МИР ДОСТОЕВСКОГО
Каталог юбилейной выставки
(1996–2000)

Рукописи, книги, изобразительные материалы, памятные вещи
из фонда Ф. М. Достоевского

ЧАСТЬ II


I • II • IIIIVV


ИСТОКИ

Москва. Детские и юношеские впечатления. Семейные традиции и книжные влияния
Мемориальные предметы из квартиры родителей Достоевского на Божедомке
Из круга чтения юного Достоевского. Иллюстрации к повестям Пушкина и Гоголя
Начало. «Петербургские сновидения»: литературный дебют и образы ранних повестей. «Низвержение кумира» (преодоление гоголевского влияния)


Центральный фрагмент 2-го зала
ЗАЛ II. ИСТОКИ

 

 

«[...]Учиться, “что значит человек и жизнь”», – в этом довольно успеваю я; учить характеры могу из писателей, с которыми лучшая часть жизни моей протекает свободно и радостно; более ничего не скажу о себе. Я в себе уверен. Человек есть тайна. Её надо разгадать, и ежели будешь её разгадывать всю жизнь, то не говори, что потерял время; я занимаюсь этой тайной, ибо хочу быть человеком».

Ф.М.Достоевский – М.М.Достоевскому. 16 августа 1839.Петербург

 


МОСКВА. ДЕТСКИЕ И ЮНОШЕСКИЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ, ОПРЕДЕЛИВШИЕ ТВОРЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ДОСТОЕВСКОГО. СЕМЕЙНЫЕ ТРАДИЦИИ И КНИЖНЫЕ ВЛИЯНИЯ

 

«Есть дети, с детства уже задумывающиеся над своей семьей, с детства оскорблённые неблагополучием отцов своих и среды своей, а главное - уже с детства начинающие понимать беспорядочность и случайность основ всей их жизни, отсутствие установившейся формы и родового предания».

Ф.М.Достоевский. Черновые записи к роману «Подросток»

 


ВИД МОСКВЫ И ОКРЕСТНОСТЕЙ
Жакоттэ (по рисунку О.Кадоля). 1825
Литография
КП 37316


МОСКВА. ФЛИГЕЛЬ МАРИИНСКОЙ БОЛЬНИЦЫ ДЛЯ БЕДНЫХ
НА НОВОЙ БОЖЕДОМКЕ
Фототипия. Конец XIX
На паспарту. Под изображением на наклейке черными чернилами, рукой А.Г.Достоевской: «Левый флигель Мариинской больницы, где родился Ф.М.Достоевский».
11,6х 15; 34,1х24,0
КП 35715/35
Из собрания А.Г.Достоевской

*А.Г.Достоевская именует левым флигель при взгляде от главного здания (как и А.М.Достоевский в «Воспоминаниях»), сейчас этот флигель называют правым при взгляде с улицы (лицом к главному корпусу).

30 октября/11 ноября 1821 здесь родился Достоевский. С 1821 по 1837 отец писателя служил врачом в Мариинской больнице. В 1822 семья Достоевских переехала в другой флигель, где с 1928 помещается Музей-квартира Достоевского. Здание больницы построено в 1806 зодчим И.Д.Жилярди. Район Божедомки был одним из самых печальных уголков Москвы, где находились «убогие дома» и кладбища для бедных. Рядом проходила дорога на Бутырскую, по которой отправляли партии арестантов.


ФРИДРИХ-ИОСИФ (Федор Петрович) ГААЗ (1780-1853)
[Н.Лихачёв]
Бумага, карандаш, черная акварель
Внизу справа чёрными чернилами подпись автора: «Н.Лих.». Поступил в конверте с надписью: «Портрет Д-ра Гааза, подаренный Ан.Фёд.Кони*».
9,6х5,7
КП 7060

Известный московский врач-филантроп. С 1928 главный врач московских тюрем. Верный своему девизу «спешите делать добро», старался всячески облегчить участь арестантов, снабжал их одеждой и деньгами. Его имя с благоговением повторялось во всех углах Сибири.
Упоминается в черновиках «Преступления и наказания» и в романе «Идиот».
*Анатолий Фёдорович Кони (1844-1927) – судебный и общественный деятель, публицист, литератор. Автор воспоминаний и заметок о Достоевском.

 


МОСКВА. СОБОР СВ. ВАСИЛИЯ БЛАЖЕННОГО
Бишбуа, фигуры В.Адама. Середина ХIХ
Раскрашенная тонолитография
Издание И.Дациаро
КП 50960/142

«Я происходил из семейства русского и благочестивого. […]Мы в семействе нашем знали Евангелие чуть не с первого детства. Мне было всего лишь десять лет, когда я уже знал почти все главные эпизоды русской истории из Карамзина, которого вслух по вечерам нам читал отец. Каждый раз посещение Кремля и соборов московских было для меня чем-то торжественным».

Ф.М.Достоевский. Дневник писателя. 1873

 


ТРОИЦЕ-СЕРГИЕВА ЛАВРА. ТРАПЕЗНАЯ ЦЕРКОВЬ
Фотография А.Мазурина. Конец ХIХ
Внизу справа выпуклое тиснение: «A.Mazourine»; на обороте вверху коричневыми чернилами рукой неустановленного лица: «Трапезная церковь в Троицко-Сергиевской Лавре».
17,4х23,0
КП 13376/44

«К числу летних разнообразий нужно отнести также ежегодные посещения Троицкой лавры. Эти путешествия были, конечно, для нас важными происшествиями и, так сказать, эпохами в жизни. Ездили обыкновенно на долгих. [...]У Троицы проводили дня два, посещали все церковные службы и, накупив игрушек, тем же порядком возвращались домой, употребив на путешествие дней пять-шесть». (А.М.Достоевский. Воспоминания)


МИХАИЛ ФЕДОРОВИЧ КОТЕЛЬНИЦКИЙ (1727 - 1798)
Неизвестный художник. Конец XVIII
Миниатюра на слоновой кости. В рамке
Под миниатюрой хранилась записка (чёрными чернилами) А.М.Достоевского: «Михаил Котельницкий (мой прадед с матерной стороны). Отец Василия Михайловича Котельницкого и Варвары Михайловны Котельницкой, по мужу Нечаевой».
3,9х3,2
КП 34875
Из коллекции А.М.Достоевского. Дар А.М.Лениной и М.В.Савостьяновой, внучатых племянниц писателя. 1957

Прадед Достоевского. По свидетельству А.М.Достоевского, служил корректором при Московской духовной типографии и был знаком со всеми тогдашними литераторами, в том числе со знаменитым Н.И.Новиковым.

«К сведениям о прадеде моём могу присовокупить, что портрет этой личности имеется у меня. Это – изящная по отделке миниатюра, рисованная на слоновой кости. Кстати, сообщу здесь, как приобретён мною этот портрет. В 1865 году, когда я был в Москве, то тётка моя Александра Фёдоровна Куманина, не потерявшая ещё тогда совершенно памяти, повела меня в свою спальню и, порывшись в своих комодах, вынула две миниатюры (вторая миниатюра была портретом моей бабушки Варвары Михайловны, которая тоже в настоящее время находится у меня) и сказала: “Возьми это себе; это портреты моего дедушки и моей матери; передаю их тебе, потому что ты умеешь беречь и ценишь вещи, особенно относящиеся до своих родных…”» (А.М.Достоевский. Воспоминания)


ВАРВАРА МИХАЙЛОВНА НЕЧАЕВА, УРОЖД. КОТЕЛЬНИЦКАЯ
(? - 1813)
Неизвестный художник. Конец XVIII
Миниатюра на слоновой кости. В футляре
6,5х5,7
КП 34876
Дар А.М.Лениной и М.В.Савостьяновой. 1957
Бабка Достоевского по материнской линии, дочь М.Ф.Котельницкого. С 1795 – замужем за Фёдором Тимофеевичем Нечаевым (1769-1832). От их брака было трое детей: сын Михаил Фёдорович, оставшийся холостым, и две дочери – Александра Фёдоровна, в замужестве Куманина, и Мария Фёдоровна, мать писателя.


ОЛЬГА ЯКОВЛЕВНА НЕЧАЕВА, УРОЖД. АНТИПОВА (1794 - 1870)
Фотография. Москва. 1865-1867
Визитная фотография, на обороте: «Русская фотография в Москве, на Волхонке дом Кирьякова»; вверху чёрными чернилами надпись А.М.Достоевского: «Ольга Яковлевна Нечаева».
10,6х6,4
КП 36985
Дар А.М.Лениной и М.В.Савостьяновой. 1957
Бабка Достоевского, вторая жена деда Достоевского – Ф.Т.Нечаева (мачеха М.Ф.Достоевской). Долгое время супруги жили в доме Куманиных, и после смерти мужа О.Я.Нечаева осталась там почти полноправной хозяйкой. В 1820-1830-х часто навещала с А.Ф.Куманиной семью Достоевских. Её властный характер особенно проявился в годы болезни А.Ф.Куманиной, когда она своевольно распоряжалась её деньгами.


"Семейная" витрина


ДОСТОЕВСКИЕ МИХАИЛ АНДРЕЕВИЧ (1789 - 1839),
МАРИЯ ФЁДОРОВНА, УРОЖД. НЕЧАЕВА (1800 - 1837)
Фотографии. Фотоателье «Русская фотография». Москва. 1866
С портретов, писанных пастелью художником Поповым. 1823
В одном паспарту, в черной деревянной раме. На паспарту внизу справа коричневыми чернилами надпись Андрея Андреевича Достоевского*: «С пастели работы художника Попова в сентябре 1823 года (20 сент.) переснято фотографией 21 Июля 1866 г. по заказу Андр[ея] Михайловича».
В раме записка М.А.Достоевского (на сильно пожелтевшей бумаге, светло-коричневыми чернилами): «Списан 1823 года сентября 20-го дня в Москве»; ниже коричневыми чернилами: «эта отметка писана рукою моего отца Михаила Андреевича Достоевского. А.М.Достоевский»; на обороте его же (А.М.Достоевского) рукой: «снят в русской фотографии в Москве, 21 июля 1866 года».
На обороте рамы наклеена записка А.М.Достоевского (чёрными чернилами): «Михаил Андреевич и Марья Фёдоровна Достоевские с портретов, писанных пастелью в сентябре 1823-го года (о чём имеется запись, сделанная самим Михаилом Андреевичем, вложенная в эту раму). Настоящая фотография снята с поблекших портретов в 1866 году июля 21 дня в Русской фотографии в Москве по заказу А.М.Достоевского за 20 рублей.
Подлинные портреты, хранившиеся у Варв. Михайлов. Карепиной (рожд. Достоевской), сгорели при пожаре бывшем в ея доме в 1880 годах. Таким образом, фотография эта является единственным экземпляром портретов покойных М.А., Мар[ии] Фёд[оровны] Достоевских».
15,9х12,0 два овала; 25,3х33,6 паспарту
КП 34879
Из коллекции А.М.Достоевского. Дар А.М.Лениной и М.В.Савостьяновой. 1957
Родители Достоевского.
По свидетельству А.М.Достоевского, художник Попов был в родстве с М.Ф.Достоевской.
*Андрей Андреевич Достоевский (1863-1933) – племянник писателя, сын А.М.Достоевского. Статистик-географ. С 1889 – редактор Центрального статистического комитета; в 1901-1914 – учёный секретарь Русского географического общества; в 1925-1930 – научный сотрудник музейного отдела Пушкинского Дома. 1930-1931 – арест и заключение. Редактор изданных в 1930 «Воспоминаний» отца, А.М.Достоевского, автор вступительной статьи и примечаний.

Отец писателя – сын священника; по окончании Подольской духовной семинарии поступил в Медико-хирургическую академию в Москве. Во время войны 1812 был командирован в военный госпиталь, в 1813 – произведён в лекари. В 1821 определён на службу в Московскую Мариинскую больницу для бедных, в 1837 в чине коллежского советника вышел в отставку и поселился в селе Даровом Тульской губернии. Сохранившиеся свидетельства рисуют его человеком мужественным и волевым, суровым и требовательным в семейном быту (некоторыми чертами его характера наделен отец Вареньки в «Бедных людях»). После смерти жены начал пить. Умер в 1839 при загадочных обстоятельствах, по мнению родственников, от рук крепостных. Дочь писателя Любовь Фёдоровна высказала предположение о возможном внешнем и психологическом сходстве Михаила Андреевича в последние годы жизни с Фёдором Павловичем Карамазовым.

Мать писателя происходила из старинного купеческого рода, замужем с 1819. По воспоминаниям современников и детей, была кроткой, доброй, художественно одаренной натурой. Последние годы жизни много болела, умерла от туберкулеза. Рассказывая о своем детстве, Достоевский «с горячим чувством говорил о матери». Некоторые черты её личности нашли отражение в образах матери Аркадия Долгорукова в «Подростке» и матери Алёши в «Братьях Карамазовых».

«За вареньице и наливочку благодарю тебя, несравненная моя, медок с чайком кушай, друг мой, и поблагодари за меня старосту. Прощай, душа моя, голубице моя, радость моя, жизнёночек мой, целую тебя до упаду. Детей за меня поцелуй. Кажется, писать нечего, исполни только то, что в прошедших письмах было писано. Прощай, единственный друг мой, и помни навсегда, что я всегда есмь твой до гроба». (М.А.Достоевский – М.Ф.Достоевской. 6 августа 1833)

«Пишешь ты, друг мой, что тебя мучит изжога и что избавляешься от оной пряничками; Бог знает, откуда она у тебя, ты в прежних беременностях никогда оной не имела[…]». (М.А.Достоевский – М.Ф.Достоевской. 23 мая 1835)

«[…]любви моей не видят, не понимают чувств моих, смотрят на меня с низким подозрением, тогда как я дышу моею любовию.

Между тем, времена и годы проходят, морщины и жолчь разливаются по лицу; весёлость природного характера обращается в грустную меланхолию, и вот удел мой, вот награда непорочной, страстной любви моей; и ежели бы не подкрепляла меня чистая моя совесть и надежда на провидение, то конец судьбы моей самый был бы плачевный». (М.Ф.Достоевская – М.А.Достоевскому. 8 – 10 июня 1835)

«[...] Заклинаю тебя твоею же любовью, не огорчайся и не сокрушайся обо мне, я давно уже покорилась судьбе моей и обтерпелась[...]

Прости мне, что пишу рукою истину чувств моих. Не кляну, не ненавижу, а люблю, боготворю тебя и делю с тобой, другом моим единственным, всё, что имею на сердце[...]». (М.Ф.Достоевская – М.А.Достоевскому. 1835)

«В это время [конец 1846] он сообщал мне многое о тяжелой и безотрадной обстановке его детства, хотя благоговейно отзывался всегда о матери, о сестрах и о брате Михаиле Михайловиче; об отце он решительно не любил говорить и просил о нём не спрашивать, а также мало говорил о брате Андрее Михайловиче». (С.Д.Яновский. Воспоминания о Достоевском)

Степан Дмитриевич Яновский (1815-1897), врач, приятель Достоевского; с мая 1846 наблюдал его как пациента.


ПОСЛУЖНОЙ СПИСОК М.А.ДОСТОЕВСКОГО
«Послужной список Императорского Московского Воспитательного дома Мариинской больницы штаб-лекаря колежского Асессора и ордена Св. Анны 3 степени Кавалера Михаила Андреева сына Достоевского.
Ноября дня 1828-го года».
Внизу листа карандашом надпись М.А.Достоевского: «Коллежского асессора штаб-лекаря ординатора [нрзб.] Мариинской больницы Михаила Достоевского. 1836 года».
«Из подольской семинарии в число казенных воспитанников по медицинской части Императорской Медико-хирургической Академии в Московское отделение поступил – 1809 октябрь 14.
Студентом 3го класса удостоен 1811 ноября 4.
Студентом 4го класса произведен 1812 июля 15.
По надобности во врачах, во время последней против французов войны командирован Гном Вице-президентом Академии в Московскую Головинскую госпиталь для пользования больных раненых 1812 Августа 15.
Потом в Касимовский военно-временный госпиталь, откуда получил похвальный аттестат. 1812 сетнябрь 1го.
После командирован им же Г.Вице-президентом Московской губернии в Верейский уезд, для прекращения свирепствовавшей там повальной болезни, и за то имеет так же похвальный аттестат, Лекарем 1го отделения произведен 1813 Августа 5.
В Бородинский пехотный полк поступил – 1813 Сентябрь 1.
За выслугу узаконенных лет, Медицинским Департаментом Военного Министерства, удостоен звания Штаб-лекаря в означенном полку со старшинством 1816 Августа 5.
По предписанию Медицинского Департамента, во уважение ревностной службы его помещен в оном же полку на окладе 1го класса, с жалованьем по 500 рублей в год - 1816 октябрь 20.
Из оного полка переведен в Московской Военной госпиталь ординатором – 1817 Апрель 29го.
За усердную службу помещен на оклад Старшего лекаря 2го класса с жалованьем по 600 рублей в год 1819 мая 1го.
Уволен из Военной службы 1820 Декабрь 16го.
По Высочайшему Ея Императорского Величества соизволению определен Императорского Московского Воспитательного Дома в больницу для бедных на вакансию лекаря, при отделении приходящих больных женского пола. Неоднократно удостаивался Всемилостивейшего денежного вознаграждения – 1821 марта 24.
По представлению начальства за отличную и ревностную службу пожалован Кавалером ордена Св.Анны 3 степени 1825 Апреля 2.
По таковому же представлению за выслугу узаконенных лет награжден чином коллежского Асессора – 1827 Апрель 1».
Ф. 81, оп. 1, д. 114


АЛЕКСАНДРА ФЕДОРОВНА КУМАНИНА, УРОЖД. НЕЧАЕВА
(1796 - 1871)
Воронов. 1842
Бумага, акварель
На изображении внизу справа карандашом подпись автора: «Воронов 1842».
19,1х15,2
КП 34779
Дар А.М.Лениной и М.В.Савостьяновой. 1957
Тётка Достоевского, сестра его матери. С 1813 – замужем за А.А.Куманиным. Вместе с мужем оказывала племянникам материальную помощь. В последние годы жизни страдала старческим слабоумием. После смерти тётки Достоевские стали её наследниками. По мнению А.Г.Достоевской, в лице старушки Рогожиной Достоевский описывает сестру матери А.Ф.Куманину, жившую в Москве.

«Отец мой очень любил свою старшую тётку Куманину, хотя и несколько подтрунивал над ней[…] Он изобразил её в “Игроке” в лице старой московской бабуленьки[…]». (Л.Ф.Достоевская. Достоевский в изображении своей дочери)



АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕВИЧ КУМАНИН (1791-1863)
Воронов. 1842
Бумага, акварель
На изображении внизу слева карандашом подпись автора: «Воронов 1842».
19,0х15,5
КП 34779
Дар А.М.Лениной и М.В.Савостьяновой. 1957
Дядя Ф.М.Достоевского, муж его тётки Александры Фёдоровны, купец первой гильдии, получивший в 1838 потомственное дворянство. Славился широкой благотворительностью. После смерти М.А.Достоевского – воспитатель его младших детей. Помогал Достоевскому материально. Черты его характера отражены в образе князя Х-ского в «Неточке Незвановой».


АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕВИЧ КУМАНИН
Фотография. Около 1860
На визитном паспарту
8,9х5,6; 10,4х6,1
КП 35716/58
От Е.М.Достоевской, племянницы писателя. 1929


[ЕЛИЗАВЕТА ЕГОРОВНА КУМАНИНА (?)]
Неизвестный художник. 1830-е
Вырезной силуэт из чёрной бумаги
Наклеен на белый лист, в окантовке
3,3х5,7 (в свету)
КП 34878
Дар А.М.Лениной и М.В.Савостьяновой. 1957


[ДМИТРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ШЕР (? - конец 1850-х)]
Spirwitz. 1854
Миниатюра на слоновой кости
Внизу справа подпись автора: «Spirwitz. 1854».
11,5х9,5
КП 34877
Дар А.М.Лениной и М.В.Савостьяновой. 1957
Муж Ольги Фёдоровны Нечаевой, тётки писателя, сводной сестры его матери.

«[Д.А.Шер] был художник и назывался то техником, то архитектором. Доброты он был необыкновенной. Про него, в противоположность к супруге, можно было сказать, как говаривала одна московская кумушка-старушка: “Он такой добрый… такой добрый… совершенно безнравственный”». (А.М.Достоевский. Воспоминания)


АРИНА АРХИПЬЕВНА
Фотография И.Страхова. Москва. 1860-е
На фирменном визитном бланке, внизу: «Фот. Страхова». На обороте: «первые общедоступные фотографии И.Страхова в С.Петербурге. 1.По Больш. Морской дом Сазикова № 29. 2.По Больш. Садовой прот. Юсупова сада дом № 47. В Петергофе в Кадетской улице дача г.Буймистрова. В Москве. 1.На Тверской ул. прот. Страстн. монастыря дом Барыкова. 2.В Столешниковм переулке дом Кожина. В Сокольниках близ Алекс. монастыря на углу Алекс. ул. дача Шитова»; и чёрными чернилами надпись А.М.Достоевского: «Арина Архипьевна - бывшая прислуга тёт[ки] Ал[ександры] Фёд[оровны] Куманиной, а ещё прежде, крепостная гг. Достоевских, и жившая во дворе. Ходила за больною моей матерью, М. Ф. Достоевской».
8,5х5,3; 9,9х6,6
КП 36989
Дар М.В.Савостьяновой. 1959


ДАРОВОЕ. ДОМ ДОСТОЕВСКИХ
Фотография любительская. Начало ХХ
Наклеена на лист из фотографического альбома. На листе вверху красными чернилами надпись: «Сельцо Даровое Каширского уезда. Жил [Достоевский] летом в детстве, приезжал в 1880-х».
8,3х11,5; 14,0х17,1
КП 35715/7
Из собрания А.Г.Достоевской
В 1831 отец Достоевского приобрёл сельцо Даровое Тульской губернии (в 150-ти верстах от Москвы). Вместе с соседней деревушкой Черемошнёй, купленной через год, это составило 500 десятин с населением в сотню душ. До 1836 Достоевские проводили в Даровом летние месяцы.

«Это маленькое и незамечательное место оставило во мне самое глубокое и сильное впечатление на всю потом жизнь».

Ф.М.Достоевский. Дневник писателя. 1877


ЦЕРКОВНАЯ КНИГА СЕЛА МОНОГАРОВА
«Книга, данная из Тульской Духовной Консистории Каширского уезда села Моногарова церкви Сошествия Святого Духа священно и церковно-служителям для вписывания имеющих вступить в браки приходских людей обысков по данной форме».
На с. 4 (оборот) под «Брачным обыском» вступающих в брак крестьянина Егора Макарова и Матрёны Максимовой сельца Дарового стоят подписи свидетелей: помещицы Марии Фёдоровны Достоевской и, за неграмотностью поручителей крестьян, её старшего малолетнего сына Мих[аила] Мих[айловича] Достоевского».
Ф. 81, оп. 1, д. 130

МОНОГАРОВО, БЛИЗ СЕЛА ДАРОВОГО. ЦЕРКОВЬ
Фотография. Начало ХХ
Наклеена на лист фотографического альбома. На листе вверху надпись красными чернилами: «Церковь с. Моногарова, в ограде которой похоронен отец Ф.М.»
8,5х11,0; 14,0х17,1
КП 35715/8
Из собрания А.Г.Достоевской
«В Моногарове дети бывали с маменькой всякое воскресенье в церкви». (А.М. Достоевский. Воспоминания)
«Отец похоронен в церковной ограде. На могиле его лежит камень без всякой надписи, и могила окружена деревянною решёткою, довольно ветхою». (А.М. Достоевский. Запись в дневнике)
«Бесспорная связь между отцеубийством в “Братьях Карамазовых” и судьбой отца Достоевского бросалась в глаза не одному его биографу[...] Психоаналитическая теория[...] склонна видеть в этом событии тяжелейшую травму, а в реакции Достоевского на него – центр тяжести его невроза[...] Достоевский так никогда и не освободился от мук совести из-за намерения убить отца. Эти муки определили и его отношение к двум другим сферам, имеющим мерилом отношение к отцу, к государственной власти и к вере в Бога. В первой он остановился на полном подчинении батюшке-царю, некогда действительно разыгравшему с ним комедию убийства, которую так часто имели обыкновение разыгрывать с ним его припадки. В этом случае победило покаяние[...] В религиозной области у него осталось больше свободы[...] При индивидуальном повторении хода всемирной истории он надеялся в идеале Христа найти выход и освобождение от виновности, использовать собственные страдания для своих притязаний на роль Христа. Если в итоге он пришел не к свободе, а стал реакционером, то это произошло потому, что общечеловеческая сыновняя вина, на которой построено религиозное чувство, достигла у него надиндивидуальной силы и осталась не преодолённой даже его огромным интеллектом». (З.Фрейд. Достоевский и отцеубийство)


АНДРЕЙ МИХАЙЛОВИЧ ДОСТОЕВСКИЙ (1825-1897)
Фотография А. Герман (с дагерротипа конца 1840-х). Ярославль. 1870-е
На кабинетном бланке, внизу: «Фотография А.Герман в Ярославле на Духовской улице и углу Лесной площади»; на обороте бланка карандашом: «Андрей Михайлович Достоевский. Переснято с дагерротипа в Ярославле».
13,9х10,0 овал; 16,6х10,8
КП 34884
Дар М.В.Савостьяновой. 1957
Брат Достоевского, гражданский инженер. В 1848 закончил Строительное училище и получил назначение в Департамент проектов Главного строительного управления в Петербурге. В апреле 1849 был ошибочно арестован вместо старшего брата М.М.Достоевского, пробыл в Петропавловской крепости 13 дней. В 1849-1890 работал архитектором в Елисаветграде, Симферополе, Екатеринославе, Ярославле. Автор «Воспоминаний», которые являются главным источником биографии молодого Достоевского.


LE VIGNOLE DE POCHE. DICTIONNAIRE COMPLET D’ARCHITECTURE CIVILE, PAR URBAIN VITRY. Paris, 1843
КАРМАННЫЙ ВИНЬОЛЬ*. СЛОВАРЬ ГРАЖДАНСКОЙ АРХИТЕКТУРЫ, СОСТАВЛЕННЫЙ У.ВИТРИ
Перед титулом вклеен бланк с рукописными вставками:
«С разрешения Его Сиятельства Господина Главноуправляющего Путями Сообщения и Публичными Зданиями, воспитанник “3” класса Строительного Училища Андрей Достоевский награждается, за примерное поведение и отличные успехи в науках, оказанные им в 1845 учебном году, книгою Le Vignole de poche p. Urbain Vitry”.
Директор Генерал-майор Барон…
Помощник Директора Полковник Барон…
Инспектор классов… [Подписи]»
Инв. № 149448
Из библиотеки А.М.Достоевского. Дар М.В.Савостьяновой
*Назван по имени знаменитого итальянского архитектора Виньолы – Джакомо Бароццио (1507-1573), автора «Правил пяти архитектурных ордеров».


АЛЬБОМ С ВИЗИТНЫМИ ФОТОГРАФИЯМИ С ПОРТРЕТОВ РУССКИХ ПИСАТЕЛЕЙ
КП 35716/488-534, 536
Принадлежал А.М.Достоевскому. Дар М.В.Савостьяновой. 1957


ДОСТОЕВСКИЙ А.М. ВОСПОМИНАНИЯ. М., 1930
Инв. № 32326

\«День проходил у нас в семействе по раз заведённому порядку, один как другой, очень однообразно. Вставали утром рано, часов в шесть. В восьмом часу отец выходил уже в больницу. [...]В его отсутствие мы, дети, занимались уроками. Возвращался отец часов около двенадцати, а в первом часу дня мы постоянно обедывали. [...]Сейчас же после обеда папенька уходил в гостиную, двери из залы затворялись, и он ложился на диван, в халате, заснуть после обеда. Этот отдых его продолжался часа полтора-два, и в это время в зале, где сидело всё семейство, была тишина невозмутимая, говорили мало и то шепотом, чтобы не разбудить папеньку; и это, с одной стороны, было самое скучное время дня, но с другой стороны, оно было и приятно, так как всё семейство, кроме папеньки, было в одной комнате, в зале[...]

В четыре часа дня пили вечерний чай, после которого отец вторично шёл в Палату к больным. Вечера проводились в гостиной, освещённой двумя сальными свечами. [...]Ежели папенька не был занят скорбными листами, то по вечерам читали вслух. [...]В девятом часу вечера, не раньше не позже, накрывался обыкновенно ужинный стол, и, поужинав, мы, мальчики, становились перед образом, прочитывали молитвы и, простившись с родителями, отходили ко сну. Подобное препровождение времени повторялось ежедневно. Посторонние, или так называемые гости, у нас появлялись очень редко[...]» (А.М.Достоевский. Воспоминания)


ВОЛОЦКОЙ М.В. ХРОНИКА РОДА ДОСТОЕВСКОГО. 1506-1933. Собрание материалов о жизни, быте и особенностях характера родственников Достоевского, начиная с отдалённых предков, живших в XVI в. и кончая потомками (внучатыми и правнучатыми) самого Достоевского и его братьев и сестёр. Предисловие П.М.Зиновьева. М., Кооперативное изд. «Север», 1933
С дарственной надписью: «Леониду Петровичу Гроссману с сердечным приветом. М.Волоцкой. 21 авг. 34 г.».
Инв. № 185110
Из библиотеки Л.П.Гроссмана

«Публикуемый в настоящей книге материал не касается самой личности Ф.М.Достоевского, однако исчерпывая, по-видимому, всё, что доступно современному исследователю относительно рода писателя, исследование М.В.Волоцкого освещает его болезнь с новой, до сих пор неизвестной, стороны и создает для неё не достававший до сих пор фон, на котором психипатологические откровения автора “Братьев Карамазовых” и “Идиота” приобретают особое, трагическое значение. Эпилепсия Достоевского, в свете собранных М.В.Волоцким данных, оказывается не только его личной болезнью, но и патологическим процессом, глубоко коренящимся в его семейном предрасположении. С этой точки зрения характерологическая история рода Достоевских, как мы уже выше отметили, оказывается одновременно и своеобразной семейной историей болезни, и чрезвычайно интересной семейной хроникой, богатством своего содержания, сложностью и напряжённостью переплетающихся в ней социально-бытовых мотивов иной раз не уступающей романам самого гениального представителя рода. Материал для своих произведений Достоевский широко черпал из этой хроники, и не надо быть последователем Фрейда и принимать его аргументацию о механизме невротического изживания “Эдипова комплекса”, чтобы оценить значение мотива “убийство отца” для фабулы Братьев Карамазовых”». (П.М.Зиновьев. Предисловие)


НЕЧАЕВА В.С. В СЕМЬЕ И УСАДЬБЕ ДОСТОЕВСКИХ (ПИСЬМА М.А. И М.Ф.ДОСТОЕВСКИХ). М.: Соцэкгиз, 1939
С дарственной надписью: «Леониду Петровичу Гроссману с искренним чувством уважения и дружбы – независимо от той полемики, которая нашла отражение в этой книге. В.Нечаева. 6/II 40».
Инв. № 185190
Из библиотеки Л.П.Гроссмана
Вера Степановна Нечаева (1895-1980), организатор и первая заведующая (1928-1940) Музея Достоевского в Москве на Новой Божедомке, ныне ул. Достоевского.


МОСКВА. ЗДАНИЕ БЫВШЕЙ МАРИИНСКОЙ БОЛЬНИЦЫ ДЛЯ БЕДНЫХ НА БОЖЕДОМКЕ С ПАМЯТНИКОМ ДОСТОЕВСКОМУ РАБОТЫ С.МЕРКУРОВА
Фотография С.Иванова-Аллилуева. 1947

На паспарту
24,0х34,2; 43,8х62,0
КП 15782/19


ПАМЯТНИК ДОСТОЕВСКОМУ РАБОТЫ С.МЕРКУРОВА (1911)
Фотография С.Иванова-Аллилуева. 1947
На паспарту
32,6х22,6; 62,0х43,7
КП 15782/20
Фигура Достоевского была частью композиции: в центре – Мысль, по сторонам фигуры Л.Толстого и Достоевского. В 1911-1918 стояла перед мастерской скульптора, в 1918 по плану монументальной пропаганды памятник Достоевскому перенесён на Цветной бульвар, Толстому – на ул. Пирогова (ныне находится во дворе Музея Л.Н.Толстого на Пречистенке). В 1936 памятник Достоевскому поставлен перед фасадом Мариинской больницы, а в 1956 – водружён на пьедестал. Третья часть композиции – Мысль – стояла во дворе Союза писателей, в настоящее время – на могиле скульптора, на Новодевичьем кладбище.


МОСКВА. ФЛИГЕЛЬ МАРИИНСКОЙ БОЛЬНИЦЫ ДЛЯ БЕДНЫХ, НЫНЕ МУЗЕЙ-КВАРТИРА Ф.М.ДОСТОЕВСКОГО
Фотография С.Иванова-Аллилуева. 1947
На паспарту
24,3х34,2; 43,0х61,4
КП 15782/18
Здесь в 1823–1837 жил Достоевский. После отставки отца в 1838 семья Достоевских покинула квартиру и переехала в Даровое. В 1928 в одной из комнат квартиры был открыт музей. В 1956 музею переданы все комнаты, принадлежавшие Достоевским.


МЕМОРИАЛЬНЫЕ ПРЕДМЕТЫ ИЗ ДОМА РОДИТЕЛЕЙ ДОСТОЕВСКОГО
НА БОЖЕДОМКЕ:

Змейка-подставка для перьев Змейка-подставка для перьев
ЗМЕЙКА-ПОДСТАВКА ДЛЯ ПЕРЬЕВ
Металл
КП 50917
От М.В.Савостьяновой. 1979


Тарелка из дома родителей
ДВЕ ТАРЕЛКИ
Фарфор
КП З5716/454, 453
От Е.М.Достоевской, племянницы писателя. 1929


Чашка с блюдцем из дома родителей
ЧАШКА С БЛЮДЦЕМ
Гарднер
Фарфор
КП 35716/455, 456
От Е.М.Достоевской. 1929


САХАРНИЦА
Стекло
КП 35716/463
От Е.М.Достоевской. 1929


ДВА КАНДЕЛЯБРА
Бронза, золочение
КП 35716/449, 450
От А.А.Достоевского племянника писателя. 1928
Переданы в музей-квартиру Ф.М.Достоевского в день его открытия племянником писателя А.А.Достоевским, который получил их после смерти своей двоюродной сестры М.Н.Ставровской в 1921. М.Н.Ставровской канделябры достались от её матери, А.М.Голеновской, сестры писателя.


Фрагмент экспозиции 2-го зала. Круг чтения юного Достоевского. Внизу – посуда из родительского дома


ИЗ КРУГА ЧТЕНИЯ ЮНОГО ДОСТОЕВСКОГО

 

«[...] Ты, может быть, хочешь знать, чем я занимаюсь, когда не пишу – читаю. Я страшно читаю, и чтение странно действует на меня. Что-нибудь, давно перечитанное, прочитаю вновь и как будто напрягусь новыми силами, вникаю во всё, отчетливо понимаю, и сам извлекаю умение создавать».

Ф.М.Достоевский – М.М.Достоевскому. 24 марта 1845. Петербург

«Первою книгою для чтения была у всех нас одна. Это Священная история Ветхого и Нового завета на русском языке. [...] Помню, как в недавнее уже время, а именно в 70-х годах, я, разговаривая с братом Фёдором Михайловичем про наше детство, упомянул об этой книге; и с каким он восторгом объявил мне, что ему удалось разыскать этот же самый экземпляр книги (то есть наш детский) и что он бережёт его как святыню.

[...] Я упомянул о семейных чтениях, происходивших в гостиной. [...] Читались по преимуществу произведения исторические: “История Государства Российского” Карамзина (у нас был свой экземпляр), из которой чаще читались последние томы – IX, X, XI, XII [...]читали Державина (в особенности оду “Бог”), Жуковского и его переводные статьи в прозе; Карамзина “Письма русского путешественника”, “Бедную Лизу”, “Марфу Посадницу” и проч., Пушкина, преимущественно прозу. Впоследствии начали читать и романы: “Юрий Милославский”, “Ледяной дом”, “Стрельцы” и сентиментальный роман “Семейство Холмских”. Читались также сказки и казака Луганского. [...]В руках брата Феди я чаще всего видал Вальтер Скотта – “Квентин Дорварда” и “Веверлея”; у нас были собственные экземпляры, и вот их-то он перечитывал неоднократно, несмотря на тяжёлый и старинный перевод. Такому чтению и перечитыванию подвергались и все произведения Пушкина. [...] “История” же Карамзина была его настольною книгою, и он читал её всегда, когда не было чего-либо новенького». (А.М.Достоевский. Воспоминания)

«Я сам читал в Петергофе по крайней мере не меньше твоего. Весь Гофман русский и немецкий (то есть непереведённый “Кот Мурр”), почти весь Бальзак (Бальзак велик! Его характеры - произведения ума вселенной! Не дух времени, а целые тысячелетия приготовили бореньем своим такую развязку в душе человека). “Фауст” Гёте и его мелкие стихотворенья, “История” Полевого, “Уголино”, “Ундина”. [...]Также Виктор Гюго[...]»

Ф.М.Достоевский – М.М.Достоевскому. 9 августа 1838. Петербург


В.А.ЖУКОВСКИЙ
Ф.Вендрамини. 1818
Гравюра
21,0х16,1; 23,0х18,8 обжим; 33,6х23,9
КП 49643


ЖУКОВСКИЙ В.А. СТИХОТВОРЕНИЯ. СПб, 1815
Инв. № 9534


ДЕРЖАВИН Г.Р. СОЧИНЕНИЯ. Тт. 1,2. СПб, 1851
Инв. №№ 149373, 149374
Из библиотеки А.М.Достоевского, с владельческой надписью
Дар М.В.Савостьяновой, через Г.В.Коган. 1957


КАРАМЗИН Н.М. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА РОССИЙСКОГО. Т. 1.
СПб, 1842
Инв. № 72870


БИБЛИОТЕКА ДЛЯ ЧТЕНИЯ. Т. 16. СПб, 1836
Инв. № 027268


ГОМЕР. ИЛИАДА. Лион, 1796
(на французском языке)
Инв. № 155284

«Гомер (баснословный человек, может быть, как Христос, воплощённый Богом и нам посланный) может быть параллелью только Христу, а не Гёте. Вникни в него, брат, пойми “Илиаду”, прочти её хорошенько. [...]Ведь в “Илиаде” Гомер дал всему древнему миру организацию и духовной и земной жизни, совершенно в такой же силе, как Христос новому. Теперь поймешь ли меня? Victor Hugo как лирик чисто с ангельским характером, с христианским младенческим направлением поэзии, и никто не сравнится с ним в этом, ни Шиллер (сколько ни христианск[ий] поэт Шиллер), ни лирик Шекспир, я читал его сонеты на французском, ни Байрон, ни Пушкин. Только Гомер с такою неколебимою уверенностию в призванье, с младенческим верованием в бога поэзии, которому служит он, похож в направленье источника поэзии на Victor'a Hugo, но только в направленье, а не в мысли, которая дана ему природою и которую он выражал; я и не говорю про это. Державин, кажется, может стоять выше их обоих в лирике[...]»

Ф.М.Достоевский – М.М.Достоевскому. 1 января 1840. Петербург


ГОМЕР. ОДИССЕЯ. Т. 1-2. Париж, 1817
(на французском языке)
Инв. № 91963, 91964


РАСИН Ж. СОЧИНЕНИЯ. Т. 1. Париж, 1799
(на французском языке)
Инв. № 6221

«У Расина нет поэзии? У Расина, пламенного, страстного, влюбленного в свои идеалы Расина, у него нет поэзии? И это можно спрашивать. Да читал ли ты “Andromaquе”? а? брат? Читал ли ты “Iphigénie”; неужели ты скажешь, что это не прелестно? Разве Ахилл Расина не гомеровский? Расин и обокрал Гомера, но как обокрал! Каковы у него женщины! Пойми его[...]

А “Phèdre”? Брат! Ты Бог знает что будешь, ежели не скажешь, что это не высшая, чистая природа и поэзия. Ведь это шекспировский очерк, хотя статуя из гипса, а не из мрамора.

Теперь о Корнеле? [...]Да знаешь ли, что он по гигантским характерам, духу романтизма – почти Шекспир. [...]Читал ли ты “Le Cid”. Прочти, жалкий человек, прочти и пади в прах пред Корнелем. Ты оскорбил его! Прочти, прочти его. Чего же требует романтизм, ежели высшие идеи его не развиты в “Сid'е”».

Ф.М.Достоевский – М.М.Достоевскому. 1 января 1840. Петербург


РУССО Ж.-Ж. ЮЛИЯ, ИЛИ НОВАЯ ЭЛОИЗА. Изд. 2-е. Ч. 5-6. М., 1820
Инв. № 115717


РАДКЛИФ А. ПРИЗРАКИ ПИРЕНЕЙСКОГО ЗАМКА. Т. 1. Париж, 1809
(на французском языке)
Инв. № 11490


СКОТТ В. СЕН-РОНАНСКИЕ ВОДЫ. Ч. 1,2. М., 1828-1829
Инв. №№ 204150, 57030


В. СКОТТ. СЕН-РОНАНСКИЕ ВОДЫ
Иллюстрация
А.Жуано. 1836
Гравюра
Под изображением: «A.Johannot pt. Koenig sc, Les Eaux de St Ronan. Oh! Non, non! Sécria su soeur épou vantée en se jetant à ses pieds; ne me tuez pas, mon frère! Ch.3. Publié par Furne, Paris»
10,5х17,2; 22,0х14,0
КП 53076/606


СКОТТ В. КВЕНТИН ДОРВАРД. Ч. 1-2. М., 1827
Инв. № 142152


СКОТТ В. РОБ РОЙ. Ч. 2. М., 1829
Инв. № 51029


ИГРАЛЬНЫЕ КАРТЫ С ИЛЛЮСТРАЦИЯМИ К РОМАНАМ В.СКОТТА
Печать
КП 2336/1-14


ГЕТЕ И.-В. СОЧИНЕНИЯ. Т. 1-2. Вена-Штуттгарт, 1816-1818
(на немецком языке)
Инв. №№ 103537, 103552


ГЕТЕ И.-В. СТРАДАНИЯ МОЛОДОГО ВЕРТЕРА. Ч. 3-4. Изд. 2. М., 1816
Инв. № 146174


ГЕТЕ И.-В. СТРАДАНИЯ МОЛОДОГО ВЕРТЕРА. Штуттгарт, 1829
(на немецком языке)
Инв. № И-3282


ШИЛЛЕР Ф. СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ. Т. 3. Штуттгарт и Тюбинген, 1838
(на немецком языке)
Инв. № 77553

«[...]Я вызубрил Шиллера, говорил им, бредил им; и я думаю, что ничего более кстати не сделала судьба в моей жизни, как дала мне узнать великого поэта в такую эпоху моей жизни [...]имя же Шиллера стало мне родным, каким-то волшебным звуком, вызывающим столько мечтаний[...]».

Ф.М.Достоевский – М.М.Достоевскому. 1 января 1840. Петербург


Ф. ШИЛЛЕР И ЕГО ГЕРОИ
А.Ретель. Середина XIX
Гравюра
В центре портрет Шиллера, в десяти клеймах – иллюстрации к его произведениям, под каждым – название. Под изображением: «Schiller. Gezeichnet von Alfred Rethel. Verlag von B.Dondorf in Frankfurt a/M».
30,3х20,8; 61,7х44,7
КП 53555/516
Литературный кумир Достоевского, поэзию которого он с детства знал наизусть. Представление «Разбойников» на сцене Малого театра с участием великого Мочалова осталось сильнейшим впечатлением детства. Имя Шиллера становится для писателя символом всего «прекрасного и высокого». Реминисценции из его творчества неоднократно возникают на страницах произведений Достоевского.

«[...]Шиллер, действительно, вошел в плоть и кровь русского общества, особенно в прошедшем и в запрошедшем поколении. Мы воспитались на нём, он нам родной и во многом отразился на нашем развитии».

Ф.М.Достоевский. Ряд статей о русской литературе. 1861

 

Фрагмент экспозиции 2-го зала с портретами Шиллера, Пушкина, Гоголя


А.С. ПУШКИН
М.Рундальцов. 1903
Офорт
46,0х37,5; 68,5х55,2
КП 50954/2148

«[...]известие о смерти Пушкина дошло до нашего семейства уже после похорон маменьки. Помню, что братья чуть с ума не сходили, услыхав об этой смерти и о всех подробностях её. Брат Фёдор в разговорах со старшим братом несколько раз повторял, что ежели бы у нас не было семейного траура, то он просил бы позволения отца носить траур по Пушкине». (А.М.Достоевский. Воспоминания)


Н.В. ГОГОЛЬ
М.Рундальцов. Конец ХIХ (с дагерротипа 1845)
Гелиогравюра
Под изображением: «Е.К.40. Рундальцев»; ниже: «Гоголь»
24,9х20,2; 32,7х25,2 обжим; 52,3х39,7
КП 50954/2824
При всём преклонении Достоевского перед гением Гоголя, явном его влиянии на молодого писателя, при нарочитом стилевом сходстве, всё творчество Достоевского 1840-х построено на полемике с Гоголем, отталкивании от него, полном переосмыслении его идей, образов и сюжетов.

«В авторе “Бедных людей” виден талант, выбор предметов говорит в пользу его качеств душевных, но видно также, что он ещё молод. Много ещё говорливости и мало сосредоточенности в себе: всё бы оказалось гораздо живей и сильней, если бы было более сжато. Впрочем, я это говорю ещё не прочитавши, а только перелистнувши». (Н.В.Гоголь – А.М.Вьельгорской. 14 мая 1846)

 

Фрагмент экспозиции 2-го зала с портретами Шиллера, Пушкина, Гоголя и иллюстрациями

 


ИЛЛЮСТРАЦИИ К ПОВЕСТЯМ ПУШКИНА И ГОГОЛЯ


А.С.ПУШКИН. СТАНЦИОННЫЙ СМОТРИТЕЛЬ
Иллюстрация А.Кучеренко. Начало ХХ
Сетчатая бумага, тушь, карандаш, белила
На изображении внизу справа подпись автора: «А.Кучеренко».
22,2х15,2
КП 9840/134

«Теперь я “Станционного смотрителя” здесь в вашей книжке прочёл; ведь вот скажу я вам, маточка, случается же так, что живёшь, а не знаешь, что под боком там у тебя книжка есть, где вся-то жизнь твоя как по пальцам разложена. Да и что самому прежде невдогад было, так вот здесь, как начнёшь читать в такой книжке, так сам всё помаленьку и припомнишь, и разыщешь, и разгадаешь. И наконец, вот отчего ещё я полюбил вашу книжку: иное творение, какое там ни есть, читаешь-читаешь, иной раз хоть тресни – так хитро, что как будто его и не понимаешь. Я, например, - я туп, я от природы моей туп, так я не могу слишком важных сочинений читать; а это читаешь, - словно сам написал, точно это, примерно говоря, моё собственное сердце, какое уж оно там ни есть, взял его, людям выворотил изнанкой, да и описал всё подробно – вот как! Да и дело-то простое, Бог мой; да чего! право, и я так же бы написал; отчего же бы и не написал? Ведь я то же самое чувствую, вот совершенно так, как и в книжке, да я и сам в таких же положениях подчас находился, как, примерно сказать, этот Самсон-то Вырин, бедняга».

Ф.М.Достоевский. Бедные люди


Н.В. ГОГОЛЬ. ПОРТРЕТ
Иллюстрация К.Сомова. 1901
Бумага, гуашь, акварель, итальянский карандаш
26,7х17,4
КП 9938/6


Н.В.ГОГОЛЬ. СТРАШНАЯ МЕСТЬ
Иллюстрация И.Крамского. 1874

Автолитография
На изображении внизу слева, с камня: «Крамской 1874 г.». Под изображением: «Дозволено цензурою Москва. Лит. Академика В.Е.Маковского Волхонка д. Заблоцкой»; ниже: «Страшная месть. Ухватил всадник страшною рукою колдуна и поднял его на воздух: вмиг умер колдун и открыл после смерти очи; но уже был мертвец и глядел, как мертвец»; ещё ниже та же подпись на французском языке
47,7х35,0; 59,6х43,3
КП 32181


Н.В.ГОГОЛЬ. ШИНЕЛЬ
Иллюстрация Б.Кустодиева. Начало ХХ
Бумага, тушь
15,5х23,0; 20,4х31,0
КП 3306


Н.В.ГОГОЛЬ. ШИНЕЛЬ
Иллюстрация Кукрыниксов. 1952. На изображении внизу справа тушью подпись: «Кукрыниксы 52». Бумага, акварель, тушь, карандаш

21,0х29,8; 23,6х34,7
КП 27197

«И для чего же такое писать? И для чего оно нужно? Что мне за это шинель кто-нибудь из читателей сделает, что ли? Сапоги, что ли, новые купит? Нет, Варенька, прочтёт да ещё продолжения потребует. Прячешься иногда, прячешься, скрываешься в том, чем не взял, боишься нос подчас показать – куда бы там ни было, потому что пересуда трепещешь, потому что из всего, что ни есть на свете, из всего тебе пасквиль сработают, и вот уж вся гражданская и семейная жизнь твоя по литературе ходит, всё напечатано, прочитано, осмеяно, пересужено!»

Ф.М.Достоевский. Бедные люди


НАЧАЛО. «ПЕТЕРБУРГСКИЕ СНОВИДЕНИЯ»:
ЛИТЕРАТУРНЫЙ ДЕБЮТ И ОБРАЗЫ РАННИХ ПОВЕСТЕЙ.
«НИЗВЕРЖЕНИЕ КУМИРА» – ПРЕОДОЛЕНИЕ ГОГОЛЕВСКОГО ВЛИЯНИЯ


ДОСТОЕВСКИЙ В ПЕТЕРБУРГЕ
И.Глазунов. 1956
Холст, масло
102х55
КП 36303

«”Совершенно новый мир” открылся Достоевскому: мир призрачный, готовый “искуриться паром”, мир, населённый странными лицами – марионетками, пляшущими под хохот демона. Волшебник Гоголь, заколдовавший русскую литературу своим страшным смехом, пробудил Достоевского от романтического сна: он увидел, что действительность – нереальна». (К.В.Мочульский. Достоевский. Жизнь и творчество)


ПЕТЕРБУРГ. АЛЕКСАНДРОВСКАЯ КОЛОННА
ВИД ИЗ-ПОД АРКИ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА
Сотир. Середина ХIХ
Раскрашенная автолитография
КП 35845


ПЕТЕРБУРГ. ФОНТАНКА
Ф.Перро. 1830-1840-е
Раскрашенная тонолитография
КП 55289


МИХАЙЛОВСКИЙ ДВОРЕЦ
Неизвестный литограф. Начало ХIХ
Раскрашенная литография
29,2 х 39,8
КП 35714/107
Из собрания А.Г.Достоевской
Построен как резиденция Павла I, где он был убит в 1801 заговорщиками.
С 1819 в замке размещено Главное Инженерное училище.

«[…]меня с братом Мишей свезли в Петербург, в Инженерное училище, 16-ти лет и испортили нашу будущность. По-моему, это была ошибка».

Ф.М.Достоевский – С.А.Ивановой. 20 марта 1869. Флоренция

«Если в России молчат люди, то за них говорят – и говорят зловеще – камни. Когда я увидел глубокие каналы, массивные мосты, пустынные галереи этого мрачного дворца, я невольно вспомнил о том имени, которое с ним связано, и о той катастрофе, которая возвела Александра на трон». (А. де Кюстин. Николаевская Россия)


МИХАЙЛОВСКИЙ ИНЖЕНЕРНЫЙ ЗАМОК
Фотография. Конец XIX

На паспарту, внизу коричневыми чернилами надпись А.Г.Достоевской: «Михайловский Инженерный Замок в С.Петербурге. Здесь помещалось Главное Инженерное Училище, в котором Ф.М.Достоевский получил своё образование».
16,7х21,8; 26,8х32,2
КП 35714/34
Из собрания А.Г.Достоевской, № 3417

«В Петербурге во мнении многих подобною худою славою долго пользовалось характерное здание бывшего Павловского дворца, известное нынче под названием Инженерного замка. Таинственные явления, приписываемые духам и привидениям, замечали здесь почти с самого основания замка. Ещё при жизни императора Павла тут, говорят, слышали голос Петра Великого и, наконец, даже сам император Павел видел тень своего прадеда. [...] Прадед будто бы покидал могилу, чтобы предупредить своего правнука, что дни его малы и конец их близок. Предсказание сбылось». (Н.С.Лесков. Привидение в Инженерном замке (из кадетских воспоминаний)


ЛИСТ ПОЧТОВОЙ БУМАГИ С ИЗОБРАЖЕНИЕМ МИХАЙЛОВСКОГО ЗАМКА
Литография. Начало ХIХ. КП 39799/5
Впечатления о пребывании в Инженерном училище нашли отражение в «Записках из подполья» (1864):

«Меня сунули в эту школу мои дальние родственники, от которых я зависел, [...]сунули сиротливого, уже забитого их попрёками, уже задумывающегося, молчаливого и дико на всё озиравшегося. Товарищи встретили меня злобными и безжалостными насмешками за то, что я ни на кого из них не был похож. Но я не мог насмешек переносить; я не мог так дёшево уживаться, как они уживались друг с другом. Я возненавидел их тотчас и заключился от всех в пугливую, уязвлённую и непомерную гордость. Грубость их меня возмущала. Они цинически смеялись над моим лицом, над моей мешковатой фигурой; а между тем какие глупые у них самих были лица! В нашей школе выражения лиц как-то особенно глупели и перерождались. Сколько прекрасных детей поступало к нам. Чрез несколько лет на них и глядеть становилось противно. Ещё в шестнадцать лет я угрюмо на них дивился; меня уж и тогда изумляли мелочь их мышления, глупость их занятий, игр, разговоров. [...]Всё, что было справедливо, но унижено и забито, над тем они жестокосердно и позорно смеялись. Чин почитали за ум; в шестнадцать лет уже толковали о тёплых местечках. [...]Я ненавидел их ужасно, хотя, пожалуй, был их же хуже. Они мне тем же платили и не скрывали своего ко мне омерзения».


Портрет Достоевского раб. К.Трутовского
ПОРТРЕТ ДОСТОЕВСКОГО. К.Трутовский. 1847
Бумага, итальянский карандаш
На изображении внизу справа подпись автора (дважды – графитным и итальянским карандашами): «К.Трут[овский] 1847», посередине итальянским карандашом: «Ф.М.Достоевский – 1847»
25,1х18,0
КП 35716/436
Один из самых удачных портретов писателя и первое из дошедших до нашего времени его изображений, работы товарища Достоевского по Инженерному училищу, ставшего впоследствии известным художником.

«С первого взгляда на Достоевского видно было, что это страшно нервный и впечатлительный молодой человек. Он был худенький, маленький, белокурый, с болезненным цветом лица; небольшие серые глаза его как-то тревожно переходили с предмета на предмет, а бледные губы нервно передёргивались. [...]По молодости и нервности он не умел владеть собой и слишком явно высказывал свое авторское самолюбие и самомнение о своём писательском таланте». (А.Я.Панаева. Воспоминания)

«[...]У меня такой скверный, отталкивающий характер [...]иногда, когда сердце моё плавает в любви, не добьёшься от меня ласкового слова. Мои нервы не повинуются мне в эти минуты. Я смешон и гадок, и вечно посему страдаю от несправедливого заключения обо мне. Говорят, что я чёрств и без сердца».

Ф.М.Достоевский – М.М.Достоевскому. Январь-февраль 1847. Петербург


ПортретДостоевского. Рисунок К.Трутовского
ПОРТРЕТ ДОСТОЕВСКОГО
К.Трутовский. 1847
Бумага, карандаш
17,8х11,8
КП 1296
На обороте чёрными чернилами надпись сына художника: «Ф.М.Достоевский в 1847 году. Рисунок моего отца акад. К.А.Трутовского с портрета, рисованного им же в 1847 г. и также карандашом и хранящегося у меня. В.Трутовский».

«Вот буквально верное описание наружности того Фёдора Михайловича, каким он был в 1846 году: роста он был ниже среднего, кости имел широкие и в особенности широк был в плечах и в груди; голову имел пропорциональную, но лоб чрезвычайно развитой с особенно выдававшимися лобными возвышениями, глаза небольшие, светло-серые и чрезвычайно живые, губы тонкие и постоянно сжатые, придававшие всему лицу выражение какой-то сосредоточенной доброты и ласки; волосы у него были более чем светлые, почти беловатые и чрезвычайно тонкие или мягкие, кисти рук и ступни ног примечательно большие. Одет он был чисто и, можно сказать, изящно; на нем был прекрасно сшитый из превосходного сукна черный сюртук, черный казимировый жилет, безукоризненной белизны голландское бельё и циммермановский цилиндр; если что и нарушало гармонию всего туалета, это не совсем красивая обувь и то, что он держал себя как-то мешковато, как держат себя не воспитанники военно-учебных заведений, а окончившие курс семинаристы». (С.Д.Яновский. Воспоминания о Достоевском)



ТРУТОВСКИЙ К.А. ВОСПОМИНАНИЯ О ФЕДОРЕ МИХАЙЛОВИЧЕ ДОСТОЕВСКОМ
Материалы для характеристики русских писателей
Вырезка из журнала «Русское обозрение», 1893, № 1
Инв. № 84467

«В этой книге мы ограничиваемся пока: 1) помещением портрета Ф.М.Достоевского, рисованного с него в 1847 г. акад. К.А.Трутовским и любезно доставленным нам самим художником вместе с его воспоминаниями о Ф.М.Достоевском» (Редакционное примечание к «Воспоминаниям» Трутовского).

«В то время Фёдор Михайлович был очень худощав; цвет лица был у него какой-то бледный, серый, волосы светлые и редкие, глаза впалые, но взгляд проницательный и глубокий.

Во всём училище не было воспитанника, который бы так мало подходил к военной выправке, как Ф.М.Достоевский. Движения его были какие-то угловатые и вместе с тем порывистые. Мундир сидел неловко, а ранец, кивер, ружьё – все это на нём казалось какими-то веригами, которые временно он обязан был носить и которые его тяготили.

[...]Добр и мягок он был всегда, но мало с кем сходился из товарищей».


ФОРМУЛЯРНЫЙ СПИСОК О СЛУЖБЕ И ДОСТОИНСТВЕ
СОСТОЯЩЕГО В ГЛАВНОМ ИНЖЕНЕРНОМ УЧИЛИЩЕ ПОЛЕВОГО
ИНЖЕНЕРА ПРАПОРЩИКА ДОСТОЕВСКОГО 1842, 1 января
Писарская копия
Из собрания А.Г.Достоевской, № 113
Ф. 81, оп. 2, д. 22

«[…] Полевой Инженер Прапорщик Фёдор Михайлович Достоевский
Исповедания Православного
В службу [вступил] 1838 Генвар. 16
[Прибыл] кондуктором в кондукторскую роту Главного Инженерного училища
[…]произведён в унтер-офицеры 1840 Ноябр. 29
По Высочайшему повелению переименован в портупей-юнкера 1840 Декаб. 7
Произведён по экзамену в полевые инженер-прапорщики 1841 Авг. 5 с оставлением в Главном Инженерном училище для продолжения курса наук в нижнем офицерском классе
По экзамену [произведен] в подпоручики 1842 Авг. 11 с переводом в верхний офицерский класс […]» 


Витрина с материалами к литературному дебюту Достоевского


МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ ДОСТОЕВСКИЙ (1820-1864)
К.Трутовский. Курск, 1848-1849
Бумага, итальянский карандаш
На изображении внизу рукой неустановленного лица графитным карандашом: «М.М.Достоевский». На обороте вверху чёрными чернилами: «Дорогому А.А.Бахрушину на добрую память в его чудный музей. В.Трутовский. 1910 г.»; ниже той же рукой: «Рисован моим отцом академиком К.А.Трутовским в Курске в 1848-9 гг. В.Трутовский». Между этими надписями красным карандашом рукой неустановленного лица: «М.М.Достоевской, брат Ф.М. 1848»
25,9х21,2
КП 35716/435
Старший брат Достоевского, один из самых близких Достоевскому людей. Писатель, критик, переводчик, журналист. Его переводы Шиллера и Гёте получили высокую оценку критики. В 1860 перевёл повесть Гюго «Последний день приговоренного к смерти», которая нашла отражение в романе «Идиот».
С осени 1847 посещал «пятницы» Петрашевского. В мае 1849 был арестован. В результате следствия и показаний Достоевского признан невиновным и отпущен на свободу, хотя негласный надзор за ним сохранялся до конца жизни. Во время пребывания Достоевского после каторги в Семипалатинске и Твери Михаил Михайлович активно представляет интересы брата в Петербурге, выполняет его многочисленные просьбы. В 1861-1864 братья вместе издают журналы «Время» и «Эпоха», выступая иногда в качестве соавторов. После смерти старшего брата в 1864 писатель принимает на себя долги и заботы о его семье.


ИВАН НИКОЛАЕВИЧ ШИДЛОВСКИЙ  (1816-1872)
Фотография. 1860-е
На визитном паспарту. На заднике окантовки карандашом надпись А.Г.Достоевской: «Шидловский Иван Николаевич, друг юности Ф.М.Достоевского».
9,0х5,6; 10,6х6,4
КП 35714/310
Из собрания А.Г.Достоевской, № 3395
Друг юности Достоевского (1837-1839), поэт, предположительный прототип Ордынова в повести «Хозяйка». Имя Шидловского, много лет занимавшегося историей церкви, дано Достоевским Ивану Карамазову.

«Пробираясь к нему на его бедную квартиру, иногда в зимний вечер[...] я невольно вспоминал о грустной зиме Онегина в Петербурге (8-я глава). Только передо мною не было холодного созданья, пламенного мечтателя поневоле, но прекрасное, возвышенное созданье, правильный очерк человека, который представили нам и Шекспир и Шиллер; но он уже готов был тогда пасть в мрачную манию характеров байроновских. – Часто мы с ним просиживали целые вечера, толкуя Бог знает о чем! О какая откровенная чистая душа! [...]Знакомство с Шидловским подарило меня столькими часами лучшей жизни[...]»

Ф.М.Достоевский – М.М.Достоевскому. 1 января 1840. Петербург


АЛЕКСЕЕВ М.П. РАННИЙ ДРУГ Ф.М.ДОСТОЕВСКОГО. Одесса, 1921
С дарственной надписью: «Дорогому Леониду Петровичу Гроссману от автора. 2.V.1922».
Инв. № 185092

«Дружба Ф.М.Достоевского с И.Н.Шидловским, история их бесед и встреч известна лишь из нескольких писем Ф.М.Достоевского брату Михаилу Михайловичу, в которых живыми и верными чертами набросан образ его раннего друга. [...]Дружба эта окрепла в атмосфере их общего тяготения к литературным занятиям, страстного интереса к творчеству, книге, культу внутренней жизни. Она была в числе важных факторов, определявших первые книжные увлечения Ф.М.Достоевского и все уклоны его юношеского романтизма. В значительной степени она определила также содержание и форму ранних творческих замыслов Достоевского – его драматических опытов, и навсегда осталась для него памятной. [...]

Дружба с Шидловским укрепила в Достоевском интерес к романтической литературе, то повышенно-страстное настроение мессианизма, страстной порывистости и утончённой чуткости, которые составляют особенность романтического мироощущения и которые с громадной силой звучат в его ранних письмах и в некоторых его первых повестях. Наконец, дружба эта могла укрепить мечту Достоевского о религиозном преображении мира, истоки которой нужно искать в том же русском романтизме, отразившем соответствующие движения европейской мысли.

Недаром Достоевский не забыл своего раннего друга: он вспоминал о нём и на закате своей жизни, оглядываясь назад и подводя итоги своему жизненному пути. Образ Шидловского, быть может, носился перед его глазами еще тогда, когда он создавал свою “Хозяйку” (Ордынов); быть может, некоторые его черты вспомнились Достоевскому при характеристике Кириллова. Во всяком случае, в биографии Ф.М.Достоевского история его дружбы с И.Н.Шидловским должна занять своё место. Этого хотел он сам. Но к этому обязывает и своеобразная личность его друга, которая не могла не оставить глубокого следа на впечатлениях юного романтика, каким был Достоевский к концу 30-х годов».


Д.В.ГРИГОРОВИЧ
Автопортрет. 1840-е
Бумага, карандаш
На обороте 4 наброска карандашом

33,7х24,5
КП 271

Известный писатель, товарищ Достоевского по Инженерному училищу. В 1844-1845 жили на одной квартире. Григорович был свидетелем работы Достоевского над повестью «Бедные люди», которую вызвался показать Некрасову. Глава о Достоевском из «Литературных воспоминаний» Григоровича содержит важнейший материал для биографии молодого Достоевского.


В.Г.БЕЛИНСКИЙ
К.Горбунов. 1843
Автолитография
Справа от изображения, с камня: «К.Горбунов. Под изображением: «Лит. Главн. управ. Путей Сообщения и Публич. зданий (под Дирекц. К.Поля)»; факсимиле: «В.Белинский».
23,2х18,2 лист накатом; 32,0х26,0
КП 40588
Критик восторженно приветствовал литературный дебют Достоевского (повесть «Бедные люди»). Постепенно разочаровался в молодом писателе, что послужило одной из причин их разрыва. Влияние социалистических идеалов Белинского подготовило вступление Достоевского в кружок Петрашевского. После возвращения из Сибири его высокая оценка критика сменяется ко второй половине 1860-х резким осуждением западнических идей Белинского. Спор с ним писатель продолжает всю жизнь, несколько смягчив свои суждения к середине 1870-х, отдавая должное уму и искренности Белинского. Факты личных и литературных взаимоотношений молодого Достоевского с Белинским отразились в «Униженных и оскорблённых» и «Дневнике писателя».


Н.А.НЕКРАСОВ
А.Краузе. 1870-е
Гравюра
На изображении внизу слева, с камня: «А.Kr. sc.». Под изображением: «Печ. со стали Ф.А.Брокгауза в Лейпциге»; ниже факсимиле: «Ник. Некрасов».
25,4х16,6
КП 50955/408
Познакомились в 1845. Повесть «Бедные люди» напечатана в издаваемом Некрасовым «Петербургском сборнике» (1846). Первоначальное дружеское сближение сменилось охлаждением. Наибольшей остроты расхождения между Достоевским и Некрасовым достигают в конце 1860-х–начале 1870-х. Важным поворотом в их взаимоотношениях явилась публикация романа «Подросток» в некрасовских «Отечественных записках» (1875). За месяц до смерти поэта Достоевский навестил его; во время похорон произнёс речь на его могиле. В «Дневнике писателя» за 1877 он высоко оценил «Последние песни» Некрасова и определил его место в русской поэзии.

«Воротился я домой уже в четыре часа, в белую, светлую как днём петербургскую ночь. Стояло прекрасное тёплое время, и, войдя к себе в квартиру, я спать не лёг, отворил окно и сел у окна. Вдруг звонок, чрезвычайно меня удививший, и вот Григорович и Некрасов бросаются обнимать меня, в совершенном восторге, и оба чуть сами не плачут. Они накануне вечером воротились рано домой, взяли мою рукопись, и стали читать на пробу: “С десяти страниц видно будет”. Но, прочтя десять страниц, решили прочесть ещё десять, а затем, не отрываясь, просидели уже всю ночь до утра, читая вслух. [...]Когда они кончили (семь печатных листов!), то в один голос решили идти ко мне немедленно: “Что ж такое что спит, мы разбудим его, это выше сна!” [...]Они пробыли у меня тогда с полчаса, в полчаса мы Бог знает сколько переговорили, с полслова понимая друг друга, с восклицаниями, торопясь; говорили и о поэзии, и о правде, и о “тогдашнем положении”, разумеется, и о Гоголе, цитируя из “Ревизора” и из “Мёртвых душ”, но, главное, о Белинском. “Я ему сегодня же снесу вашу повесть, и вы увидите, какая это душа!” – восторженно говорил Некрасов, тряся меня за плечи обеими руками.

[...]И вот [...]меня привели к нему[...] Он встретил меня чрезвычайно важно и сдержанно. “Что ж, оно так и надо”, - подумал я, но не прошло, кажется и минуты, как всё преобразилось[...] Он заговорил пламенно, с горящими глазами: “Да вы понимаете ль сами-то, – повторял он мне несколько раз и вскрикивая по своему обыкновению, – что это вы такое написали! [...]Вы только непосредственным чутьем, как художник, это могли написать, но осмыслили ли вы сами-то всю эту страшную правду, на которую нам указали? Не может быть, чтобы вы в ваши двадцать лет уж это понимали[...] Вам правда открыта и возвещена как художнику, досталась как дар, цените же ваш дар и оставайтесь верным и будете великим писателем!..”»

[...]Я вышел от него в упоении. Я остановился на углу его дома, смотрел на небо, на светлый день, на проходивших людей и весь, всем существом своим, ощущал, что в жизни моей произошел торжественный момент, перелом навеки, что началось что-то совсем новое, но такое, чего я и не предполагал тогда даже в самых страстных мечтах моих.

[...]Это была самая восхитительная минута во всей моей жизни. Я в каторге, вспоминая её, укреплялся духом».

Ф.М.Достоевский. Дневник писателя. 1877


«РЕПЕРТУАР И ПАНТЕОН», 1844, № 7
Инв. № 030245
Перевод «Евгении Гранде» Бальзака, опубликованный в этом журнале, – первое выступление Достоевского в печати.

«Нужно тебе знать, что на праздниках я перевёл “Евгению Grandet” Бальзака (чудо! чудо!), перевод бесподобный».

Ф.М.Достоевский – М.М.Достоевскому. Январь 1844. Петербург

«Вступление Достоевского в литературу под знаменем Бальзака – символично. [...] Произведения автора “Евгении Грандэ” представлялись романтику Достоевскому завершением всего христианского искусства.

[...]Достоевский учится у французского писателя технике романа, изучает его стиль». (К.В.Мочульский. Достоевский. Жизнь и творчество)


ПЕТЕРБУРГСКИЙ СБОРНИК. Изд. Н.Некрасовым. СПб, 1846
Инв. № 4022
Здесь впервые опубликована повесть «Бедные люди».

«Прежде в юношеской фантазии моей я любил воображать себя иногда то Периклом, то Марием, то христианином из времен Нерона, то рыцарем на турнире, то Эдуардом Глянденингом из романа “Монастырь” Вальтер Скотта, и проч., и проч. И чего я не перемечтал в моем юношестве, чего не пережил всем сердцем, всей душою моей в золотых и воспаленных грезах, точно от опиума. Не было минут в моей жизни полнее, святее и чище. Я до того замечтался, что проглядел всю мою молодость, и когда судьба вдруг толкнула меня в чиновники, я... я... служил примерно, но только что кончу, бывало, служебные часы, бегу к себе на чердак, надеваю свой дырявый халат, развёртываю Шиллера и мечтаю, и упиваюсь, и страдаю такими болями, которые слаще всех наслаждений в мире, и люблю, и люблю... и в Швейцарию хочу бежать, и в Италию, и воображаю перед собой Елисавету, Луизу, Амалию.

[...]Но Бог с ней, с Амалией. Только что я сам обзавелся квартирой и смиренным местечком, самым, самым смиренным из всех местечек на свете, мне стали сниться какие-то другие сны... Прежде в углах, в Амальины времена, жил я чуть не полгода с чиновником, её женихом, носившим шинель с воротником из кошки, которую можно было всегда принять за куницу, и не хотел даже думать об этой кунице. И вдруг, оставшись один, я об этом задумался. И стал я разглядывать и вдруг увидел какие-то странные лица. Всё это были странные, чудные фигуры, вполне прозаические, вовсе не Дон Карлосы и Позы, а вполне титулярные советники и в то же время как будто какие-то фантастические титулярные советники. Кто-то гримасничал передо мною, спрятавшись за всю эту фантастическую толпу, и передёргивал какие-то нитки, пружинки, и куколки эти двигались, а он хохотал и всё хохотал! И замерещилась мне тогда другая история, в каких-то тёмных углах, какое-то титулярное сердце, честное и чистое, нравственное и преданное начальству, а вместе с ним какая-то девочка, оскорблённая и грустная, и глубоко разорвала мне сердце вся их история».

Ф.М.Достоевский. Петербургские сновидения в стихах и прозе. 1861


ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. БЕДНЫЕ ЛЮДИ. СПб, 1847
Инв. № 142130
Первое издание.


БЕДНЫЕ ЛЮДИ
Иллюстрации П.Боклевского. [1880-е]
Картон, карандаш
На фоне внизу слева карандашом подпись художника: «П.Боклевский»; вверху: «Из Достоевского “Бедные люди”». В нижнем левом углу чернильный штамп: «Павел Петрович Боклевский».
28,5х22,7 овал; 47,7х33,0 лист
КП 9217/242, 243
1. МАКАР ДЕВУШКИН
Над изображением карандашом: «IV»; внизу: «Макар Алексеевич Девушкин, очень бедный незначительный чиновник, помогающий Вареньке из своего скудного жалованья».
2. ВАРЕНЬКА
Над изображением карандашом: «I»; внизу: «Варенька Добросёлова, девушка бедная и несчастная».

«Гоголевскую тему о бедном чиновнике Достоевский соединяет с фабулой “Станционного смотрителя”. Симеон Вырин, как и Макар Девушкин, добрый и простой человек с горячим сердцем. У одного – страстная привязанность к дочери, у другого – самоотверженная любовь к родственнице-сиротке. [...]Трагедия переносится во внутренний мир. “Бедные люди” – история душевной жизни героя, его любви, страданий и гибели. Искусству психологической повести Достоевский учился у Пушкина. [...]

Мотив любви старика к молодой девушке, в двусмысленном сплетении эротизма и “отеческой приязни”, один из самых устойчивых у Достоевского. Девушкин – наиболее чистый и благородный из “старых любовников”. Он возвышает свою страсть до самоотверженности и бескорыстного служения; противоположный полюс занимает Фёдор Павлович Карамазов со своей страстью к Грушеньке». (К.В.Мочульский. Достоевский. Жизнь и творчество)


ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. ДВОЙНИК. СПб, 1866
Инв. № 74413
Впервые опубликовано: «Отечественные записки», 1846, № 2

«Повесть эта мне положительно не удалась, но идея её была довольно светлая, и серьёзнее этой идеи я никогда ничего в литературе не проводил».

Ф.М.Достоевский. Дневник писателя. 1877


ПОЛЗУНКОВ
1. ПОЛЗУНКОВ
2. ПОЛЗУНКОВ ПЕРЕД НАЧАЛЬНИКОМ
3. НАСМЕШКИ НАД ПОЛЗУНКОВЫМ
4. ОТСТАВКА ПОЛЗУНКОВА
Иллюстрации П.Федотова. 1848. Гравировал Е.Бернадский
Ксилографии
16,7х11,0. 11,0Х15,2. 10,0Х16,0. 15,5х11,0
КП 35715/71-74
Из собрания А.Г.Достоевской
Из кн.: М.К.Азадовский «Из старых альманахов». Пг., 1918.
Рассказ Достоевского «Ползунков» с иллюстрациями П.А.Федотова впервые опубликован в «Иллюстрированном альманахе», изданном И.Панаевым и Н.Некрасовым (СПб, 1848).


КОНВЕРТ, В КОТОРОМ ИЛЛЮСТРАЦИИ П.ФЕДОТОВА БЫЛИ
ПРИСЛАНЫ В МУЗЕЙ ПАМЯТИ Ф.М.ДОСТОЕВСКОГО
Адресован в Исторический музей М.К.Азадовским.


ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. БЕЛЫЕ НОЧИ, СПб, 1865
Инв. № 140799
Впервые опубликовано: «Отечественные записки», 1848, № 12


БЕЛЫЕ НОЧИ
1.ОБЛОЖКА
2. НАСТЕНЬКА НА НАБЕРЕЖНОЙ
3. ГЕРОЙ НА НАБЕРЕЖНОЙ
Иллюстрации М.Добужинского. 1922

Печатные доски с рисунков. Дерево, цинк
Оттиски
20,2х11,0. 23,4х17,0. 17.5х12,5
КУ 3900/1306, 1304, 1309
КУ 22223, 22224, 3900/506


БЕЛЫЕ НОЧИ. Мечтатель и Настенька
Иллюстрация Н.Верещагиной-Розановой. 1940-1950-е
Бумага, тушь, кисть, перо, белила, проскребание
На изображении внизу справа тушью подпись автора: «Н.Верещагина-Розанова».
25,2х28,2
КП 33317
Надежда Васильевна Верещагина-Розанова (1900-1958) – дочь В.В.Розанова.


НЕТОЧКА НЕЗВАНОВА
Иллюстрация Б.Кустодиева. 1910
Бумага на картоне, черная акварель, белила
На изображении внизу справа тушью подпись автора: «Б.Кустодиев».
17,8х15,9; 25,4х17х2
КП 35716/121


НЕТОЧКА НЕЗВАНОВА
1. НЕТОЧКА У ОКНА
2. НЕТОЧКА БЕЖИТ ЗА ОТЦОМ
Иллюстрации Н.Верещагиной-Розановой. 1940-1950-е
Бумага, тушь, кисть, перо
15,9х26,1. 17,9х13,7
КП 14096, 14097


МАЛЕНЬКИЙ ГЕРОЙ
Иллюстрация Л. Жолткевич. 1929
Ксилография
Внизу справа карандашом подпись автора: «L.Joltkevitch.1929».
24,0х19,4
КП 35716/119


ДЯДЮШКИН СОН. Иллюстрации В.Милашевского. 1927
Бумага, тушь, кисть, перо
24,0х36,7. 18,2х15,7
КП 51900/4,2
1. ТРОЙКА НА УЛИЦЕ ГОРОДА
На изображении внизу справа чёрным карандашом подпись автора: «В.М. 1927».
2. КНЯЗЬ НА ПРИЕМЕ У МАРЬИ АЛЕКСАНДРОВНЫ
На изображении внизу слева тушью подпись автора: «В.М. 1927».


ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. УНИЖЕННЫЕ И ОСКОРБЛЕННЫЕ. СПб: типография Э.Праца, 1861. Т. 1. Первое издание.
На шмуцтитуле дарственная надпись: «Павлу Фёдоровичу Фермору в знак глубочайшего уважения от автора».
Инв. № 192324
Впервые опубликовано: «Время», 1861, № 1-7.
С военным инженером П.Ф.Фермором (1810-1880) Достоевский встречался в 1860-е.


ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. УНИЖЕННЫЕ И ОСКОРБЛЕННЫЕ. СПб.: типография Э.Праца, 1861. Т. 1. Первое издание
На шмуцтитуле дарственная надпись: «Владимиру Яковлевичу Смирнову в знак памяти от автора».
Инв. № 174141
С В.Я.Смирновым Достоевский познакомился в начале 1860-х; встречался с ним и по делам Литературного фонда.

«Что за смесь удивительной силы чувства и детских нелепостей роман Достоевского? [...] Сколько резонёрства в Наташе и какая глубина создания Нелли! Вообще, что за мощь всего мечтательного и исключительного и что за незнание жизни!». (А.А.Григорьев – Н.Н.Страхову. 12 августа 1861)


УНИЖЕННЫЕ И ОСКОРБЛЕННЫЕ
Иллюстрация В.Князева. 1884
Литография
На изображении внизу справа подпись автора, с камня: «В.К.» Над изображением: «Приложение к журналу «Россия». Иллюстрации к произведениям отечественной литературы»; под изображением: «Лит. В.Бахман. Москва. Куз. мос.»; ниже: «Немец Шмидт и его собака. К роману “Униженные и оскорблённые” Ф.М.Достоевского. Рис. В.Князев».
18,2х15,2
КП 40761
Первая иллюстрация к повести.


УНИЖЕННЫЕ И ОСКОРБЛЕННЫЕ
Иллюстрации Н.Верещагиной-Розановой. 1952
Бумага, тушь, кисть, перо, проскребание
25,3х20,4. 21,2х16,4
КП 33315, 33316
1. НЕЛЛИ И ДЕДУШКА
На изображении внизу справа тушью подпись автора: «Н.Верещагина-Розанова. 1952». На обороте карандашом набросок мужской фигуры
2. НЕЛЛИ
На изображении внизу слева тушью подпись автора: «Н.Верещагина-Розанова. 1952».


ДОСТОЕВСКИЙ Ф.М. СЕЛО СТЕПАНЧИКОВО (ИЗ ЗАПИСОК НЕИЗВЕСТНОГО. В ДВУХ ЧАСТЯХ). Новое просмотренное издание. Издание и собственность Ф.Стелловского. СПб, 1866
Инв. № 140869
Впервые опубликовано: «Отечественные записки», 1859, № 11-12.
В повести пародируется книга Гоголя «Выбранные места из переписки с друзьями» и отчасти личность её автора. Внешний облик Гоголя последних лет жизни, его характер, манера поведения нашли отражение и сложное переосмысление в образе Фомы Опискина. Позднейшие упоминания книги Гоголя в письмах Достоевского, в романе «Бесы», в черновых записях к «Подростку», «Дневнике писателя» также неизменно иронические и осуждающие. Достоевский упрекал Гоголя в неискренности, в позёрстве, во вранье и паясничанье. В «Селе Степанчикове» высмеиваются политические и моральные суждения автора «Выбранных мест», а также пародируется стиль этой книги во многих речах Фомы Опискина. В то же время при пародировании Гоголя автора «Переписки» учитывается опыт Гоголя-художника: пародия на Гоголя сделана в повести как бы средствами самого Гоголя.


ПЕТЕРБУРГ. ПАССАЖ
Семечкин. Конец 1840-х
Хромолитография, гуашь
Под изображением: «Хромолитограф. Семечкин. Печатал красками Д’Арленг. Vue du Passage».
55,5х43,44; 59,3х44,6
КП 50954/1141
В 1848 в Петербурге открылся Пассаж – здание с крытой проходной деревянной галереей, соединявшей Невский проспект и Итальянскую улицу. Пассаж становится местом прогулок: здесь были торговые ряды, кондитерские, биллиардные, кафе-рестораны, кабинет восковых фигур, различные панорамы. На галереях играл оркестр, в концертном зале бельэтажа пел хор цыган, устраивались музыкальные вечера. С 1860 в Пассаже проходили вечера Общества для пособия нуждающимся литераторам и ученым, или Литературного фонда (основан в Петербурге в 1859 по инициативе А.В.Дружинина; среди организаторов – Н.А.Некрасов, А.Н.Островский И.С.Тургенев, Л.Н.Толстой, Н.Г.Чернышевский, П.В.Анненков и др.; главным источником средств были пожертвования и доходы от организуемых комитетом спектаклей и концертов). В Пассаже после возвращения из ссылки выступал и Достоевский.


ПЕТЕРБУРГСКИЕ ТИПЫ
Г.Митрейтер. Середина XIX
Хромолитография, лак
Внутри композиции, с камня: «H.Mitreuter». Над изображением: «Croquis [нрзб.] par H.Mitreuter. Pl: 1». Под изображением: «Publié par J.Daziaro. à St.Petersbourg, Perspective de Nevski, maison Graeff. à Moscou, Loubianka et au pont des Maréchaux».
22,1х30,3; 28,9х43,3
КП 54202/1


ИЗВЕЩЕНИК ДОСТОЕВСКОГО О РЕПЕТИЦИИ СПЕКТАКЛЯ
«РЕВИЗОР» (В ПОЛЬЗУ ЛИТЕРАТУРНОГО ФОНДА)
На бланке с рукописными вставками: «Гг. участвующие в Спектакле в пользу литературного фонда приглашаются пожаловать на репетицию комедии ”Ревизор” в понедельник 4 Апреля в двенадцать часов утра в залу Руадзе, на углу Большой Морской и Кирпичного переулка, вход с Мойки».
Ниже чернилами надпись А.Г.Достоевской: «1860 г.»
На обороте листа – черновая запись к роману «Униженные и оскорблённые».
Ф. 81, оп. 2, д. 27
Из собрания А.Г.Достоевской, в тетради «Официальные документы,
относящиеся до отношений Ф.М.Достоевского к обществу для пособия
нуждающимся литераторам и ученым»
Спектакль состоялся 14 апреля 1860 в зале домовладелицы М.Ф.Руадзе. В нём участвовали: П.И.Вейнберг (Хлестаков), И.С.Тургенев, Н.А.Некрасов, Д.В.Григорович, А.Н.Майков, И.И.Панаев, А.В.Дружинин (купцы), А.Ф.Писемский, И.А.Гончаров и Ф.М.Достоевский, который выбрал для себя роль почтмейстера Шпекина.


ТЫНЯНОВ Ю.Н. ДОСТОЕВСКИЙ И ГОГОЛЬ. К ТЕОРИИ ПАРОДИИ.
Пг.: «ОПОЯЗ», 1921
Инв. № 141038
Из библиотеки Г.И.Чулкова, с владельческой надписью

«Достоевский явно отправляется от Гоголя; он это подчеркивает. В “Бедных людях” названа “Шинель”, в “Господине Прохарчине” говорят о сюжете “Носа”. Гоголевская традиция отражается неравномерно в его первых произведениях. [...]Ещё не определилось, что в Гоголе существенно для Достоевского; Достоевский как бы пробует различные приемы Гоголя, комбинируя их.

[...]Достоевский настойчиво вводит литературу в свои произведения; редко действующие лица не говорят о литературе.

[...]В “Неточке Незвановой” пародирована пьеса Кукольника “Джакобо Санназар”. [...]В “Униженных и оскорблённых” старик Ихменев критикует “Бедных людей”, пародируя отзыв “Северной пчелы”, в “Бесах” пародированы: стихи Огарева, “Довольно” Тургенева, письма Грановского, в воспоминаниях Иволгина – военные мемуары. Уже в “Бедных людях” пародирован Гоголь; в числе нескольких пародий, играющих роль эпизодов, здесь есть и пародия на “Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем”.

[...]Пародия существует постольку, поскольку сквозь произведение просвечивает второй план, пародируемый; чем уже, определённее, ограниченнее этот второй план, чем более все детали произведения носят двойной оттенок, воспринимаются под двойным углом, тем сильнее пародийность.

Если второй план расплывается до общего понятия “стиль”, пародия делается одним из элементов диалектической смены школ, соприкасается со стилизацией, как это происходит в “Дядюшкином сне”. А если второй план, пускай даже определённый, существует, но не вошел в литературное сознание, не подмечен, забыт? Тогда, естественно, пародия воспринимается со стороны её организации, т.е. как всякое художественное произведение.

Целью этой книжки и является, между прочим, указание не подмеченного до сих пор второго плана для одного из романов Достоевского, указание на пародийность в его “Селе Степанчикове”. Пародия в этом случае определённая, второй план ограничен одним произведением; она примыкает к простому типу пародий на “Ивана Ивановича с Иваном Никифоровичем” и остальное может служить иллюстрационным материалом именно для этого типа».


ЦЕЙТЛИН А. ПОВЕСТИ О БЕДНОМ ЧИНОВНИКЕ ДОСТОЕВСКОГО
(К ИСТОРИИ ОДНОГО СЮЖЕТА). М., 1923
С дарственной надписью: «Глубокоуважаемому Леониду Петровичу
от автора. 30. IV. 1923».
Инв. № 185220
Из библиотеки Л.П.Гроссмана


БЕМ А.Л. К ВОПРОСУ О ВЛИЯНИИ ГОГОЛЯ НА ДОСТОЕВСКОГО. Прага, 1928
С дарственной надписью: «Всеволоду Измайловичу Срезневскому*
с дружеским сердечным приветом автор. 16. IХ. 1928. Прага».
Инв. № 32181


ВИНОГРАДОВ В.В. ЭВОЛЮЦИЯ РУССКОГО НАТУРАЛИЗМА. ГОГОЛЬ И ДОСТОЕВСКИЙ. Л.: «Academia», 1929
С дарственной надписью: «Дорогому и глубокоуважаемому Георгию Ивановичу Чулкову от автора».
Инв. № 140925

 


ПРОДОЛЖЕНИЕ КАТАЛОГА
 

 
sideBar
 

Государственный
Литературный
Музей
на


Подпишитесь на рассылку самых свежих новостей музея!