: «С.Петербург. Б.Морская № 26» и монограмма «Н.Л.»; на обороте: «Ст.Петербургская фотография Н.Лоренкович. С.Петербург. Большая Морская № 26. Старая Русса. В парке Минеральных вод».
14,1х9,8; 17,0х10,9
КП 35716/70
Из архива А.А.Достоевского, внука писателя, через М.В.Савостьянову. 1937


ПЕТЕРБУРГ. ДОМ А.П.СТРУБИНСКОГО НА ГРЕЧЕСКОМ ПРОСПЕКТЕ
Фотография. 1880-е
На паспарту, внизу коричневыми чернилами надпись А.Г.Достоевской: «Вид Греческой церкви в С.Петербурге и дома Г.Струбинского (на углу Греческого проспекта и улицы Песков), в котором Ф.М. Достоевский жил в 1875 - 1878 г. Здесь были написаны и изданы «Дневник Писателя» за 1876 и 1877 г.»
17,0х22,5; 26,7х31,8
КП 35714/36
Из собрания А.Г.Достоевской, № 3428


ДОСТОЕВСКИЙ
Фотография К.Шапиро. Петербург. 1879
Овал. На кабинетном бланке, внизу: «Константин Шапиро. Невский просп. У Казанского моста, дом № 30», справа тот же текст по-французски. Под изображением чернилами рукой неустановленного лица: «Ф.М.Достоевский». На обороте дарственная надпись А.Г.Достоевской: «Глубокоуважаемому Александру Дмитриевичу Свербееву на добрую память от А.Достоевской. 15 сент. 1882 г.»
11,2х8,6; 16,3х10,8
КП 50948/1943
От Н.С.Голицыной. 1934
[А.Д.Свербеев (1835 - 1917), самарский губернатор]

 


ПРОДОЛЖЕНИЕ КАТАЛОГА
 

 
sideBar
 

Государственный
Литературный
Музей
на


Подпишитесь на рассылку самых свежих новостей музея!