КАТАЛОГ МАТЕРИАЛОВ Н.С.ЛЕСКОВА
В ГОСУДАРСТВЕННОМ ЛИТЕРАТУРНОМ МУЗЕЕ*

Авторы-составители:
Е.Варенцова – рукописи;
С.Белехова, К.Абрамов – книги;
Т.Соболь, Г.Медынцева – изобразительные материалы

 
 
I. РУКОПИСИ

 
     В рукописном фонде Государственного Литературного музея  хранятся четыре автографа Николая Семеновича Лескова. Богатейшая коллекция рукописей писателя, собранная В.Д.Бонч-Бруевичем и опубликованная в «Бюллетене Государственного Литературного музея» № 3 («А.Н.Островский. Н.С.Лесков: Рукописи, переписка, документы». Ред. Н.П.Кашин; общ. ред. В.Д.Бонч-Бруевича. – Москва, 1938), была передана по указу 1941 г. «О Государственном Архивном фонде и сети государственных архивов» в Главное Архивное Управление НКВД СССР для организации Центрального Государственного Литературного архива (ЦГЛА, ныне РГАЛИ).
     Документы  Н.С.Лескова,  хранящиеся в ГЛМ в настоящее время, поступили от разных лиц в 1951–1979 гг.
     Это письма писателя казначею Общества русских драматических писателей и оперных композиторов – Аполлону Александровичу Майкову, писателю и журналисту Николаю Александровичу Лейкину и неустановленному лицу (о письме С.Н.Шубинского), а также переписанное Лесковым посвященное ему стихотворение Я.П.Полонского («Каждый день я спозаранок…»).
    Значительный интерес представляют хранящиеся в рукописном фонде письма сына писателя – Андрея Николаевича Лескова к Григорию Прокофьевичу Григорьеву, преподавателю в Киеве. В них А.Н.Лесков рассказывает о создании своей книги об отце «Жизнь Николая Лескова по его личным, семейным и несемейным записям и памятям» и о проблемах затянувшегося издания рукописи. Своеобразным продолжением истории книги являются письма вдовы А.Н.Лескова – Анны Ивановны Лесковой к тому же адресату с рассказом о выходе книги в свет, о ее продаже, о рецензиях на нее Б.Бухштаба и И.Груздева.
 
1.     Письмо Лескова Николая Семеновича[Майкову Аполлону Александровичу], казначею Общества русских драматических писателей и оперных композиторов
18 февраля 1878. Автограф. 1 лист
С припиской неустановленного работника казначейства по верхнему краю письма
На обороте листа – владельческая надпись и личная печать И.М.Саркизова-Серазини. Москва, 1927
20,6х13,4. На бумаге в клетку
От И.М.Саркизова-Серазини, 1979
Фонд 227 оп.1 дело 110                                      
 
                                                                     18 февр. 878 г. С.п.б.
                                                                     Невск[ий] пр[оспект] №61, кв. 17
 
                    Милостивый Государь!
    Мне говорили, будто в обществе есть некоторые деньги, собранные за представление на провинциальных театрах моей пиесы «Расточитель». Если это верно, то прошу Вас прислать мне, что следует, а если это не так, то простить меня за то, что беспокою Вас этою просьбою.
   Прошу Вас принять уверение в моем совершенном почтении.
                                                                      Ваш покорный слуга
                                                                             Н.Лесков.
   Адрес: Никол. Семен. Лесков.
               С.п.б. Невск. пр. №61, кв. 17.
 
По верхней части письма рукой неустановленного работника казначейства ОРДПИК:
«Членский билет имеет, без № и за №№ 275, 352, 482, 663 и 726 отправлены в г. Москву 21 февр. 1878 г. (на сумму 209 р. 47 к. за вычетом Членского взноса)».                                  
В правом верхнем углу проставлена цифра «250». Видимо, первоначально лист был подшит в бумагах казначейства Общества и имел данный порядковый номер.
На обороте – владельческая надпись: «Из собрания проф. И.М.Саркизова-Серазини. Москва. 1927» и печать снадписью:«доктор И.М.Саркизов-Серазини».
 
     Премьера драмы Н.С.Лескова «Расточитель» состоялась 1 ноября 1867 на сцене Александринского театра в бенефис К.И.Левкеевой, а год спустя пьеса была поставлена в Малом театре в Москве. Критика отнеслась к пьесе  отрицательно, в журнале «Будильник» заглавие драмы даже было переделано на «Раздражитель». Публика же тепло приняла пьесу, которая ставилась в провинциальных театрах вплоть до 1927 г.
 
2.     Письмо Лескова Николая СеменовичаЛейкину Николаю Александровичу, писателю и журналисту
30 апреля 1883. Автограф. 2 листа
С припиской (адресом) рукой [Липского Леонида Николаевича?]
21,8х14,0. На двойном листе голубой бумаги в клетку
От Г.В.Овчинникова, следователя по особо важным делам МГБ СССР, 1951
Фонд 272 оп.1 дело 2
 
Уважаемый Николай Александрович!
 
Экземпляр Евангелия для Вас готов. Писал его о. Липский, который Вам его и доставит. Худяков и я заплатили по 25 р. Ваш экземпляр обоих наших лучше.
   Еще пришлю к Вам одного «скубеита» без хлеба. Не можете ли ткнуть его в учителя через Думу или нет ли какой-нибудь работишки.
                                            Душевно Вам преданный Н.Лесков.
   30 августа 1883.
 
Ниже приписка другим почерком [рукой Липского Л.Н.?]: «Казанская улица, д. №21, кв. №4 Леонид Николаевич Липский».
На листе 2 рукой Н.С.Лескова написан адрес: «Его Высокородию Николаю Александровичу Лейкину. Свечной переулок №15 (угол Никольской)».
   
     Николай Александрович Лейкин (1841–1906) – редактор юмористического журнала  «Осколки», где печатался Лесков. Зимой 1881–1882 Н.А.Лейкин был неизменным посетителем «субботников»  Лескова.
 
    Сергей Николаевич Худяков (1837–1928) – журналист, с 1871 редактор-издатель «Санкт-Петербургской газеты», где печатался Лесков.
 
     Скубеит – в данном случае: нищий студент (от диалектного «скубти, скубать» –  драть за волосы, щипать птицу).
 
3.     Письмо Лескова Николая Семеновича неустановленному лицу
17 мая [18831884?]. Автограф. 1+Iлист
21,3х13,7. На двойном листе бумаги в клетку
От Г.В.Овчинникова, следователя по особо важным делам МГБ СССР, 1951
Фонд 272 оп.1 дело 11
 
         Покорно Вас благодарю за присылку мне письма г. Шубинского. Я ничего не имею против его напечатания, но если хотите быть до конца любезны,  –  сообщите г-ну Шубинскому, что я употреблял слова его письма, которое у меня цело. Пусть он печатает свои строки, но пусть не обижается, что я затем скажу ему в ответ. Я думаю, что он забыл, что мне написал. Я не буду виноват, если мне придется ему это напомнить. Это мне будет неприятно.
              Ваш Н.Лесков.
                                                             17 мая 12 ч. ночи.
 
Сергей Николаевич Шубинский (1834–1913) – писатель и историк, редактор историко-литературного журнала «Исторический вестник» (1880–1894), на страницах которого охотно печатал свои произведения Н.С.Лесков, в том числе: «Кадетский монастырь», «Несмертельный Голован» и «Скоморох Памфалон».  С.Н.Шубинский был одним из немногих друзей писателя, однако из-за «зломнительности» Н.С.Лескова между ними часто возникали недоразумения, что нашло отражение в их переписке. Например, Лесков писал 21 декабря 1884: «Вы, простите за чистосердечие, владеете каким-то секретом<…> выводить нервных людей из последнего спокойствия»). Шубинский неоднократно вынужден был оправдываться: «Редко к кому питал я столь искреннее расположение, как к вам; редко с кем был до такой степени откровенен, как с вами, поверял даже самые наболевшие места моей души<…> А между тем что же выходит: вы с каким-то особенным упрямством стараетесь в каждом моем поступке, в каждом слове, в каждом, можно сказать, простом движении, непременно отыскать ”заднюю мысль”…» (письмо к Н.С.Лескову от 31 марта 1883 – А.Л.: II, 456). Различные недоразумения не мешали писателям поддерживать дружеские и деловые отношения. «Я всегда “содержу Вас в памяти” и всегда рад доставить “Ист<орическому> вестнику” что-либо живое и интересное<…> Поработали мы вместе уже немало и, как видится, не без успеха», – писал Н.С.Лесков С.Н.Шубинскому 10 сентября 1885 (Л., XI, с. 303). Однако  к концу жизни писателя его отношения с Шубинским резко испортились.
 
4.     Полонский Яков Петрович
«Н.С.Лескову». («Каждый день я спозаранок…»)
Стихотворение
Переписано рукой Н.С.Лескова. С подписью и датой рукой Я.П.Полонского
1884. Автографы. 1 лист
21,1х12,4. На листе в клетку
От М.А.Полонского, 1959
Фонд 148 оп.1 дело 4
  
 Стихотворение было написано Я.П.Полонским по прочтении рассказа Н.С.Лескова «Прекрасная Аза» и прислано ему в письме.
Опубликовано в книге А.И.Фаресова «Против течений», СПб, 1904, с. 375.
 
5.     Письма (три) Лескова Андрея Николаевича Григорьеву Григорию Прокофьевичу, преподавателю в Киеве, почитателю таланта Н.С.Лескова
13 февраля, 13 мая, 15 июля 1953 г. Машинописное с подписью. 6 листов
28,5х20,3; 28,9х20,2; 28,8х20,4
Из архива Е.Ф.Никитиной, 1973
Фонд 272 оп.1 дело 8
 
1.
13.II.1953.
Вот, когда только нашел я в себе силы сесть за машинку, чтобы ответить на Ваше милое [письмо], не один раз перечитанное мною, согревшее мне душу, когда она всего больше нуждалась в дружеском одобрении, дорогой Григорий Прокопьевич. Почему? Письмо пришло в дни, грозившие мне потерею жены, спасенной даровитым хирургом.
     Это стоило больших потрясений и, минутами, исполняло лютым страхом. Вот причина моего невольного невежества. Я вообще отвечаю на все письма литературного характера, а на такое теплое и доброжелательное тем паче. Их и немного. Но они дороги и целебны, врачующи, внушают веру в свои силы, в то, что правда воспринимается читателем в написанном мною, что верит мне и оправдывает меня, созвучно мне чувствует рисуемое мною. Это как нельзя больше дорого автору, ставящему себе задачей дать то, что было и как было в действительности.
     Сердечно Вас благодарю: такое общение с читателем, особенно далеким и незнакомым – живительно и драгоценно.
     Я сел за монографию 1.IХ.32 года, собрав уже свыше 14 тыс[яч] записей по Лескову и, благодаря этому, сочтя себя подготовленным дать не мемуарную труху, а подлинную летопись дней и трудов Лескова и много из соприкасающегося с ним в литературе и жизни, т.к. без второго, думаю, портрет вышел бы одноцветен, по-китайски – без теней.
     Трудности шли, начиная с заглавия. «Николай Лесков», чего лучше? Но когда автор монографии «Андрей Лесков» – никуда не годится. И вот появилось нечто тяжелое, ветхозаветное, в два тябла:
                                   Жизнь Николая Лескова
по его личным, семейным и несемейным записям и памятям.
     Лескову, говорят знающие его, – жить долго. Я верю, что не забытый, а малоизвестный писатель, и я в меру сил стараюсь его «пропагандировать» своими биографическими сообщениями и комментариями. Но, на горе литературе русской, в 36-м, когда впервые монография была выписана мною, пусть только «вдоль», умер Горький. Отсюда пошли с нею «все качества»: стремиться усовершать меня, кому только не лень. Но меня легче сломать, чем согнуть. Одна верстка подписана к печати осенью 50-го, вторая 10.Х.51-го, третья прожила в Москве 13 месяцев, ходя по рукам сверх-критиков, вернулась, два месяца обрабатывалась двумя издат-критиками, пришла ко мне, вызвала 10 машинописных моих ответов этим последним и заявление, что всего благоразумнее всю эту интермедию прекратить. Пусть сами научатся написать биографию такого сложного писателя, не прибегая нигде к гриму и ретуши и подтверждая чуть не каждое выражение и показание сноской. Думаю, что разойдемся. Я уже истерзан этими манипуляциями вконец. Если до конца марта решится именно так – не откажусь выслать что-нибудь в машинописи. Вот так и живу. Конец 52-го ушел у меня на подбор для «Сов[етского] пис[ателя]» высказываний «Лесков о творчестве» и «Лесков о языке». Хотят выпустить три тома в текущем году: до XVIIIв. включ[ительно], XIXи XXдо Горького включит[ельно]. Без Горького с моею темой тяжко. Кажется, все новости. Да и утомил Вас чтением.
     А Вы пишите все, что Вам кажется у меня ошибочным, в тоне, в словесном воплощении, в композиции. И вообще все, чем я Вас огорчил или дал новое и жизненное. Достоевский писал Аполлону Майкову, что он Ванскок из «На ножах», не только знал, но и «осязал ее». Вот я стремился облегчить такое познание и постижение Лескова читателем и как писателя, и как человека. Но это-то и претит издат-критикам. Нет Горького! Жуть берет. Неизбывное горе. Расчисленное светило лишилось оси своего коловращения и беспризорно заколтыхало. Нет руки ведущей. А читатель выше критиков. Он перерос их, и хорошо чувствует. Фото есть только дружеское, сделанное на дому. Посмотрите, ради любопытства, и верните, а переснимать, право,
нечего в нем. Сердечно жму руку и благодарю за ласку. 
                                                                                       (роспись)
 
    Книга А.Н.Лескова «Жизнь Николая Лескова по его личным, семейным и несемейным памятям» вышла в издательстве «Гослитиздат» в 1954 с предисловием В.А.Десницкого.
    Сборник «Русские писатели о литературе» вышел в трех томах в издательстве «Советский писатель» в 1953 г.                                              
2.
13.V.1953.
     Ничего доброго, дорогой Григорий Прокофьевич, поведать Вам не могу. Да и откуда ему быть. Кругом неискренность, чтоб не сказать хуже, и, видимо, очень неглубокая любовь к русской литературе и огромная к штатным окладам, получаемым за исполняемые при ней небездоходные обязанности. И подавляющий процент среди них людей, говоривших и думавших дома до 20 лет не по-русски. Это неистребимо и неизлечимо. Как мы умилялись с покойным Б.М.Друговым, коренным москвичом, как никто сейчас знавшим и чувствовавшим Лескова, например, такими фонетическими тонкостями как выбор имени содержанцу престарелой сводни Домны Платоновны – «Валерка»! В нем одном, в его звучании – воспринимается русским ухом весь негодяйский облик этого кавалера. И никакое другое –  не годится. Но кто же из господ издат-редакторов уловит и оценит гениальность выбора автора? А они – судьи. Вот и литературствуй с ними…
     Месяц назад послал, изъясняющемуся мне всегда в любви и признании достоинств моей работы, главарю Ленотдела Госиздата Горскому, тоже человеку нероссийской Mutter-sprache, прилагаемое здесь на прочтение письмо. Пробую другие пути. Котов искренно хочет издать и, сидя у меня с этим же Горским и Сидоровым, в октябре горел желанием выпустить книгу в 53-м году, а три тома – в 54-м и… заглох. Если ничего не выйдет и на других путях – в конце июня вышлю порцию машинописи. Опасаюсь, что прочитав ее, и Вы разделите мнение, что издавать биографию не следует. И я сам начинаю в это верить.
     Я уже два года в переписке с одним учителем юго-востока, слышу одобрительные заключения от здешних литературолюбов и перестаю понимать, что благоразумнее. Будем еще месяц терпеливы.
     Всего доброго.                (роспись)          
 
Анатолий Константинович Котов – директор Гослитиздата в конце 1940-х – 1956.
 
Сергей Львович Горский – директор Ленинградского отделения Гослитиздата.
 
Сидоров П. – один из редакторов книги А.Н.Лескова «Жизнь Николая Лескова…», Гослитиздат, 1954.
 
Mutter-sprache– родной язык (нем.).
 
Борис МихайловичДругов –  автор вступительной статьи к книге «Н.С.Лесков. Избранные сочинения». Москва, 1946  (биографию Н.С.Лескова и комментарии к книге писал А.Н.Лесков). Книга Другова Б.М. «Н.С.Лесков. Очерк творчества» вышла после смерти автора (Москва, 1957).
 
3.
15.VII.1953.
     Май прошел в «трехволнениях», июнь – в «Доме творчества» в Комарове, июль идет в «ажидации» со дня на день сюда Котова. Горский и Сидоров собираются с ним нагрянуть ко мне «ненароком», дабы порешить все без остатка. Вот чем, дорогой Григорий Прокофьевич, изъясняется, но, конечно, не оправдывается промедление с ответом на письмо, полное противоречий. Кончается Ваше заветом «Берегите силы», а впереди ряд задач, на выполнение которых нужны непомерные силы. Да и сами Вы сбираетесь объять необъятное: «собрать всё Л[еско]ва и о Л[еско]ве». Я затратил на это долгую жизнь, да и то, собрав 17 тыс. карточек и материалы, книги, копии, полагаю шире, чем имеются они во всех госхранилищах, – не уверен, что собрал все.
     Иду по письму. Котову писать не было цели. Кое-что предпринято «инуде». 13.VIначались звонки, письма и телегр[аммы] редакторов, 20.VIоба приехали ко мне в Комарово, «утрясали», вяло спорили, вяло шли на согласование, подписал в 3-й раз к печати. Борзятся выпустить непременно в тек[ущем] году. И все это гроша не стоит. Карелам я не нужен: подешевле перестукать готовое и побольше выгодать, спасаясь от грозившего банкротства. Сейчас триптих* продается уже в ларях на улицах. И даже вяло: ленингр[адский] читатель ищет новое из Л[еско]ва и о Л[еско]ве. Провинция – жаднее и нетребовательнее. «Сов. пис.» не положено издавать старых классиков. Его задача определяется его титлом: современное. Список всех изданий Л-ва – ведь это, как и перечень книг (работ, статей) о Л-ве, – несть предела. О книге Л.Гроссмана не скорбите. Мне казалось, что я писал Вам о прекрасной статье о ней в «Советской книге», Х–ХI, 46 г., стр. 115–123. Увидите. Работа В.Гебель – лузга. Посмотрите рец[ензию] о ней – «Нов[ый] мир», III, 46 г., стр. 215, «серым языком». Вы знаете Л[еско]ва пока по «нивскому» изданию. Возьмите авт[орское] изд[ание] собр[ания] соч[инений] 89/90 гг., т. Х, стр.I–XXI. А и эту, «быковскую», достойную всякого уважения и благодарности, библиографию надо считать уже в немалом устарелой. Сейчас в Киеве этого изд[ания] м.б. и не найти. Здесь оно ценится р[ублей] 700, а «нивское» (где библ[иография] Сементковским мудро опущена) в скромненьком переплете видел на той неделе за 400. Л-ва не 36 «нивских» томиков, а все сто. Вот и дерзайте постигнуть в нем «всё». Да еще живя в некнижном Киеве! «Смирись, гордый человек…» Брошюру о Л-ве в 2,5 л. писал лет 6 назад для Вильмонта, для моск[овского] немецк[ого] издания, почему-то несостоявшегося. Носил 2 года назад в указанное Вами общество: «Не издаем», – с места. Очевидно, там окопались свои ребята в кольцевом люнете. А писать ее надо полгода, с разумением… Это, то есть на это досужих присяжных критиков хватит. Мои задачи иные: быть там, где, увы, со смертью Б.М.Другова я пока один.
     Вот и прочел Ваше письмо и с удовлетворением и спокойной совестью приемлю последнее: «берегите силы». Они нужны на главное и их день ото дня меньше. Вы как-то любовно упрекали меня, что, мол, писал мало. Этому тьма тем – причин м.б. несколько уловимых в моей монографии. Я и ее никогда не мнил возлагать на рамена свои, но… страха ради таких смелых подвижников как вышереченные, взялся старым и усталым, но хорошо подкованным сорокалетним собиранием крупиц, из которых слепил собственным тщанием нечто, да простится мне сия нескромность, нечто целостное и говорящее. Этим замыкаются уста дерзателей, посягающих на всё, чего они никогда не потрудились изучить так, как потрудился за полжизни я. Да буду я этим помянут в некрологах и прощен, что писал мало. Дурылин** учил Котова давать мою монографию первым томом ко всякому очередному изданию сочинений Лескова. А сам он имел готовую работу о нем, оставленную им втуне. Он любит литературу всем сердцем и не помышляет о ней ради сребреников.
     Вот и вовлекся в полемику и самообольщение. Несть бо человек, умеющий обуздать себя вовремя.
                           Сердечно жму руку                (роспись)   
     Волынский изъят и редок и, во многом, условен при несомненной искренности. 
    
    В письме упоминаются книги:
Л.П.Гроссман. Н.С.Лесков. Жизнь – творчество – поэтика, Гослитиздат, 1945;
В.А.Гебель. Н.С.Лесков. В творческой лаборатории, «Советский писатель», 1945;
П.В.Быков. Библиография сочинений Н.С.Лескова. Была издана отдельной книгой (СПб, 1889) и в Х томе Собрания сочинений Н.С.Лескова, СПб., изд. А.С.Суворина, 1890;
А.Л.Волынский. Н.С.Лесков, Пб., «Эпоха», 1923.
 
*Триптих – трехтомник сочинений Н.С.Лескова. Петрозаводск, 1953. 
  
**Сергей Николаевич Дурылин (1886–1954) – писатель, историк литературы и театра.
  
6.     Письмо Лескова Андрея Николаевича Горскому Сергею Львовичу, директору Ленинградского отделения издательства «Художественная литература»      
7 апреля 1953. Машинописное (2-й экземпляр) с подписью. 1 лист
28,8х20,3. На папиросной бумаге
Из архива Е.Ф.Никитиной, 1973
Фонд 272 оп.1 дело 9
 
                                                                             7.IV.1953.
                                                                             Заказное.
 
     Дорогой Сергей Львович, не грех Вам, видать, два месяца не отзываться на письмо вдвое старшего Вас человека. Не грех не оплачивать добавочный его текст, не давать автору экземпляр последней верстки. Вяжется все это с дружеством, выражаемом Вами мне при наших редких встречах?
     Шесть лет дело велось «прикровенно» (Лесков). Заведено в безысходный тупик. В подтверждение – посылаю перечень моих ответов на, частию уже незнамо чьи, умозрения, всплывшие полтора года позже вторичного подписания книги к печати.
     Петрозаводск сенсационно козырнул, ничего нового не давшим, трехтомником Лескова, а первейшее в стране издательство печатает десятитомники авторов, никогда не причислявшихся Горьким к первому рангу. Такова чтимость этим издательством заветов великого ценителя «творцов священного писания о русской земле»!
     Получаю письма от учителей десятилеток…  Как ждут везде обновленное, расширенное издание Лескова, книгу о нем! Но, ГИХЛ* не внемлет… И это не грех?
     Зачем я пишу Вам? Ведь Вы, Сергей Львович, как, увы, и Анатолий Константинович, прикровенно отмолчитесь.
     «Скучно на этом свете, господа», сказал раз Гоголь. Узнал бы он, созданный сегодняшними редакторами, заимствую лесковский термин,  –
«загон», и не так бы еще определил писательское положение.
     Желаю Вам здоровья, и – исполать на избранной стезе.
                                                               (роспись)        А.Лесков.
Приложение: десять страниц** со 156 вышеупомянутыми ответами.
 
*ГИХЛ – Государственное издательство «Художественная литература». Анатолий Константинович – Котов, директор ГИХЛ.
 
**«Десять страниц» с ответами А.Н.Лескова не сохранились.
 
7.     Письма (три) Лесковой Анны Ивановны Григорьеву Григорию Прокофьевичу, преподавателю в Киеве, корреспонденту А.Н.Лескова
10 марта 1954; 11 апреля 1955; 16 сентября 1955
Автограф, машинописное с подписью. 7 листов
19,9х14,7; 20,6х13,8; 20,2х14,4
Из архива Е.Ф.Никитиной, 1973
Фонд 272 оп.1 дело 10
 
1.
10 марта [19]54 г.
     Уважаемый Григорий Прокофьевич, с прискорбием должна сообщить Вам, что муж мой, Андрей Николаевич 5-го ноября 53 г. скончался после тяжкой болезни.
     Как радовали его известия от Вас о прививаемом Вами ученикам интереса к Николаю Семеновичу!
     Вопрос с книгой все еще в состоянии «мытарств». Она пошла снова ходить по рукам критиков, а затем пойдет на просмотр Главлита. Бедный автор ее так и не увидел. Да и увидит ли ее, кроме критиков, вообще кто-либо?
                     Сердечный привет.    А.Лескова.
 
                                            2.
11 апреля 1955.
     Андрей Николаевич был очень чуток ко всякому участию и ценил его. Как бы был обрадован он Вашим горячим приветствием вышедшей книге, уважаемый Григорий Прокофьевич! Примите же благодарность и от меня.
     Книга, как Вы метко сформулировали, стала «библиографической редкостью». Здесь она в самом большом магазине была в количестве 50 экз. и в 5 минут не раскуплена, а «расхватана счастливцами» (как передавал один из неудачников). Была давка и помятие боков. В других магазинах было по 5 и даже по два экз., и продана в таком же темпе в 3 минуты.
     Андрей Николаевич, уже больным, говорил, что хотел бы «дотянуть до дней продажи книги, чтобы посидеть в магазине и посмотреть, кто будет ее покупать, каков этот покупатель». Судьба горько над ним пошутила, не дав этого срока ему. Да и при таких темпах продажи он ее и не увидел бы в магазине. Но порадовался бы очень.
     Будем ждать критику. Что она скажет. Ругателей я знаю некоторых, а хвалителей не знаю. Несколько человек литработников, которым поручено написать рецензии, обращались ко мне с просьбой дать им книгу для прочтения, т.к. они не могут ее достать. Я рискнула дать книгу, правда со страхом, что могу ее не получить обратно, только Илье Груздеву, которому поручено написать в «Литерат[урную] газету».
     Теперь, в порядке Ваших вопросов.
     Сокращения и переделки были согласованы с Андреем Николаевичем. Без него их не было сделано. В 2–3 местах были досадительны автору.
     Дата рождения Андрея Николаевича и все о нем, т.е. многое, Вы увидите в книге. На стр. 219 – о его рождении.
     Фотографии пока не имею. Как только пересниму – не замедлю выслать Вам. Своих не имею, т.к. не любила фотографироваться.
     Продолжателей работы Андрея Николаевича пока нет. Для этой работы нужен энтузиаст и любитель творчества Лескова, каким были Андрей Николаевич и Горький. Охотников писать для того, чтобы спрятать труд для будущих времен – нет; слишком труден человек был Николай Семенович. Прочтите книгу всю – поймете, как трудно писать о нем.
     В давнем письме Вы просили перепечатать рукопись. Это было невыполнимо по громоздкости материала. Сама рукопись, о которой писал Вам, вероятно, Андрей Николаевич, была им переслана в Армавир одному из корреспондентов, от которого я еще не получила ее.
     Кажется, пока ответила на все.
     Сердечный привет и добрые пожелания.
                                                        А.Лескова.
 
 
                                            3.
                               Уважаемый Григорий Прокофьевич,
     Ваше милое письмо залежалось по причине хорошего лета и слишком жаркого солнца, выбивших из строя хворое сердце. Простите меня.
     Вероятно, Вы закончили чтение книги Андрея Николаевича. Что, впечатление от внимательного чтения не охладило к автору и предмету, и не пропало ли желание писать книгу об Николае Лескове?. Читали ли рецензию Груздева в «Лит.газете»? Она, как будто бы, сильно сокращена, потому производит впечатление не совсем дописанной, куцей… А в журнале «Звезда» №8 есть статейка Б.Бухштаба. Теплая, любовная. Она же немного и некрологом Андрею Николаевичу написана…
     Вы, Григорий Прокофьевич, надо думать, читали в «Лит. газете» о пребывании в нашей стране, в частности в Москве, гостя из США, проф. Пенсильванского университета У.Эджертона, кот[орый] интересуется Лесковым, хочет переводить его сочинения на англ. язык. Так вот этот профессор на 2 дня заезжал в Лен[ингра]д, был у меня. Преподает он в университете русскую литературу, отлично говорит по-русски и прекрасно знает произведения Лескова. Мы провели с ним занимательных три часа. О Лескове он может говорить «всю ночь», так, по его словам, говорит его жена. Здесь он знакомился с архивными материалами Лескова. Говорил, что есть еще в каком-то, не помню, Штате тоже профессор, преподающий нашу литературу и тоже собирающийся переводить Лескова, тоже, как и Эджертон, писал диссертацию на тему о Лескове. Оба собирают материалы о Лескове, его письма и другие, находящиеся вне пределов нашей страны. Перечислял, что именно и где удалось обнаружить. Ищет, правду сказать, как настоящий фанатик своего дела.
     Ну, разве это не отрадное явление для поклонников таланта Николая Семеновича, для его почитателей?
     Посылаю фотографию Андрея Николаевича.
      Сердечно желаю Вам всего доброго и успеха в делах.
                                                           А.Лескова.
16 сентября 1955 г.
 
    В письме упоминаются рецензии на книгу А.Н.Лескова «Жизнь Николая Лескова по его личным, семейным и несемейным записям и памятям» (Гослитиздат, 1954):  И.Груздева «По личным впечатлениям» в «Литературной газете» №104 от 1 сентября 1955, с. 2  и Б.Я.Бухштаба «Книга о жизни Лескова» в журнале «Звезда» №8 (август), 1955, с. 186–188.

 


Часть II >>

 

 
sideBar
 

Государственный
Литературный
Музей
на


Подпишитесь на рассылку самых свежих новостей музея!