Материалы семейной коллекции Достоевских в экспозиции «Немое красноречие вещей»

Г. Медынцева

Материалы семейной коллекции Достоевских в экспозиции
«Немое красноречие вещей»

Раздел Достоевского

Фонд Достоевского в ГЛМ по своей значимости, объёму и мемориальной ценности – богатейший в России и Европе, наряду с собранием Пушкинского Дома, и один из богатейших писательских фондов музея. На экспозиции, состоящей из множества фрагментов фамильных коллекций русских писателей от Державина до Алексея Толстого, разумеется, лишь небольшая, хотя и самая эффектная, часть мемориального собрания Достоевских.

Большинство меморий – из коллекции жены писателя А.Г.Достоевской, часть – от родственников, два живописных портрета приобретены позднее (Достоевского – в 1940, А.Г. – совсем недавно, в 2008, и выставляется впервые), три портрета (Н.Спешнева, А.Плещеева и Н.Фонвизиной) – из других коллекций.

Портреты и фотографии Достоевского разных лет от самого раннего 1847-го до последнего снимка 1880-го позволяют не только проследить возрастные изменения, но и убедиться в том, «насколько прибавилось в лице Достоевского значения и глубины мысли» (И.Крамской).

Два оригинальных портрета писателя разделены тридцатью годами, но между ними улавливается сходство. Самый первый, карандашный, работы К.Трутовского (1847) запечатлел автора «Бедных людей», уже пережившего свой первый триумф.

Непривычный масляный портрет Достоевского работы художника М.Щербатова, ученика знаменитого И.Крамского, признаётся далеко не всеми. Однако сравнение его с рисунком К.Трутовского и фотографией Н.Лоренковича 1878-го (одной из лучших наряду со снимком М.Панова 1880-го) обнаруживает явное сходство с ними. Аналогичная ситуация возникла и при сравнении впервые выставленного позднего живописного портрета жены писателя А.Г.Достоевской с её снимком того же фотографа Н.Лоренковича 1878-го. Этот портрет также подвергался сомнению. Два этих свидетельства в пользу идентификации обоих портретов обнаружились именно при экспонировании.

Фрагмент семейной коллекции Достоевского с портретом А.Г.Достоевской

Достоевского окружают портреты и фотографии членов семьи, ближайших родственников и знакомых, в том числе его «демона» Н.Спешнева, поэта-петрашевца А.Плещеева, Н.Фонвизиной, жены декабриста, молодого философа Вл.Соловьёва.

Материалы из семьи Достоевского и его родных столь красноречивы, что, помещённые на пространстве трёх метров, могут реконструировать всю жизнь Достоевского в наиболее значимых её сюжетах и эпизодах.

Напоминание о детстве – змейка-подставка для перьев и посуда (тарелка с пейзажной росписью,чашка с блюдцем, сахарница) из родительской квартиры на Божедомке, отсылающие в московский мемориальный музей писателя.

Портреты молодых братьев Достоевских – Фёдора (1847), и Михаила (1848-49) переносят нас из Москвы в Петербург. Они сделаны младшим товарищем Достоевского по Инженерному училищу К.Трутовским, будущим известным художником. На фотографии училища – пояснение Анны Григорьевны: «Михайловский Инженерный Замок в С.Петербурге. Здесь помещалось Главное Инженерное Училище, в котором Ф.М.Достоевский получил своё образование».

Следующая страница – участие в кружке Петрашевского и ссылка. Яркий портрет (гуашь) неотразимого красавца и аристократа Николая Спешнева рядом с его перчатками воскрешают незабываемый образ выдающегося петрашевца, обладавшего магической способностью подчинять себе чужие воли и запечатлённого Достоевским в образе Ставрогина в романе «Бесы».

Фрагмент раздела Достоевского с личными вещами писателя, портретом и перчатками Спешнева

Портрет другого петрашевца поэта Алексея Плещеева вызывает в памяти эпизод жестокой инсценировки казни на Семёновском плацу, когда приговорённые, в ожидании смерти, взявшись за руки, читали стихотворение Плещеева «Вперёд! Без страха и сомненья / На подвиг доблестный, друзья! / Зарю святого искупленья / Уж в небесах завидел я!». Рядом портрет Н.Д.Фонвизиной, подарившей Достоевскому в 1854 Евангелие в пересыльной тюрьме в Тобольске – единственная книга, разрешённая в остроге, – которое писатель хранил до конца дней. Оно находилось в музее-квартире Достоевского, но позднее было передано в ГБЛ (ныне РГБ – Российская государственная библиотека), а в наших фондах хранится его муляж. Свидетельства жизни в ссылке – семипалатинский фотоснимок Достоевского 1857–59-го в мундире офицера Сибирского 7-го линейного батальона и фотография М.Д.Достоевской с надписью А.Г.: «Марья Дмитриевна Достоевская, первая супруга Ф.М.Достоевского, по первому браку Исаева».

Завершает тему ссылки первое издание «Записок из Мёртвого дома» (СПб, 1862) с владельческой надписью И.Г.Сниткина, брата второй жены Достоевского, Анны Григорьевны.     Фотографии двух жён писателя и его возлюбленной Аполлинарии Сусловой заставляют вспомнить о любовных трагедиях Достоевского и счастливом финале, увенчавшем его драматические отношения с женщинами. На фотографии Церкви Св. Троицы в Петербурге А.Г. написала: «Церковь во имя Святыя Троицы, в Измайловском полку. В этом храме Ф.М. Достоевский 15 февраля 1867 г. был обвенчан с Анною Григорьевною Сниткиной».

Достоевский обрёл в ней Ангела-хранителя. С этого времени она заменила ему всё: несмотря на свой юный возраст (она была моложе писателя на 25 лет), окружила материнской заботой, сделалась его нянькой, верной помощницей в литературных делах, издательницей его сочинений, стала собирать всё с ним связанное, а после смерти создала первый музей писателя.

Личных вещей Достоевского сохранилось немного – они, волею обстоятельств, разошлись по разным хранениям и разным городам; в частности, в московском музее-квартире экспонируются очки и ручка Достоевского, стол из предпоследней петербургской квартиры, кресло и письменный прибор, бронзовые канделябры из гостиной московского дома.

На экспозиции представлены шляпа Достоевского, коробка из-под табака и коробочка для перьев, рядом с которой лежало стальное перо с оттиснутой на нём фигурой Наполеона, самая знаковая из личных вещей писателя (сейчас, ввиду его уникальности, оно заменено другим).

Благодаря крошечной фигурке великого человека, перо, главный символ писательского труда, превращается в индивидуальный символ творчества великого художника. Из многочисленных «вечных спутников» Достоевского самый неразлучный – Наполеон, словно тень преследующий писателя всю жизнь. Произведения Достоевского пестрят упоминаниями великого имени, ставшего для него универсальным ключом к раскрытию характера и психологии героев, выводящего на свет Божий все оттенки человеческих страстей. Почти все они, от смешного до великого и от мала до велика, глядят в Наполеоны, начиная с г-на Прохарчина из ранней одноимённой повести и кончая Колей Красоткиным и Иваном Карамазовым. Для Достоевского «наполеоновская идея» – символ подчинения страстей и желаний всемогуществу интеллекта и воли, при отсутствии веры и игнорировании морали, и как результат – повторяющаяся из романа в роман схема преступления и наказания.

Одна маленькая деталь хранит в себе бездну смыслов, символизируя одну из главных проблем Достоевского – проблему сверхчеловека, или «человекобога», возвеличившегося, подобно Наполеону, «духом божеской, титанической гордости», «ежечасно побеждающего уже без границ природу, волею своею и наукой» («Братья Карамазовы».)

Журналы братьев Достоевских «Время» и «Эпоха» и фотопортрет их издателя и соредактора М.М.Достоевского напоминают о деятельности Достоевского-журналиста после возвращения из ссылки.

Две фотографии и две книги с автографами дают повод остановить внимание на родословии писателя и подчеркнуть важность семейной темы в биографии и творчестве Достоевского. Это фотография племянника и крестника писателя (сына Михаила Михайловича) Фёдора Михайловича-младшего, музыканта, пианиста, ученика А.Г.Рубинштейна, визитный фотоснимок «семейного летописца» – младшего брата Андрея Михайловича рядом с изданиями романов «Подросток» (первое издание, СПб, 1876), с обращённой к нему дарственной надписью Достоевского, и «Униженные и оскорблённые» с автографом писателя другому своему племяннику Александру Андреевичу Достоевскому.

Надпись А.Г. на следующей фотографии фиксирует новый период жизни Достоевского – время его писательской славы: «Вид Греческой церкви в С.Петербурге и дома Г.Струбинского (на углу Греческого проспекта и улицы Песков), в котором Ф.М. Достоевский жил в 18751878 г. Здесь были написаны и изданы «Дневник Писателя» за 1876 и 1877 г.».

2 декабря 1877 Достоевский был удостоен звания академика, чему документальное свидетельство – Почётный диплом Императорской Академии наук и официальное уведомление об избрании на бланке Академии наук от 6 февраля 1878. Эти документы, среди прочих, хранились в большой тёмной папке с золотым тиснением «Документы о прохождении службы и официальные бумаги Ф.М.Достоевского», которую А.Г. называла «чёрной папкой».

Фрагмент раздела Достоевского

Но несколько месяцев спустя после такого знаменательного события произошла трагедия – 16 мая 1878 умер от эпилепсии младший сын Достоевских трёхлетний Алёша. Это произошло в Петербурге в том самом доме Струбинского, который запечатлён на вышеупомянутой фотографии.

Три фотопортрета Н.Лоренковича – Достоевского, Анны Григорьевны и детей Любы и Феди сделаны в это страшное для Достоевского время – летом 1878 в Старой Руссе, куда семья отправилась вскоре после смерти ребёнка. Она послужила печальным поводом к совместной поездке Достоевского с Вл.Соловьёвым в Оптину Пустынь для беседы со старцем Амвросием, предполагаемым прототипом старца Зосимы в романе «Братья Карамазовы», над которым писатель работал в Старой Руссе. Фотографии старорусского дома и кабинета Достоевского (1881), дома Струбинского, первое издание романа с дарственной надписью И.С.Аксакову, фотоснимки Достоевских и Вл.Соловьёва составляют целый драматический сюжет.

К тем же примерно годам, когда он становится властителем дум молодого поколения, относится и необычный масляный портрет Достоевского работы художника М.Щербатова, ученика и земляка-воронежца И.Крамского.«Написанный не по заказу и не на показ, впитавший в себя настроения молодого художника и многих его современников, видевших, чувствовавших Достоевского таким или приблизительно таким, портрет интересен для нас как художественный документ о значении Достоевского в общественном сознании тех лет» (Н.Любович. Непривычный портрет Достоевского: Звено. 2008. М., 2009, с. 55).

О популярности Достоевского в последние годы жизни говорят и присланные ему пригласительные билеты на благотворительные литературные вечера, где он выступал с чтением своих произведений.

Знаменитый фотопортрет московского фотографа М.Панова запечатлел писателя в момент его высшей славы – после выступления на пушкинских торжествах – открытии памятника поэту в июне 1880-го. Рядом с этим снимком, необычайно высоко оценённым Крамским, фотография художника и том «Дневника писателя», подаренный ему Анной Григорьевной в знак благодарности за изображение Достоевского на смертном одре.

Фрагмент коллекции Достоевского

Вскоре после смерти писателя сделаны фотографии двух фрагментов его петербургского кабинета в последней квартире на углу Кузнечного переулка и Ямской (сейчас там мемориальный музей Достоевского), на обороте которых – подробные описания А.Г.

Точно и лаконично описан фрагмент кабинета с диваном: «Фотография, снятая с кабинета Ф.М.Достоевского, в котором он скончался, в марте или апреле 1881 года. Диван, служивший Фёдору Михайловичу постелью и на котором он скончался. Над диваном висела большая фотография с Сикстинской мадонны, картина которую покойный ставил выше всех картин в мире. Фотография эта была подарена Фёдору Михайловичу графинею С.А.Толстою, вдовою А.К.Толстого.
Фотография В.Таубе, Невский, близ Николаевской».

На обороте снимка кабинета с письменным столом – подробное и скрупулёзное «описание комнаты: письменный стол, на котором был окончен роман “Братья Карамазовы” и написан предсмертный “Дневник”. Пред снятием фотографии вся комната, равно как и письменный стол, была приведена в тот вид, в каком всегда была при покойном. На столе стоит […] чернильница и два подсвечника, наложены газеты и книги, как он любил их класть, стоит стакан чаю, как всегда бывало. Над письм[енным] столом висит портрет самого Фёдора Михайловича (1862-63) и овальные портреты его детей от 1879. На этажерке стоит портрет его жены, А.Гр.Достоевской. Кресло в русском стиле, стоящее между столом и этажеркой, было куплено в знаменательный день объявления Восточной войны».

Помещённый над фотографиями кабинета фотопортрет А.Г. с детьми сделан два года спустя после смерти Достоевского, в 1883.

Последние по времени фотографии А.Г. в старости и её детей – молодых Фёдора и Любови Фёдоровны относятся к 1890-м – 1910-м. Эти фотографии, порт-карт с визитными карточками А.Г.Достоевской, её фотография 1914-го, хранившаяся в порт-карте, образуют заключительный сюжет – о судьбе жены и детей Достоевского.

После смерти писателя Анна Григорьевна всю свою жизнь посвятила его памяти: собирала его рукописи, письма, документы; выпустила шесть собраний сочинений. На шмуцтитуле представленного в экспозиции 6 тома 7-го издания (роман «Идиот», СПб, 1904–1906) – её надпись: «Перечитывая произведения моего незабвенного мужа, я часто встречала в них черты из личной его жизни, его привычки, приписанные героям романа, обстоятельства, случившиеся с ним или с его семьей и, главным образом, его личные мнения о том многом, выраженные почти в тех же самых выражениях, в которых мне приходилось от него слышать. Мне показалось интересным отметить те страницы, в которых отразился Фёдор Михайлович. При чтении корректур сего 7-го издания, я стала отмечать попадавшееся и успела сделать примечания к некоторым томам, именно: р[оманам] “Идиот”, “Преступление и наказание”, “Подросток”, “Братья Карамазовы”, “Дневник писателя”». Анна Достоевская. 1904».

Большую часть коллекции она передала московскому Историческому музею. В 1891 там был открыт первый музей Достоевского под названием «Отдел Достоевского», утверждённый в мае 1906 как «Музей памяти Ф.М.Достоевского». В том же году А.Г. издала составленный ею «Библиографический указатель сочинений и произведений искусства, относящихся к жизни и деятельности Ф.М.Достоевского, собранных в “Музее памяти Ф.М.Достоевского” в Московском Историческом Музее имени Императора Александра III. 1846–1903» (500 экземпляров книги были изданы с иллюстрациями). В последние годы А.Г. работала над расшифровкой своего стенографированного дневника 1867, готовила к изданию отдельной книгой письма Достоевского к ней, в 1911–1916 писала воспоминания и до последнего дня пополняла собрание музея.

В революционные годы А.Г. вынуждена была бежать из своего небольшого имения около Адлера в Ялту, где и умерла в одиночестве в ялтинском отеле в 1918. Это был голодное время, чему свидетельство – её книжка на покупку сахара от 26 апреля 1917. Через 50 лет, в 1968, прах Анны Григорьевны был перенесён в Александро-Невскую лавру и захоронен рядом с могилой мужа.

Сын Достоевского Федор Федорович (1871–1921) был крупным специалистом по коневодству и коннозаводству, играл на скачках. Во время гражданской войны, оказавшись в Крыму, свою мать уже не застал в живых, а когда вывозил в Москву архив Достоевского, его едва не расстреляли чекисты, заподозрив в спекуляции.

Дочь писателя Любовь Федоровна Достоевская (1869–1926), не получившая признания писательница, в 1913 уехала для лечения за границу и больше в Россию не возвращалась. Там она написала главную свою книгу – мемуары об отце (сначала на немецком, потом на других языках), отличающиеся тенденциозностью и не всегда достоверные, вышедшие в 1922 на русском в сильно сокращённом виде под названием «Достоевский в изображении его дочери Л.Достоевской». Первое полное русское издание вышло только в наше время, в Петербурге, в 1992.

Обо всех этих разнообразных – радостных, печальных или трагических событиях в жизни Достоевского и его семьи рассказывают нам материалы из фамильного собрания Достоевских.

Фрагмент раздела Достоевского

 
sideBar
 

Государственный
Литературный
Музей
на


Подпишитесь на рассылку самых свежих новостей музея!