Каталог выставки ГЛМ «Всеволод Гаршин»
(к 150-летию со дня рождения)
Центральный фрагмент выставки


Авторы-составители: Г.Л.Медынцева, Т.Ю.Соболь
В составлении справок к персоналии принимал участие М.Фролов


Концепция и экспозиционное решение – Г.Медынцева, куратор – Г.Великовская
Фондовая группа: Т.Соболь, Т.Шипова, Е.Варенцова, А.Бобосов, К.Абрамов, В.Куделина, Е.Матюшенко, Д.Решетникова
Художник-оформитель – К.Осорио-Кастро

 

 

«Из противоречий соткана душа русской интеллигенции, как и вся русская жизнь <…> в страдальческом её облике просвечивают черты духовной красоты, которые делают её похожей на какой-то совсем особый, дорогой и нежный цветок, взращённый нашей суровой историей; как будто и сама она есть тот «красный цветок», напитавшийся слёз и крови, который виделся одному из благороднейших её представителей, великому сердцем Гаршину».

С.Булгаков. Героизм и подвижничество (Из размышлений о религиозной природе русской интеллигенции)

 



Портрет В.М.Гаршина
Н.Шевченко. Лиски. 1877
Бумага, уголь
Под изображением слева углем подпись художника: «Лиски. 1877 г.». На обороте карандашом по старой орфографии: «В.М.Гаршин рис. с натуры Н.М.Шевченко».
36,5х24,8
Поступление от А.Н.Смирнова, 1958. КП 36280

«В неустанных своих поисках я наткнулся на портрет Гаршина (хорошо выполненный и сохранившийся портрет), написанный художником Н.М.Шевченко в 1877 г., размером 30х40. Портрет Гаршина в форме писан углем в Лысках (?).
Если портрет представляет для Вас интерес, можете связаться с владельцем Смирновым Николаем Терентьевичем, проживающим в г. Тамбове, Комсомольская, 10».
Из письма Н.А.Никифорова к директору ГЛМ Н.И.Соколову. 1956, апрель.
Тамбов.

Лиски находятся в 200-х км от Воронежа. В Воронежской губ. жили родственники Гаршина.

 

«<…> отдавшись тревогам и противоречиям своего времени, он воплотил их с такою страстною искренностью, как никто из нас, и сделался центральною, героическою личностью своего поколения. Мне кажется, что среди писателей каждого поколения существует такая центральная личность, такой герой своего времени, и отличается он от других своих собратьев, помимо талантливости, еще главным образом тем, что литературная деятельность и личная жизнь такого писателя удивительно совпадают между собою, как две стороны одного и того же явления.

<…> жизнь такого писателя кажется одною из созданных им поэм, и каждая из его поэм кажется повторением его жизни. Не только страдания и борьба, но и смерть такого писателя кажется не случайной, а необходимой, как последняя сцена хорошо задуманной трагедии <...> Байрон должен был погибнуть на поле битвы в борьбе за освобождение, Гёте должен был, дожив до глубокой старости, без боли и страданий «смежить орлиные очи свои», Лермонтов должен был пасть на бессмысленной дуэли от руки случайного врага, и Гаршин должен был в припадке безумия слететь в пропасть. То мучительное противоречие мысли и совести, которым болело всё его поколение, а больше всех сам Гаршин, не могло разрешиться ничем иным, как катастрофою самоубийства».


Н.Минский. Несколько слов о Гаршине по поводу десятилетия его смерти


I. НА РОДИНЕ И В ПЕТЕРБУРГЕ. СЕМЕЙНАЯ ДРАМА.
ДРУЗЬЯ И РОДСТВЕННИКИ. ПУТЕШЕСТВИЕ ПО КРЫМУ



Гаршин
Фотография К.Шапиро. Петербург. Середина 1880-х
30,3х24,0 в свету
Поступление от Н.М.Гаршиной, 1934. КП 52048/244

О Н.М.Гаршиной, жене писателя, см. ниже.

 

«Я с трудом решаюсь говорить здесь о характере Всеволода Михайловича; я знаю, что не сумею достаточно ясно рассказать про глубокое благородство его души, про его доброту и сердечность, не сумею передать тот оттенок трогательной грусти и поэзии, которыми веяло от всей его личности. <…> Я знал его 12 лет; я любил его ясный ум, любил его занимательный оживлённый разговор, ценил его изящный, всеми признанный литературный талант. Но для меня, как, вероятно, и для всех, кто его лично знал, его ум и талант как-то бледнели и отходили на второй план перед необыкновенною прелестью его личного характера. В этом отношении он был действительно человек необыкновенный в полном смысле этого слова. Я часто думал, что, если можно представить себе такое состояние мира, когда в человечестве наступила бы полная гармония, то это было бы тогда, если бы у всех людей был такой характер, как у Всеволода Михайловича. И что же? Единственный человек, который казался мне намёком на возможность осуществления такой мысли, был сам глубоко несчастный, душевно больной человек».

В.А.Фаусек. Памяти Всеволода Михайловича Гаршина

 

Виктор Андреевич Фаусек (1861-1910) – ученый-зоолог, один из ближайших друзей Гаршина, «способный, симпатичный, трудолюбивый»; автор самых значительных и достоверных воспоминаний о писателе. Знаком с Гаршиным с 1876, хорошо знал его семью и друзей, литературное окружение, интересы и увлечения. Детство провёл в Харьковской губ.; сотрудничал в харьковской газете «Южный край». Окончил Петербургский университет; участвовал в зоологических экспедициях.

 


Екатеринослав. Бульвар
Литография с тоном. I половина XIX
Под изображением: «Лит. Глав. Управл. Путей cообщ. и Публ. Зданий. (К.Поль. Дир<ектор>). ЕКАТЕРИНОСЛАВ. Вид с бульвара»
28,1х47,7; 48,8х62,7
Б 28048/3

 

В Екатеринославской губ. Бахмутского уезда (современное название г. Бахмута – г. Артёмовск Донецкой обл.) находилось имение бабки писателя А.С.Акимовой Приятная Долина, где 2/14 февраля 1855 родился Гаршин. Дом и вся усадьба Акимовых были разрушены в годы Отечественной войны. 14 февраля 1985 (к 130-летию со дня рождения Гаршина) в здании 8-летней школы в пос. Переездное (бывшая Приятная Долина) открыт музей Гаршина (единственный в стране).

 


В.Замковой, автор-составитель. Мемориальный музей В.М.Гаршина. Село Переездное Артёмовского района Донецкой области. Буклет-путеводитель. Донецк, 1986
Инв. № 292716
 


Харьков. Три вида из альбома
Литографии Н.Прохоровича по рисунку Морота. 1840-е
 



1. Никольская площадь. Вид со стороны Сумской улицы
Под изображением справа: «Рисов. с нат: Морот»; справа: «на ка. Н.Прохорович»; ниже слева: «ОБЩИЙ ВИД НИКОЛЬСКОЙ ПЛОЩАДИ В ХАРЬКОВЕ, взятой со стороны Сумской улицы»; справа тот же текст по-французски; ещё ниже посередине: «в Харькове в Лито: П.Бутенкова»
22,4х33,7; 31,3х41,4
КП 10063/41
 



2. Никольская улица
Под изображением справа: «Рисо. с нат: Морот»; справа: «на к. Н.Прохорович»; ниже слева: «ВИД НИКОЛЬСКОЙ УЛИЦЫ, с Южной её стороны в городе Харькове»; справа тот же текст по-французски; еще ниже посередине: «в Харькове в Литог: П.Бутенкова»
22,7х33,7; 32,0х41,2
КП 10063/40
 


3. Вид восточной части города
Под изображением справа: «Рис. с нат: Морот»; справа: «на к. Н.Прохорович»; ниже слева: «ОБЩИЙ ВИД ВОСТОЧНОЙ ЧАСТИ ГОРОДА ХАРЬКОВА, снятый с Куликовской горы»; справа тот же текст по-французски; еще ниже посередине: «в Харькове в Литогра: П.Бутенкова»
31,0х41,5; 42,0х58,0
КП 10063/38

 

Гаршин регулярно бывал и подолгу жил в Харькове, провёл три месяца после ранения (сентябрь – начало декабря 1877). Мать Гаршина после смерти мужа жила там с младшим сыном Евгением в одном из домов на Малой Сумской (номер дома не установлен). Здесь закончил рассказ «Четыре дня», начатый в госпитале; написал рассказ «Художники», задумал рассказ «Медведи».
 


Вид Полтавы от Преображенского монастыря
Литография Ангельштета. I половина XIX
Под изображением слева: «Рис. с нат. Ангельштет»; справа: «Печ. и лит. В Лит. Кирстена»; ниже посередине: «ВИД ПОЛТАВЫ. (от Преображ. монастыря)»
17,5х25,5; 27,4х39,5
КП 54335
 


Окраина Полтавы
С.Васильковский
Дерево, масло
18,8х23,4
КП 38421

 


Екатерина Степановна Гаршина, мать Вс.Гаршина
Цинкография с фотографии 1860-х
Под изображением набором: «Екат. Гаршина – мать В.М.Гаршина, известная в своё время деятельница по народному образованию»
«Солнце России», 1913, № 13. Вырезка
5,9х2,9
КУ 7984

 

Е.С.Гаршина, урожд. Акимова (1828-1897), дочь отставного морского офицера; вышла замуж* в 1848. Получила хорошее образование, живо интересовалась литературой и политикой, свободно переводила с французского и немецкого, воспитывала детей в духе новейших педагогических теорий. В январе 1860 сбежала из дому с воспитателем старших сыновей П.В.Завадским**, сопровождала его в ссылку в Олонецкую губ. (1860-62) и вынуждена была оставить пятилетнего Всеволода с отцом. В 1863 ей удалось вернуть сына и увезти с собой в Петербург. Находясь под секретным надзором полиции как политически неблагонадёжная, подверглась обыску и в 1866, в пору розысков сообщников Д.В.Каракозова. Позднее изменила свои радикальные взгляды и советовала 16-летнему Всеволоду «выкинуть из головы мысль о перестрое современного общества». В 1871, после смерти мужа, вернулась в Старобельск, потом жила в Харькове с младшим сыном Евгением. В конце 1884 переехала в Петербург.

 

*Михаил Егорович Гаршин (1817-1870) отец писателя, помещик Старобельского уезда. Окончил 1-ю Московскую гимназию, пробыл два года на юридическом факультете Московского университета, который покинул ради военной службы, и поступил в кирасирский полк. После получения от отца наследства (70 душ) в 1858 вышел в отставку в чине ротмистра, купил дом в Старобельске, в 12 верстах от своего имения, и поселился там с семьёй. Активно участвовал в работе дворянского комитета по подготовке крестьянской реформы. Письмо М.Е.Гаршина в Харьковское жандармское управление о бегстве его жены с домашним учителем послужило основанием для обыска и ареста самого Завадского и всех членов харьковского революционного кружка. Со временем в его поведении стали заметны признаки душевной болезни, которую унаследовали три его сына.

 

**Петр Васильевич Завадский (род. ок. 1835 - ум. в конце 1870-х) – член тайного общества, основанного в Харькове в 1855 Я.Н.Бекманом и М.Д.Муравским «с целью произведения переворота существующего образа правления в России». Дважды был арестован, содержался в Петропавловской крепости, отбывал ссылку в Каргополе и Петрозаводске. По свидетельству Гаршина, Завадский выучил его читать «по старой книжке «Современника».

 


Е.Д.Гаршина Отец и мать Всеволода Гаршина. 1846-1870 гг. Очерк
Приложение 1: Письма М.Е. и Е.С. Гаршиных. 19 мая 1846 – 21 января 1864
Из архива М.Е.Гаршина: описание его изобретения «Канатная дорога» (1869), деловые письма и отрывок из повести
Приложение 2: копия письма Е.Д.Гаршиной к В.Д.Бонч-Бруевичу 23 апреля 1934 с дополнениями к очерку «Отец и мать Всеволода Гаршина»
Бонч-Бруевич В.Д. Письмо к Е.Д.Гаршиной. 16 сентября 1934
Машинопись
Поступление 1930-1950. Ф. 327. 1. 20

 

Елена Дмитриевна Гаршина – жена Е.М.Гаршина, младшего брата писателя.

 

«Сегодня я получила письмо Ваше от 12-го июля, Михаил Егорович, и спешу отвечать Вам на него. Не думайте, Бога ради, чтобы оно заставило меня смеяться, нет, оно много горького пробудило во мне. Только ощущения мои совершенно противоположны Вашим. Вы с удовольствием вспоминаете время, когда мы жили вместе, это неудивительно. Я была 12 лет рабой, верно и добросовестно служившей Вам. Нечего говорить, как Вы ценили мою службу, стоит только вспомнить все Ваши письма ко мне, когда мы бывали в разлуке. В письмах этих Вы постоянно просили прощения у меня в Ваших несправедливостях <…> Но, по своему обыкновению, при первом свидании Вы принимались за старое, я была для Вас не друг-жена, а крепостная………., которую можно всегда променять, а при первом проступке сослать на скотный двор. Вы так и сделали…… Стало быть, воспоминание былого нехорошо отзывается в душе моей. Я живу здесь бедно, у меня нет ни родных, ни друзей, и однако же я никогда не была так спокойна, так довольна собой, как теперь, это потому что я сознаю, что живу не без пользы на свете.

Благодетельная перемена в детях, которых я застала в самом жалком положении, их привязанность ко мне, их успехи, хорошее поведение, всё это фактически доказывает, что я живу не даром. <…>

Для своего собственного образования я столько сделала за этот год, что теперь смело бы взялась за воспитание своих детей и, вероятно, никакие учителя и гувернантки не принесут столько пользы моему Ангелу Всеве, сколько принесла бы ему мать, любящая его более жизни. Скажите же, могу ли я думать после этого о возвращении к вам в кабалу, к вам, всегда и вечно недовольному и моими поступками и моими убеждениями. В вас действительно прежде было что-то благородное, но это что-то было до того шатко, до того слабо, что стоило Вам увидеться с подлецом Вашим братом, чтобы всё порядочное было заглушено. <…> Природные инстинкты ваши обнаружились вполне во время обысков студентских квартир, во время очных ставок с крепостными. Скажите, положа руку на сердце, человек истинно благородный в состоянии ли был бы это сделать? Он задушил, убил бы жену свою или того, кого он считал её сообщником, но никогда не позорил бы её имени, с которым соединено и его собственное и имя детей. Итак, не упорство моё причиною тому, что я не живу с Вами, но ваша собственная личность, в которой нет ничего такого, что бы могло мне служить заручкою моего спокойствия. Согласитесь сами, если в молодости мне было тяжело жить с Вами, в молодости, когда я была здорова, когда видела что-то в будущем, то каково же теперь! Мне 32 года, здоровье моё расстроено, имя опозорено, состояния нет. Что же ждёт меня с Вами? унижение, упрёки, оскорбления. И какая же будет польза от моей жертвы, кому? Так мне кажется, вид мой будет только раздражать Вас, напоминая то, что Вы считаете моим преступлением. <…> Так не лучше ли нам не сходиться, а лучше постараться как-нибудь уладить наши отношения. Я уже совершенно свыклась с мыслью, что мне предстоит одинокая старость, и потому живу и действую сообразно с этим, ищу себе поддержки в дружбе детей и в своей собственной душе. Советую Вам сделать то же. Выкиньте из головы мысль, что мы можем жить вместе, займитесь воспитанием Всеволода, займитесь хозяйством, не лежите по целым дням, причём Вам приходят в голову Бог знает какие мысли, и поверьте, Вам будет хорошо! Только не отнимайте у меня святого права над Всеволодом, ведь я же не отстраняю Вас от Егора и Вити, Вы знаете всё, что относится к ним, а согласитесь сами, права наши на детей равны, если мои не больше. Вы случайно дали им жизнь, но на мне лежала вся забота о них, и я думаю, не только Вы, но и посторонние знают, какой я была матерью. <…> Но вы ничего не хотите понимать, вы упорствуете, вам хочется, чтобы я умерла в богадельне, или чтобы малодушно у ног ваших попросила куска хлеба. Нет, Михаил Егорович, нет, этого не будет».

Е.С.Гаршина – М.Е.Гаршину. 28 июля 1861. Петербург

 

Е.Д.Гаршина. К очерку «Отец и мать Вс.Гаршина»

 

О распаде семьи Гаршиных Евгений Михайлович со слов матери передавал мне следующие подробности, которые частично подтверждаются письмом Екат. Степ. к мужу и др. документами. Когда старшие сыновья (Георгий и Виктор) подросли, решено было везти их в Петербург, где они, как дети военного, записаны были в морской корпус. В конце 1859-го или в самом начале 60 г., после смерти 2-х летней дочери Маши вся семья двинулась в путь. В Харькове, куда приехали на лошадях, Ек.Ст. объявила мужу, что она не вернётся в Старобельск и останется при детях в Петербурге. Михаил Егорович своего согласия на это не дал и отправил жену с 5-летним Всеволодом в сопровождении его крепостной няньки и с 19 руб. в кармане в Бахмутский уезд к матери Е.С.*, сам же повёз один старших детей в П-г. Но Ек.Ст. не осталась у матери, а от неё поехала с Всеволодом в Одессу к брату своему Влад. Ст. Акимову, который в то время командовал пароходом «Веста», делавшим заграничные рейсы**. Брат снабдил её деньгами и видом на жительство, выданным местным предводителем дворянства, и уговаривал её ехать с ним в Неаполь, но почему-то заграничного паспорта для Всеволода не удалось получить, и Ек.Ст., несмотря на запрещение мужа, всё же направилась в Петербург к старшим детям. В Харькове она встретилась с мужем, успевшим уже отвезти старших детей в П-г***, и здесь, в Харькове произошли тогда, в марте 1860 г., события, описанные в очерке «Отец и мать Вс.Гаршина». После всех этих событий Ек.Ст. оставалась ещё в Харькове, где 15 авг. 1860 г.**** у неё родился последний сын Евгений, а в декабре того же года она с 3-х месячным ребёнком на руках уехала в Петербург.

Елена Гаршина».

 

* См. письма от 10 дек. 1862 и от 28 июля 1861 г.
** См. воспоминания В.С.Акимова.
*** См. письмо от 28 июля 61 г.
**** См. «Письма» <Гаршин В.М. ПСС в 3 т. М., Л.: Academia, 1934. Т. 3. Письма. Редакция, статья и примечания Ю.Г.Оксмана>, письмо 372, стр. 357, и письмо Е.С. к мужу (Примечания автора).

 


Л.Ф.Филимонова. Истоки душевной болезни В.М.Гаршина
По неопубликованным материалам ГЛМ и Архива III отделения. 27 января 1939. 55 лл.
Машинопись с правкой
Поступление 1930-1950. Ф.327. 1. 151

 


Л.Ф.Филимонова. Истоки душевной трагедии В.М.Гаршина
«Звенья», IX, М., Гослитмузей, 1951
Инв. № 126085

 

«<...> раздираемый между чувством любви к матери и жалостью к отцу, В.М. вынужден был оправдываться перед каждым из них. Эта грустная переписка рисует образ ребёнка потрясённого и страдающего. С большой правдоподобностью можно представить себе внутреннюю смятённость мальчика и ту сложную обстановку, в которой рос будущий писатель. Обострённость нервного восприятия часто приводила ребёнка к болезненному восприятию всех событий его жизни. <…>

Само собой разумеется, что вдумчивая и деятельная мысль ребёнка не раз обращалась к семейной трагедии. Избыток самоанализа и нервной чувствительности находит благодарную почву уже в эти годы. В пять лет он остро переживает разлуку с матерью, в 8 лет разлуку с отцом, он знает подоплеку семейной трагедии, он присутствует при обысках у матери, наконец, он знает о материальных затруднениях матери, о вынужденной и унижающей необходимости обращаться за помощью к «сильным мира». Такое обилие драматических положений, с другой стороны, делает своё дело. Тоска, неясные приступы которой он испытывает уже в детстве, сопровождает его на всём жизненном пути. Болезнь – печальное наследие отца, – приведшая двух братьев Всеволода Михайловича к самоубийству [Виктор Михайлович застрелился 23 лет «от несчастной любви к публичной женщине». Георгий Михайлович застрелился 50 лет «в стадии депрессии» (cм. статью А.Г.Галачьяна и Т.И.Юдина) – прим. автора], терзала страхом безумия и его всю жизнь, пока не привела к последней катастрофе <...>

Нельзя, конечно, отрицать, что наследственность явилась первоначальным фактором болезни Гаршина. Однако её формы выразились у Всеволода Михайловича определённее, чем у родителей, именно потому, что ещё ребенком с очень тонкой нервной организацией он жил в атмосфере тяжёлой семейной трагедии, чрезвычайно угнетавшей его и причинившей большие страдания. Разочарованием и безнадёжностью, потерей веры в свои идеалы пронизаны последние годы жизни Гаршина. Не случайно острое внимание художника сосредоточено на грустном и мучительном, он не говорит о цветении жизни, он говорит об её терзаниях. Эпоха, в которую он жил, не давала иного содержания его творчеству. <…> Гаршин не верил в революцию, не выражал даже сочувствия методам политической борьбы с самодержавием. Вместе с тем он страстно искал правды, всё низкое и жестокое возмущало его до глубины души. Большой душевной смятённостью отмечен весь его жизненный путь. Высокая правда его ощущений не оставляла его и в горячечном бреду, когда он боролся с цветком, мучительно пытаясь уничтожить воплотившееся в нём зло мира, которое он познал еще ребёнком».

 


С.Н.Дурылин. Детские годы В.М.Гаршина
Библиотека И.Горбунова-Посадова для детей и юношества. М., 1910
На титульном листе дарственная надпись: «Дорогому Владимиру Григорьевичу Черткову от искренно любящего автора. 909 г. 20.XII». На первой странице посвящение И.И.Горбунову-Посадову
Инв. № 154803

 

Сергей Николаевич Дурылин (1886-1954) – публицист, прозаик, поэт, историк литературы и театра; биограф Гаршина.

 

О В.Г.Черткове и И.И.Горбунове-Посадове см. разд. IV.

 


Гаршин
Цинкография с фотографии 1865
Под изображением набором: «В.М.Гаршин 10 лет (1865 г.)»
«Солнце России», 1913, № 13
10,0х2,9
КУ 7983

 

«В раннем детстве Всеволод был необыкновенно красив, добр, кроток и пользовался общей любовью всех окружающих. <…> В особенности прекрасны были его глаза – большие, светло-карие, с длинными ресницами. Уже с детства светились в них и доброта, и кротость, и какая-то грусть. Такими они остались и в юности, и в зрелом возрасте.<…> Впечатлительный ребёнок рано узнал, что такое родина, царь, русская беззаветная храбрость, долг, тяжёлые походы. <…> Под влиянием этих рассказов у Всеволода явилась мысль о необходимости идти в поход – служить царю и отечеству. И вот он начинал собираться в путь: заказывал повару на дорогу пирожки, собирал несколько белья, всё увязывал в узелок, надевал его на плечи и являлся прощаться с домашними».

Е.М.Гаршин. Воспоминания


Е.С.Гаршина с сыновьями Всеволодом и Евгением и учениками
кн. М. и Л. Шаховскими
Цинкография с фотографии 1867
Под изображением набором: «В.М.Гаршин (в клетчатой блузе) с матерью, братом Евгением и князьями М. и Л. Шаховскими (снято в 1867 г. в пос. Сольцы, Псковской губ.)»
10,6х6,4
«Солнце России», 1913, № 13
КУ 7985

 

«Малого роста, полная, плотная, с тяжёлым взглядом, Екатерина Степановна к воспитанию детей прилагала большие старания, и в чём другом, а в хороших книгах никогда не было у детей недостатка. Она много читала, хорошо знала русскую лёгкую литературу, писала занимательные письма, могла переводить с французского, шить на машинке и делать всякое домашнее дело; но главная её отрада была говорить, рассказывать кому-нибудь о прочитанном, о литераторах, о своих знакомых, о каких-нибудь литературных или житейских курьёзах. У ней каждый день гости и неумолкаемые литературно-житейские разговоры, и вместе с тем какой-то нервный гнёт, так что никому из гостей не приходит охоты весело от души рассмеяться. То и дело новые знакомые; участливое любопытство к мало знакомым даже людям, возня с ними, хлопоты о них… Гости таяли иногда от незаслуженных похвал, от комплиментов; но вместе с тем при них же раздавались слова негодования, горячего осуждения и насмешки по адресу отсутствующих, бывших знакомых, относительно которых наступило у Екатерины Степановны полное разочарование».

В.П.Соколов. Гаршины

 

Виктор Петрович Соколов – знакомый Гаршина, автор воспоминаний о нем; сотрудник «Исторического вестника».


«Эта женщина, с значительным литературным дарованием, типичная шестидесятница первого призыва, любовно переписывала строки обожаемого сына, писательским чутьём угадывая каждый крючок причудливого письма Всеволода, и таким образом получался манускрипт, в котором уже не требовалось никаких помарок, никаких исправлений».

Е.М.Гаршин. Как писался «Рядовой Иванов»

 


Петербург. Знаменская площадь
В.Садовников. [1850-e]
Бумага, черная акварель, тушь, кисть
12,6х18,8
КП 15932




Петербург. Монтаж 7 видов на одном паспарту
[М].Вайс. [1850-e]
Бумага на картоне, акварель


1. Памятник Петру I
2. Вид с Васильевского острова на Благовещенский мост
3. Зимняя канавка
4. Исаакиевский собор
5. Адмиралтейство
6. Вид на Благовещенский мост и Академию художеств
7. Академия художеств
31,0х27,3 паспарту
КП 39790/1-7

 


Гаршин
Фотография К.Андерсона. Петербург. 1871
На рекламном визитном бланке, внизу: «Фот. К.Андерсон». На обороте: «Фотографии К.Андерсона. Аларчин мост, д. Крамера № 68.Угол Гороховой и б. Садовой. С.Петербург»; коричневыми чернилами автограф: «Надежде Назарьевне Афанасьевой от В.Г. 18-го. I. 71»
Поступление от Н.М.Гаршиной, 1934.
КП 50948/405

 

Н.Н. Афанасьева – сестра Василия Афанасьева, товарища Гаршина по реальному училищу и Горному институту.

 

«Посылаю вам моё свидетельство и карточку дяде Мите*».

Из письма к матери. <24 марта 1871>

 

«Неужели вы не получили трёх моих писем с карточками? – вам, бабушке** и дяде Мите».

Из письма к матери. <Апрель 1871>

 

*Дмитрий Степанович Акимов (1832-1879, застрелился) – дядя Гаршина по матери, «герой Синопа и Севастополя».

 

**Александра Степановна Акимова, урожд. Соловьёва (ум. в 1881) - бабка Гаршина по матери. Владелица Приятной Долины после смерти мужа Степана Дмитриевича Акимова (1793-1844).

 


 
Гаршин
Фотография К.Андерсона. Петербург. 1872
На визитном бланке. На обороте часть фирменного бланка, предназначенного для фотографии большего размера: «<Фо>тографии К.Андерсо<н> С.Петер<бург>». Надписи чёрными чернилами - вверху справа <автограф>: «1872.13.Х»; ниже дарственная надпись Гаршина: «Раисе Всеволодовне* от В.Г.»
5,9х10,0
Поступление от Н.С.Ашукина**, 1939. КП 9427/22

 

*Р.В.Александрова (в замужестве Несмеянова, 1859 - после 1917) – юношеская любовь Гаршина и его невеста (до начала 1879). Семьи Гаршиных и Александровых жили в Старобельске почти рядом и были связаны тесной дружбой. Р.В.Александрова была наделена музыкальными способностями и впоследствии училась в Московской консерватории.

 

**Николай Сергеевич Ашукин (1890-1972) - критик, поэт, историк литературы и библиограф, в 1930-е работал в Литературном музее.


Гаршин
Фотография К.Андерсона. Петербург. 1872
На визитном бланке. На обороте часть фирменного бланка, предназначенного для фотографии большего размера: «<Фо>тографии К.Андерсо<н> С.Петер<бург>». Надписи чёрными чернилами - вверху справа <автограф>: «1872.13.Х»; ниже дарственная надпись Гаршина: «Раисе Всеволодовне от В.Г.»
5,9х10,0
Поступление от Н.С.Ашукина, 1939. КП 9427/22
 

 


Гаршин
Фотография В.Каррика. Петербург. 21 октября 1873
На визитном бланке. На обороте фирменный бланк фотографа: «Фотография В.Каррика в малой Морской № 19 в С.Петербурге»; ниже тот же текст по-французски. Вверху чёрными чернилами <автограф>: «Всеволод Гаршин. 21 Октября 1873 года». Поперёк бланка коричневыми чернилами две дарственные надписи Гаршина: верхняя строка густо зачёркнута чернилами (не читается), ниже: «от брата» (зачёркнуто карандашом); ещё ниже: «Раисе Всеволодовне. 10 Августа 1875 года»
5,8х9,2; 6,1х9,7
Поступление от Н.С.Ашукина, 1939.
КП 9427/23

 


Иван Иванович Попов. Всеволод Михайлович Гаршин. (Из литературных встреч). Воспоминания
Три варианта. <1937> , 1 февраля 1943.
Машинопись с правкой
Поступление от А.И.Попова, 1943. Ф. 150. Рнв 317/1-3

 

«Всеволода Михайловича Гаршина я знал с детских лет: он учился вместе с моим старшим братом Ильёй в петербургской 7-й реальной гимназии <…> Гимназия занимала на Васильевском острове, на углу Большого проспекта и 12-й линии, большой 4-х этажный дом. <…> На том же Васильевском острове, при устье Невы – «Взморье», в версте от гимназии лежала Галерная Гавань, в которой со времён Петра сохранялся порт «Скронпицы» с башнями, каменными пристанями и искусственным заливом. В Гавани после смерти отца жила и моя семья.

Полудеревенская жизнь Гавани с её деревянными домиками, садиками при них, прекрасной рощей на «Косе» на «Взморье», где мы купались и катались на лодках, привлекала в праздники товарищей старших братьев <…> В праздники у нас было шумно и весело.

Брат Илья был однокашником с первого класса Николая Сергеевича Дрентельна, впоследствии известного физика, а с четвёртого В.М.Гаршина. К их же компании принадлежал Тиц. <…> Все трое были близки между собой и когда разошлись по высшим учебным заведениям <…>, то не прерывали между собой связи и часто бывали у нас. Гаршин был особенно дружен с моим братом. В гимназии они сидели на одной парте, а на фотографической группе выпускных воспитанников снялись рядом. Летом Гаршин и Дрентельн часто бывали у нас, нередко ночевали у нас и обыкновенно ложились спать в сарае или в санях, так как в нашей квартирке из трёх комнат с кухней и мы, 10 человек, едва размещались.

<…> Образ Гаршина запечатлелся в моей памяти: красивый смуглый брюнет, с глубокими грустными глазами, которые придавали его лицу отпечаток грусти, даже печали. Эта печаль светилась в его глазах даже тогда, когда Гаршин улыбался или смеялся. Изогнутая морщина между бровями на лбу ещё ярче оттеняла грустное выражение его лица <…>

Гаршин приходил к нам почти всегда с книгой, или брал её у нас с полки и уходил в садик. Охотно он играл в шахматы, причём раскрытая книга лежала у него под локтем и, когда партнёр задумывался, он продолжал читать, он не расставался с книгой и тогда, когда катался с нами на лодке или шёл купаться. <…> Чем увлекался Гаршин, так это катаньем с горы зимой. Он был готов целый день таскать сани, скатываться на них с горы и врезываться в сугроб снега. <…> Вообще он мало интересовался нашими играми, но любил беседовать и с нами малыми ребятами.

По своему развитию и начитанности Гаршин выделялся среди своих гимназических товарищей, которые говорили про него: «Гаршин всё знает». <…> Всеволод Михайлович, сидя на лавочке на мостике через канавку или в нашем садике, любил рассказывать нам – детям – занимательные вещи о природе, разных людях, животных, по истории и т.д. Помню, как он довёл меня до слёз, когда я оторвал крылышко у стрекозы. Гаршин нарисовал передо мной картину страданий изувеченного насекомого, его друзей и тут же добавил:
Не хорошо причинять боль и страдания другим и особенно беспомощным…

<…> В юношеские годы он критически относился к своим поступкам и в действиях его проявлялась своего рода нерешительность. «Гаршин – Гамлет», говорил про него Дрентельн. Товарищи относились к Гаршину хорошо, я сказал бы бережно: все они как будто ждали катастрофы. Она и случилась, когда Гаршин был в старших классах гимназии. С ним сделался первый припадок его нервной или психической болезни и он был отправлен в больницу. Болезнь длилась довольно продолжительное время. Товарищи сожалели Гаршина, навещали его и радостно приветствовали его, когда он вернулся из больницы в гимназию».

 



Гаршин
Фотография В.Каррика. Петербург. <1875-1876>
На кабинетном бланке. На обороте фирменный бланк фотографа: «Фотография В.Каррика в малой Морской № 19 в С.Петербурге»; ниже тот же текст по-французски. Вверху карандашом: «Вс.Гаршин»
13,8х9,7; 15,0х10,7.
Поступление 1939, от Н.С.Ашукина. КП 9427/24

 

«Каррик снял меня, даром конечно, и очень удачно, лучше, кажется, не было моего портрета. Не знаю только, как выслать вам, потому что очень большие карточки - кабинетн. портреты».

Из письма к матери. 24 марта 1875

 

«Хочу скоро сниматься; снимусь где-нибудь за 2 р., как Жорж* в последний раз».

Из письма к матери. 20 февраля 1876. Петербург

 

*Георгий (Егор, Жорж) Михайлович Гаршин (1849-1895, застрелился) - старший брат писателя, титулярный советник, судебный следователь, сначала в Старобельске, затем в Харькове и Мстиславле.

 

«Обрезал карточку, так как она не влезала в конверт».

Из письма к матери. 29 августа 1876. Петербург

 

«<...> снимусь сейчас же, как только будут деньги, и снимусь у Каррика, и тотчас же вышлю вам и А.К.»

Из письма к Р.В.Александровой. 19 сентября 1876. Петербург

 

А.К. – Александра Кузьминишна, воспитанница в доме Александровых.

 


Гаршин
Фотография В.Каррика. Петербург. <1875-1876>
Другой поворот
На кабинетном бланке. На обороте фирменный бланк фотографа: « В.Каррик фотограф Вас. Остр. 7 линия, дом № 34 С.Петербург»; ниже тот же текст по-французски; ещё ниже, мелко: «Э.Н.Глейцман. С.П.Б. и Москва». Вверху чёрными чернилами: «Всеволод Михайлович Гаршин – студент Горного Института май – 1875 г.»
13,7х9,6; 16,6х11,0
Поступление от Н.М.Гаршиной, 1934. КП 50948/404

 

«Мои литературные замыслы очень широки, и я часто сомневаюсь в том, смогу ли исполнить поставленную задачу. То, что написано, по-моему, удачно; само собою разумеется, что я не могу не быть пристрастным, несмотря на самое строгое и недоверчивое отношение к своим силам… Но если я буду иметь успех?! Дело в том (это я чувствую), что только на этом поприще я буду работать изо всех сил, стало быть успех – вопрос в моих способностях и вопрос, имеющий для меня значение вопроса жизни и смерти. Вернуться уже я не могу. Как вечному жиду голос какой-то говорит: «Иди, иди», так и мне что-то суёт перо в руки и говорит: «Пиши и пиши».

Из письма к А.Я.Герду. <Лето 1875. Старобельск>

 


Петербург. Горный институт
Гравюра Гобера по рисунку Горностаева. I половина XIX
Под изображением: «Gornostaeff. XXXVIII.Gaubert, sc
9,5х13,2; 11,5х15,2
КП 50954/1930

 

В 1874-76 Гаршин учился в Горном институте, где слушал лекции Д.И.Менделеева, посещал семинар профессора ботаники А.Ф.Баталина, в студенческом кружке изучал социологические трактаты Дж.-С.Милля и Г.Спенсера, читал «Исторические письма» П.Л.Лаврова и «Азбуку социальных наук» В.В.Флеровского.

 

«Надо вам сказать сначала, что с самой осени во всех учебных заведениях беспорядки. Сначала поднялись медики, потом университет, технологи, мы, Лесной институт <…>

В Горном институте оставаться мне теперь решительно невозможно. Введут матрикулы и за всё, что покажется Трепову и К° предосудительным, нас перехватают и уж не пошлют домой, а прямо засадят в шлиссельбургские, петропавловские и кронштадские казематы. Остеречься невозможно; я писал вам, что даже не знавшие о демонстрации забраны и в жандармских полушубках посланы кто в Томск, кто в Одессу, кто в Темир-Хан-Шуру».

Из письма матери. 9-10 ноября 1974. Петербург

 

«Глупость молодёжи бледнеет перед колоссальной глупостью и подлостью старцев, убелённых сединами, перед буржуазною подлостью общества, которое говорит: «что ж, сами виноваты!» <…>

С одной стороны власть, хватающая и ссылающая, смотрящая на тебя как на скотину, а не на человека, с другой – общество, занятое своими делами, относящееся с презрением, почти с ненавистью… Куда идти, что делать? Подлые ходят на задних лапах, глупые лезут гурьбой в нечаевцы и т.д. до Сибири, умные молчат и мучаются. Им хуже всех. Страданья извне и изнутри».

Из письма к матери. 26 ноября 1974. Петербург

 


Петербургский университет
Печать в литографии А.Мюнстера. 1854
Литография с тоном
22,2х28,2
КП 50954/2731


 

В 1878, вернувшись после ранения из Харькова в Петербург, Гаршин посещал (в качестве вольнослушателя историко-филологического факультета Петербургского университета) лекции О.Ф.Миллера, И.И Срезневского, В.И.Ламанского, изучал исторические монографии.

 


Петербургский университет
Фототипия по фотографии. 1900-е
На бланке открытого письма. Вверху слева: «С.Петербург. Императорский Университет»; ниже тот же текст по-французски
8,9х13,7
КУ 2670
 



Петербург. Университетская набережная
Фототипия по фотографии. 1900-е
На бланке открытого письма. Вверху слева: «С.Петербург. Университетская набережная»; справа тот же текст по-французски
8,9х13,7
КУ 13364/29
 


Петербург. Невский проспект
Фототипия по фотографии. 1900-е
На бланке открытого письма. Внизу слева: «С.Петербург. Невский Проспект»; справа тот же текст по-французски
9,0х13,8
КУ 13364/2
 



Петербург. Александринский театр
Фототипия по фотографии. 1900-е
На бланке открытого письма. Вверху справа: «С.-Петербург. Александринский театр»; ниже тот же текст по-французски
8,7х13,5
Б 8585/17
 



Петербург. Мариинский театр
Фототипия К.Фишера по фотографии Л.Шашкина. 1900-е
На бланке открытого письма. Внизу: «С.-Петербург. Мариинский театр. Памятник Глинки. St.-Pétersbourg. Фот. Л.В.Шашкина. Théâtre Marie»
Издание в пользу общины св.Евгении
8,5х14,0
Б 8585/14
 


Петербург. Консерватория
Цветная фототипия по фотографии. 1900-е
На бланке открытого письма. Вверху слева: «С.-Петербург. Консерватория»; справа тот же текст по-французски
Издание В.Пфистер. Петербург
8,6х13,8
Б 8585/43

 

«Мы, т.е. наша компания, состоящая из восьми-девяти человек, ходим в театр еженедельно, с примерной аккуратностью. Я здесь семь недель, и был в опере тоже семь раз: «Фауст», «Жизнь за ц<аря>», «Руслан», «Гугеноты», «Тангейзер», «Фауст», «Русалка». Последнюю оперу видел в первый раз, и она мне очень понравилась.

Был раз на репетиции симфонического собрания и слушал симфонию Листа – Divina Comedia, т.е. «Божественная комедия». Впечатление страшное. Первые аккорды, действительно, переносят вас прямо в ад».

Из письма к Р.В.Александровой. 27 ноября 1875. Петербург

 

«В театр мы стали ходить довольно редко – скучно стало. Нервы до того притупились, что даже и «Руслан» и тот доставляет мало удовольствия. На «Кузнеца Вакулу», новое творение Чайковского, я, кажется, и вовсе не пойду <…>».

Из письма к матери. 3 декабря 1876. Петербург




Гаршин
Фотография А.Ясвоина. Петербург. <27 января 1877 >
На фотографии в нижнем левом углу тиснение: «А.Ясвоин». На обороте фирменный бланк фотографа: «Фотография Ясвоина. С.Петербург. В Казанской улице, наискосок Ломбарда д. Гиршфельда, № 20. Летом, в Новом Петергофе, по С.Петербургской улице». Вверху справа коричневыми чернилами <автограф>: «27 января» (очевидно, верхний край бланка с указанием года обрезан)
8,1х5,4
Поступление от Д.В.Айзенштадта, 1944. КП 12961

 

«В следующем письме пришлю свою карточку: я снялся. Володя тоже».

Из письма к матери. 1 февраля 1877. Петербург

 

«Посылаю вам свою карточку. Иные говорят, что это лучшая карточка из всех моих; другие, напротив, что она вовсе не похожа. Судите сами».

Из письма к матери. 8 февраля 1877. Петербург

 




Гаршин с братом Евгением
Фотография Глентцнер. Харьков. 1878
На рекламном кабинетном бланке. Внизу набором: «Фотография Глентцнер в Харькове. Екатерин. ул.» и монограмма; справа карандашом: «Евген. Гаршин»
13,1х9,4; 16,6х10,8
Поступление от Н.С.Ашукина, 1939. КП 9427/25

 

«Портреты очень плохи: я ещё возможен, но всё же какой-то облизанный, а Женя вовсе лишён всякого образа и подобия».

Из письма к матери. 23 октября 1878. Петербург

 

Евгений Михайлович Гаршин (1860-1931) – младший брат писателя, педагог, историк литературы и публицист, автор повестей для детского чтения, сотрудник журналов «Отечественные записки», «Заграничный вестник», «Исторический вестник» и газеты «Биржевые ведомости», автор обстоятельных и подробных воспоминаний о Гаршине. Наиболее значительные статьи собраны в книге «Критические опыты». СПб., 1888. Впоследствии – директор Таганрогского коммерческого училища; с 1922 жил в Ленинграде.

 

«Если можно, скажите Жене, чтобы он прислал мне № «Харькова», где его статья. По правде сказать, я отчасти доволен, что он выступил печатно. Потому что «прелесть» новизны уже для него не будет иметь большого значения и в будущем он будет хладнокровнее относиться к своим произведениям».

Из письма к матери. 18 сентября 1878

 

«Братья Гаршины мало походили друг на друга. Георгий Михайлович имел внешность незначительную и о костюме своём не заботился, а потому с первого взгляда производил впечатление мелкого служащего. Евгений Михайлович <…> имел вид солидный, купеческий <…>, говорил со всеми спокойно, важно.

<…> Ни к какому делу он страстно не привязывался; не было в нём того священного огня, которым горел Всеволод Михайлович; но способности его были изумительные. Оканчивая курс на филологическом факультете, он печатал статьи и рецензии в «Историческом вестнике», читал рефераты в историческом обществе, давал уроки, занимался с маленьким племянником, ввязывался в чужие дела именно с целью сделать доброе дело; справлялся с массою литературных и нелитературных знакомств».

В.П.Соколов. Гаршины

 


«Воспоминания о Всеволоде Гаршине Ольги Сергеевны Кораго (урождённой Иван<енко ?>), дочери Ольги Егоровны Гаршиной»
<1928-1930>
<Автограф>
Поступление от А.С.Немыкиной, через К.А.Федина, 1955. Ф. 254, ОФ 4505/1

 

В воспоминаниях рассказывается о пребывании Гаршина у своей тётки (Александры Егоровны Костромитиной, урожд. Гаршиной) в Окунёвых горах Орловской губернии летом 1878.

Известен ещё один источник текста (РГАЛИ), опубликованный А.Н.Дубовиковым в Литературном наследстве, т. 87, М., 1977. Этот текст, в котором не указано имя мемуаристки, обрывается на полуфразе. Воспоминания из фондов ГЛМ, хотя и не являются окончательным (а скорее всего первоначальным) вариантом, служат серьёзным дополнением к напечатанному: они закончены и надписаны. Публикация ЛН заканчивается следующим текстом (мемуаристка приводит случайно услышанный диалог между двумя гостями): «Скажи мне, пожалуйста, Паша, что находят женщины в этом плаксе? – сказал Завистовский. На их языке это называется сложной натурой, - насмешливо ответил Хохлов. Теперь я вижу, что это было <На этом рукопись обрывается>». Вариант ГЛМ имеет продолжение:

«Теперь я вижу, что это было пристрастное суждение мужей, боявшихся, что под очарование Гаршина подпадут их жёны. Всеволод не был ни плаксой, ни сложной натурой, ни даже душевно больным человеком. Может быть, в нём и было всего этого понемногу, но не это делало его выдающимся, непохожим на других. В нём была удивительная черта, привлекавшая не только женщин, но и мужчин. Он, как ребёнок, говорил, что думал, не боясь показаться смешным. И тот же самый Завистовский, называвший его плаксой, бывая впоследствии в Петербурге, всегда заходил к Гаршиным побеседовать со Всеволодом.

В августе умерла моя мать, оставив нас восьмерых сиротами. Вскоре умерла жена Завистовского, оставив тоже восьмерых детей. Всеволод написал письмо тётушке. Привожу из него выдержки.

«Наступает время, когда тяжелее всего будет матерям, и для них, может быть, лучше, что они умерли». Относительно меня он писал: «Отдайте Ольгу нам, ей не место в той обстановке, которая окружает её у вас. Лидия девушка богатая, а Ольге придётся самой зарабатывать себе хлеб».

Но меня к ним не пустили, и Всеволода я больше не видела».

Все упоминающиеся в этом отрывке имена прокомментированы в ЛН, т. 87.

 

«Доложили, что приехали Гаршины. Мы <…> выскочили на крыльцо и увидали маленькую полную старушку, а за ней высокого хромого офицера, опирающегося на палку, и невысокого некрасивого гимназиста. <…> Все его <Вс.Гаршина> портреты, не исключая и репинского в Третьяковской галерее, очень похожи, но совсем не передают ежеминутно менявшегося выражения его лица. Высоко поднятые над переносицей брови придавали скорбное выражение верхней части лица, между тем как губы улыбались весело и совсем по-детски».
 


Сопроводительное письмо К.А.Федина к воспоминаниям О.С.Кораго на имя заведующей рукописным отделом ГЛМ Т.А.Тургеневой. 21 февраля 1955
Автограф
Ф. 254, ОФ 4505/2

 

«Уважаемая Татьяна Алексеевна!

Посылаю Вам для фонда материалов, относящихся к жизни и творчеству Всеволода Гаршина (если такой фонд у Вас есть) воспоминания двоюродной сестры Гаршина (дочери Ольги Егоровны Гаршиной) – Ольги Сергеевны Кораго, урожд. Иванши.

Тетрадь воспоминаний этих была мне прислана сестрой воспоминательницы – Александрой Сергеевной Немыкиной, приложившей к ним свою фотографию, которую я также пересылаю Вам. Ольга Сергеевна уже умерла. Я запросил Александру Сергеевну о её согласии передать тетрадь воспоминаний Вашему музею и она разрешила это сделать.

Воспоминания, как они ни кратки, на мой взгляд, содержат биографические черты из области семейных связей и круга знакомств Вс. Гаршина 1878 года, т.е. вскоре после появления рассказа «Четыре дня» в «Отечеств. записках».

Уважающий Вас Конст.Федин».

 



Александра Сергеевна Немыкина, двоюродная сестра Вс.Гаршина
Любительская фотография
На обороте синими чернилами рукой К.А.Федина: «Портрет Александры Сергеевны Немыкиной – родной сестры Ольги Сергеевны Кораго (дочери О.Е.Гаршиной), автора «Воспоминаний о Вс.Гаршине»
13,9х10,7; 14,3х11,1
Поступление от А.С.Немыкиной, через К.А.Федина, 1955. КП 38184
 


Гаршин с женой Надеждой Михайловной
Фотография Н.Ярошенко. 1885-1886
На кабинетном бланке, внизу: «Cabinet Portrait». На обороте карандашом надпись Н.М.Гаршиной: «Снимок Ярошенко (художник)»; внизу слева коричневыми чернилами её же рукой (?): «1885-86 г.»
12,8х9,6; 16,6х10,8
Поступление от Н.М.Гаршиной, 1934. КП 50948/403

 

Н.М.Гаршина, урожденная Золотилова (1859 - 1942) - жена писателя с февраля 1883. Слушательница Надеждинских акушерских курсов 1877-78 и врачебных курсов при Николаевском военном госпитале (1878-85), врач, сверхштатный ординатор акушерской клиники И.М.Тарновского. Познакомилась с Гаршиным в 1878 в петербургском Николаевском госпитале (в том же здании располагались и женские медицинские курсы), где он проходил освидетельствование в связи с просьбой об отставке. История их отношений подробно изложена в её пояснениях к письмам Гаршина 1880-1882 (Письма, с. 526-528).

 

«Вот одиннадцатый месяц, как мы обвенчались. Всегда буду помнить этот год с благодарностью Богу и судьбе. И надеемся, что наша жизнь будет долго также спокойна (глупое слово, - найди сам): очень уж мы с нею сошлись…»

Из письма к В.М.Латкину. 9/21 декабря 1883. Петербург

 

«Особенную нежность и заботливость проявлял Всеволод Михайлович к своей жене. Не было супругов нежнее их, так что у нас ребятишки даже посмеивались над этою взаимною нежностью. Не раз он говаривал мне, что не хочет ещё умирать, что он хотел бы, чтобы его Надя была сначала обеспечена, и когда его книжки стали давать доход, он искренне радовался, что на случай его смерти у жены его кое-что останется, да и в деле издания своих сочинений он уверен был только в жене, он знал, что она, зная его взгляды и любя его, не захочет его именем эксплуатировать публику, что всегда страшно его возмущало.

К несчастью, эти надежды покойного не оправдались: он не успел написать законного духовного завещания и формально передать жене право издания своих сочинений».

М.Е.Малышев. О Всеволоде Гаршине

 

О М.Е.Малышеве см. раздел II.

 

«Его благодарность и нежность к жене не имели пределов. Когда он был болен, она была для него всё; без её любви, без её мужественного характера он погиб бы, может быть, ещё гораздо раньше. Он чувствовал это и платил ей всей привязанностью своего сердца».

В.А.Фаусек. Памяти Всеволода Михайловича Гаршина


Н.М.Золотилова
Фотография Степанова. Вологда. 1875
На рекламном визитном бланке, внизу выпуклое тиснение: «Фот. Степанова в Вологде». Надписи: вверху слева коричневыми чернилами: «1875»; ниже: «Н.М.Золотилова»
9,3х5,6; 10,8х6,2
Поступление от Н.М.Гаршиной, 1934. КП 50948/401
 


Н.М.Золотилова
Фотография Степанова. Вологда. 1877
На рекламном визитном бланке, внизу штамп: «Фот. Степанова». Надписи: вверху слева коричневыми чернилами: «1877»; снизу вверх наискосок: «Н.М.Золотилова»
9,2х5,6; 10,0х6,0
Поступление от Н.М.Гаршиной, 1934. КП 50948/402
 


Н.М.Золотилова
Фотография А.Ясвоина. Петербург. 23 февраля 1880
На рекламном визитном бланке, внизу: «Фотографии А.Ясвоина» и монограмма. На обороте: «Фотограф Их Императорских Высочеств Государя Великого Князя Николая Николаевича старшего и Государыни Великой Княгини Александры Петровны А.Ясвоин. Ст.Петербург. По Казанской улице на искосок ломбарда д. № 20. По Мойке в д. № 80, бывшая Захарьина, прот. Реформатской церкви. Летом Новый Петергоф на Петербургской улице д. Гербольда № 12». Надписи: вверху слева коричневыми чернилами: «Сним. 23 ф<евраля> 80 г.»; внизу бледно: «Н.М.Золотилова»
8,9х5,5; 10,6х6,5
Поступление от Н.М.Гаршиной, 1934. КП 50948/400
 


Сельцо Федосьин городок Кирилловского уезда Новгородской губернии на реке Шексне
Фотография П.Кузяева. Конец XIX в.
На кабинетном бланке. На обороте рекламный бланк фотографа: «Фотография художника П.Кузяева в С.Петербурге по Невскому проспекту против Малой Морской д. № 10»; карандашом рукой Н.М.Гаршиной: «Сельцо Федосьин Городок Кирилловского уезда Новгородской губ. По реке Шексне в 27 верстах от Горицкого женск. монастыря»; ниже другой рукой: «принадлежащее сем<ье> Золотиловых по грамоте от царя Алексея Мих. Романова. К архиву Гаршина»; чернилами: «Сельцо Федосьин Городок»
9,6х15.2; 10,8х17,9
Поступление от Н.М.Гаршиной, 1934. КП 50948/406

 

Летом 1879 Гаршин гостил здесь у своей будущей жены.

 

«Не говоря о людях, которых я очень люблю, и место прекрасное. Дом с церковью на высоком одиноком холме над самою Шексною, по которой каждую минуту ходят пароходы, барки, туэра и проч. Кругом вода и леса. Монастырь в версте.

Подлые монахини девять месяцев тому назад приковали одну юродивую «сестру» цепью к стене в подвал, и только теперь следствие обнаружило это. <...>

Здешние места очень напоминают Петрозаводск, за изъятием разве отсутствия больших гор. Люди совсем такие же и яства такие же: шаньги, наливушки, налитушки, колобки – всего сортов должно быть двадцать. Кроме того – пиво, сусло, брага, дрождяник и квас неизменно являются за столом. Всё это довольно противно, но здешние аборигены гордятся своею едою как бог знает чем».

Из письма к матери. <Начало августа 1879>


Гаршин, А.Я.Герд, В.М.Латкин
Цинкография с фотографии В.Каррика. Петербург. 1876
"Солнце России", 1913, № 13, с. 2
Под изображением: «В.М.Гаршин. А.Я.Герд. Известный педагог. В.М.Латкин. Товарищ Гаршина по гимназии и брат его жены (в 1876 г.)»
14,1х9,9
КУ 7981

 

Александр Яковлевич Герд (1841-1888) – педагог-натуралист и общественный деятель, переводчик и популяризатор Дарвина и Спенсера, сторонник трудовых методов обучения и воспитания, автор учебных руководств и пособий по естествознанию. Руководил земледельческой колонией для малолетних преступников, открытой в конце 1871 в Петербурге на Охте. Вместе со сменившим его в конце 1874 П.А.Ровинским создал из колонии выдающееся учебно-воспитательное заведение. Достоевский, в 1876 посетивший колонию, которая оставила в его душе «отрадное впечатление», посвятил ей один из разделов «Дневника писателя».

Е.С.Гаршина, мать писателя, была знакома с Гердом в молодости. «Я очень рада, что ты познакомился с А.Я.Гердом. Я его очень хорошо знала, он был в дни былые в числе деятелей, вместе с Николаем Утиным, Спасским, Гайдебуровым и проч. Много раз они собирались на моей квартире во время смуты 62 г., но тогда почти никто не знал моей фамилии. Я как теперь помню его большие голубые немного косые глаза, вследствие чего он и тогда носил очки <…> Герд один из немногих, уцелевших от того смутного времени: почти все или погибли в тундрах Севера, или стали благонамеренными гражданами» (Из письма матери к Гаршину. 16 февраля 1872). С 1872 Гаршин находился под идейным воздействием Герда и до конца своей жизни поддерживал дружеское общение как с ним самим, так и с его семьей. В 1885-88 Гаршин принял ближайшее участие в «Обзоре детской литературы» (выпуски I, II и III), составленном кружком петербургских педагогов по инициативе Герда.

 

Владимир Михайлович Латкин (1854 – после 1934) – горный инженер, товарищ Гаршина по реальному училищу и Горному институту.

 

«Если сниметесь, пришлите карточку. Своей обещать скоро не могу. Мы на-днях будем сниматься втроём: А.Я.Герд, Володя <Латкин> и ваш покорнейший слуга и снимем только три группы - для себя».

Из письма к Р.В.Александровой. 30 октября 1875. Петербург

 

«Вчера мы с Гердом (т.е., я, Володя и Г.) снимались втроём у Каррика группою, но так как вышло неудачно, то Вильям Андр. <Каррик> просил прийти ещё. Группа довольно большого формата».

Из письма к матери. 23 января 1876. Петербург

 

«Вчера мы с Володей и Гердом снимались втроём у Каррика, но неудачно; пригласил пересняться. Группу эту мы затеяли по той причине, что Алекс. Яковл. уезжает на полгода в Англию. Там, в Кенсингтонском дворце, будет педагогическая выставка и съезд, в котором примут участие английские учёные и представители других стран. От России поедет А.Я.»

Из письма к Р.В.Александровой. 23 января 1876. Петербург

 

«Герд едет в марте; остановка только за канцелярскими проволочками в мин. финансов, которое разрешает выдачу денег на поездку. Едет он на полгода, и я заранее горюю при мысли расстаться с этим дорогим человеком, лучшим из всех людей, каких я знаю».

Из письма к матери. 12 февраля 1876. Петербург

 

«Мы с Гердом и Вол<одей> сняли, наконец, группу у Каррика. Первая дурно вышла, завтра будем пересниматься».

Из письма к матери. Февраль 1876. Петербург

 

«Группу мы уже сняли у Каррика. Вышла довольно плохо».

Из письма к матери. 12 февраля 1876


А.И.Кирпичников. Всеволод Михайлович Гаршин (Личные воспоминания). М, 1903
Инв. № 88296

 

Александр Иванович Кирпичников (1845-1903) – историк литературы, в 1879-85 – проф. Харьковского университета. Знакомство с Гаршиным было заочным, через брата Евгения, и поддерживалось в эпистолярной форме. Первая встреча состоялась в 1884.



Гаршин, И.И.Ясинский, Н.М.Минский
Цинкография с фотографии. Киев. Сентябрь 1884
Лист из журнала «Беседа» (1903, № 6, с. 246) с заметкой И.Ясинского
Поступление из коллекции И.Ф.Масанова, 1949. КП 19176/146
Рядом с изображением текст:

«Это было давно

Это было в Киеве, в начале 80-х годов. Мы жили на Паньковской улице в квартире с высокими окнами, откуда открывался прелестный вид. Было много солнца, воздуха, ароматная близость ботанического сада и была молодость. Ко мне приехал Всеволод Гаршин – красивый, молодой, знаменитый, и приехал Минский, бывший тогда первым русским поэтом. Мы всё утро провели в живой беседе. Всеволод был возбуждён. Он острил… над чем, обыкновенно, острят литераторы, рассказывал анекдоты о цензуре и о братьях-писателях и продекламировал несколько юмористических стихотворений Буренина, к которому «питал слабость». После завтрака мы отправились бродить по Киеву, увидели фотографию, зашли и снялись. Всеволод всё время смешил нас и фотографа. Один Минский выдержал характер во время сеанса… Ах, кажется, что это было ещё вчера! Быстро мелькают и уходят в вечный мрак великие тени – и мог ли я тогда думать, что через каких-нибудь два или три года после этого весёлого утра мне придётся над могилой Гаршина говорить прощальное слово…

И.Я<синский>».

 

Об И.И.Ясинском и Н.М.Минском см. разд. III.

 

«<…> мы втроём снялись: Всеволод Гаршин, Максим Белинский <И.Ясинский> и Н.Минский».

Из письма к матери.20 сентября 1884. Петербург

 

«Гаршин рассказывал в шутливой форме приключения на пути из Петербурга в Киев и беззаботно смеялся счастливым смехом, сообщая свое настроение собеседникам. Тогда же я уговорил их сняться втроём, что они и исполнили, тотчас же после завтрака отправившись в фотографию по дороге на заранее условленную прогулку. Потом Ясинский рассказывал мне, что весёлое настроение всех троих усилилось в фотографии, где угрюмый ретушёр рассадил молодых писателей в напряжённые позы и уговаривал их улыбаться. Его просьбу они исполнили, но так усердно, что ретушёр, промыв стекло, ужаснулся их чересчур весёлым лицам (у меня сохранилась эта первая фотография, и у каждого на лице такое выражение, какое бывает у человека, собирающегося разразиться гомерическим хохотом) и заставил их пересняться вторично».

В.И.Бибиков. Всеволод Гаршин

 

Виктор Иванович Бибиков (1863-1892) – писатель. Познакомился с Гаршиным в 1884 на киевской квартире И.Ясинского.




Киев
Гравюра Ф.Шардона по оригиналу Кернота. I половина XIX
Под изображением слева: «Kernot sc.»; справа: «Imp. F.Schardon ainé 30 . r. Hautefeuille. Paris»; ниже посередине: «CITADELLE ET MONASTÈRE DE KIEFF»
12,0х16,2; 17,2х26,3
КП 14305/4

 

«Ездили мы на лодке в Выдубецкий монастырь, были в Лавре, в Софийском соборе, в Михайловском монастыре».

Из письма к матери. 20 сентября 1884


 

Вид Выдубецкого монастыря в Киеве
Т.Шевченко. 1844
Бумага, сепия, перо, чернила, карандаш
Под изображением чёрными чернилами подписи художника - слева: «Шевченко. 1844 г.»; посередине (крупно): «Выдубецкiй монастырь у Кыеви»
14,5х22,5; 18,0х24,0
КП 185
 

 
Киев. Крещатик
Гравюра Флойда. 1840-е
Под изображением: «Флойд. Крещатик в Киеве»
6,3х9,4; 7,9х11,9
КП 50954/869

 


Киево-Печерская Лавра
Гравюра Флойда. 1840-е
Под изображением: «Флойд. Киево-Печерская Лавра»
6,3х9,5; 7,9х11,4
КП 50954/870

 


Вход в ближние Киевские пещеры
Литография с тоном А.Мюнстера
Под изображением набором: «Вход в ближние Киевские пещеры»; ниже слева: «Печ. В Лит. А.Мюнстера». «Русский художественный листок В.Тимма». 1859
21,2х28,3; 25,2х34,3
КП 50956/260

 



Киевские пещеры
Гравюра по рисунку П.Свиньина. I половина XIX
Под изображением: «Внутренность Киевских пещер»; ниже слева: «Рисовал с натуры П.Свиньин»
10,9х17,3; 15,1х23,5
КП 50954/479

 

«В Киеве Гаршин пробыл недолго, всего несколько дней, во время которых успел осмотреть окрестности живописного города, покататься на лодке по Днепру и посетить Лаврский монастырь с ближними и дальними пещерами, которые потом внушили ему несколько вдохновенных страниц в его повести «Надежда Николаевна».

В.И.Бибиков. Всеволод Гаршин

 


Севастополь. Вид с моря
Цветная литография с оригинала И.Айвазовского. Середина XIX
Лист обрезан. Над изображением: «СЕВАСТОПОПОЛЬ». Под изображением: «С картины Профес. И.Айвазовского. Изд. А.Прево. Лит. Глав. Управл. Путей Сообщ. И Публ. Зданий (К.Поль Дир<ектор>). Новая морская казарма. Внутренность порта. Город Севастополь»
28,9х46,9; 33,3х46,9
КП 31032

 


Севастополь
Цветная литография Д.Брагера. I половина XIX
Лист обрезан. Под изображением: «Nach der Natur gez: v. Durand Brager. Citadelle. Fort Constantin. Fort Caterine. Fort Paul. Fort St. Nicolas. Fort Alexander. Battarie der Quarantaine»; ниже: «SEBASTOPOL»
28,8х47,0; 33,2х47,0
КП 50954/895
 

 

Одесса. Вид с Одесского бульвара
Раскрашенная гравюра И.Шелковникова по рисунку П.Реннекампфа.
I половина XIX
Под изображением: «Рис. с натур. П.Реннекампф. Грав. на камн. И.Шелковников. ВИД С ОДЕССКОГО БУЛЬВАРА НА МОРЕ, ПО КУПЕЧЕСКУЮ ГАВАНЬ, ТАМОЖНЮ И КАРАНТИН. А. Набережная. В. Часовня в память всех Св. российских. С. Лестница с бульвара на набережную. D. Бульвар. Е. Кондитерская. f. Биржа. G. Почтовая таможня. Н. Платоновская Гавань. I. Карантинная Гавань. К. Карантин»
20,8х34,2; 29,3х41,5
КП 50954/434


 

«<...> мы пошли гулять по городу, превосходно позавтракали и побывали в Историческом музее. Одесса очень изменилась с тех пор, как я её видел. Выстроился театр – целое чудовище, с красивым фасадом, но задний стеной выходящий на море и ужасно портящий общий вид Одессы».

Из письма к жене. 24 марта 1887. Севастополь


 


Ялта
Литография Ф.Гросса. I половина XIX
Под изображением слева: «Dap. nat. et lith. Par F.Gross»; справа: «Lith. de A.Braun à Odessa»
23,2х34,7; 24,8х36,2
КП 43925

 

«Мы живём чудесно. В первый день ездили в Херсонес (я и Герды). Во второй день на паровом катере – в Инкерман. Третий целый день посвятили поездке в Бахчисарай и Чуфут-Кале. <...> Мы ботанизируем довольно удачно. Посылаю тебе фиалочку (viola adorata), сорванную на подъёме к Мекензиевым высотам 26/III.1887 г. Понюхай её: не останется ли запах. Цветут шафраны, подснежники, миндали, персики, кизил, сцилла (голубенькая)».

Из письма к жене. 27 марта 1887. Севастополь

 


Ялта
Литография с тоном Л.Нитче по фотографии Шмельцерома. I половина XIX
Под изображением слева: «Лит. Л.Нитче в Одессе»; справа: «с фотографии Шмельцером»; ниже посередине: «ВИД Г. ЯЛТЫ на Южном берегу Крыма»
10,4х13,2; 12,8х19,7
КП 50954/901

 

«С парохода отправились в гостиницу «Ялта», напились кофе и пошли (8¼ утра) прямо к водопаду Учан-су. Поднялись на 2 т. футов, но, сокращая шоссе <…> пропустили столб с надписью на повороте и пропёрли три версты дальше водопада, так что всего туда и назад сделали около 22 вёрст пешком. Учан-су видели только издалека, но вполне вознаграждены за усталость удивительными видами. Видели, как образуются облака, как всё море покрылось пеленой из белых туч, ровною, как простыня, а над нами было голубое небе. Лес тут дремучий; мачтовые сосны (pinus taurica), множество цветов.

Посылаю тебе одну primula; хотелось бы, чтоб она дорогою сохранила свой розово-фиолетовый цвет.

<…> Знаешь ли, я понимаю, что Ялта показалась тебе коробочкой. Когда я увидел её с парохода, то даже грудь сдавило, так близко, тесно надвинулись отвесные горы. Но зато, когда пройдёшь немного долиною и влезешь, как мы, - какой простор, какая ширь! Наоборот, кажется ужасно просторно, вольно, как-то по-орлиному».

Из письма к жене. 29 марта 1887. Ялта

 


Грот в Гурзуфе
Цветная литография В.Л.Ватона по оригиналу К.Боссоли. 1856
Лист обрезан. Под изображением: «C.Bossoli, del. W.L.Waton, lith. London, Published April 17th 1856, by Day & Son, Litographers to the Queen. THE GROTTO OF YURSUF»
18,5х28,1; 19,9х28,9
КП 15805/4

 

«Учан-су - величествен. Страшная высота, откуда падает вода, необыкновенные скалы, дремучий лес кругом, рёв воды, облака водяной пыли. Все восемь вёрст к водопаду – подъём; самый водопад сажен 50, а всё это ещё ниже половины Яйлы. То что кажется из города каким-то мхом – вековые пятнадцатисаженные сосны.

Вчера мы с Гердами <…> ходили пешком в Ливадию. Собрали много новых видов растений <…> Осмотрели оранжереи и парк».

Из письма к жене. 30 марта 1887. Ялта

 

«Ходишь по тропинкам, по которым и Пушкин хаживал 65 лет тому назад, и что-то важное и глубокое охватывает душу. У меня на душе теперь очень спокойно <…> Хочется работать. Дай Бог, чтобы весною и летом съезда* не было, тогда сильно двину роман. Кстати в Одессе я купил XVI том Соловьёва и почти прочёл дорогою».

Из письма к жене. 2 апреля 1887. Гурзуф

 

* С февраля 1883 по 1887 Гаршин служил секретарём в канцелярии Общего съезда представителей железных дорог.

 


Флора вершины Аю-Дага, собранная Гаршиным. 1887
Букетик засушенных цветов и трав, наклеенных на бумагу (приклеено к картонному листу <альбома>).
Внизу выгоревшими коричневыми чернилами: «Флора вершины Аю-Дага. 3 апреля 1887», далее перечислены латинские названия одиннадцати растений (чернила выгорели).
На обороте листа <альбома> наклеена фотография с пейзажа И.Крачковского. На фотографии внизу слева, с оригинала: «Paris. 1882»; справа подпись художника: «I.Kratchkovsky». Под фотографией чёрными чернилами дарственная надпись художника: «На память В.Гаршину – Париж. 20 окт. 1882»
Поступление от Н.М.Гаршиной, 1925. КП 53846

 

Иосиф Евстафиевич Крачковский (1854-1914) – художник-пейзажист, знакомый Гаршина.

«<…> художник Крачковский, сухощавый молодой человек в очках, аккуратный, элегантно одетый, похожий на свои нарядные, чистые ландшафты.

Художник, только что вернувшийся из Парижа, просто и занимательно распространился о французской живописи <на «журфиксе» у В.М.Гаршина>, о том, как хорошо пишут французы, какая у них чýдная, выработанная техника, как легко, красиво они рисуют… но в то же время как мало у них серьёзных тем, мало содержания, мало скорби, нутра…»

В.П.Соколов. Гаршины

 

«<…> Гаршин одновременно и гуманист и натуралист. Он интересуется не только человеком, но и природой. Мыслитель нравственных мыслей, идеолог человеческих идей, он – также и естествоиспытатель. У него много свежей стихийности, и дотла всю её не может исчерпать, не может вдребезги разбить сверлящая работа сознания – в противоположность тому, что происходит с Гамлетом <…>

Именно от всего этого, от природы, которую Гаршин замечал так наблюдательно и ласково, и шли на него токи успокоения, целительная ясность и тишина. Они не могли внести в его сердце полной гармонии, совсем утешить и утишить его; но если жгучую проблему думы и дела, совести и поведения, решал он в тонах чистых и умиротворённых, то это как раз потому, что он был доступен для благих воздействий матери-природы».

Ю.И.Айхенвальд. Гаршин

 


Часть II >>

 

 
sideBar
 

Государственный
Литературный
Музей
на


Подпишитесь на рассылку самых свежих новостей музея!