«Взгляд на русскую литературу»
Выставка Литературного музея К 200-летию Белинского

Г. Л. Медынцева
Портрет Белинского. Этюд И.Астафьева. [1878]. Х.м.

В истории экспозиций Литературного музея Белинскому принадлежит почётное место. Настоящая выставка – четвертая по счету, посвященная великому критику. На предыдущих, особенно на грандиозной юбилейной экспозиции в Политехническом музее в 1948, к 100-летию со дня смерти, Белинский получил всестороннее освещение не только в рамках определённой литературной эпохи, но и в контексте всей русской литературы, критики, общественной и философской мысли, с экскурсом в прошлое и проекцией в современность.

Нынешняя выставка, размещённая в одностолпной палате Высоко-Петровского монастыря (Петровка, 28), строго ограничила рамки показа современной Белинскому литературой пушкинской и первого десятилетия послепушкинской поры 1830-1840-х.


Общий вид левой части зала Общий вид центральной части зала Общий вид правой части зала

Главная задача выставки – бросить беглый взгляд на картину русской литературы, смоделированную Белинским, и сформированную им систему ценностей, которая сохранилась и поныне. Одновременно она показала Белинского как центральную фигуру «замечательного десятилетия», собравшую вокруг себя всю русскую литературу и мыслящую интеллигенцию в лице «людей сороковых годов».


Фрагмент московского раздела с портретами Белинского, Станкевича, Бакунина, Боткина, Грановского 
Портрет Белинского. 1843. Литография с рис. К.Горбунова 
Фрагмент левой стены с портретами Анненкова, Герцена, Тургенева, Григоровича, видами Парижа (сверху) и Дрездена

Выставка может служить интродукцией и дополнением к основной экспозиции «Немое красноречие вещей» (мемории писателей в собрании Литературного музея, от Радищева до А.Толстого) с её широчайшим историко-культурным контекстом, необходимым для восприятия такой универсальной фигуры, как Белинский. На постоянной экспозиции можно увидеть замечательные живописные и акварельные портреты русских писателей XVIII–XIX вв., о которых писал критик, и редкие издания их сочинений с автографами.

Но экспозиция, ставящая перед собой другие цели (сплетение литературных и семейных связей), знакомит нас в большей степени с литературным бытом, чем с логикой развития литературы, и имеет свои специфические акценты. Белинский представлен на ней как одно из лиц гоголевского окружения, рядом с остальными знакомыми и друзьями великого писателя.

На выставке, призванной восстановить справедливость в отношении Белинского, выделена историческая роль критика, приравненная к роли Пушкина в литературе: его творчество рассматривается как один из краеугольных камней в основании русской словесности эпохи 1830-х–40-х наряду с творчеством Пушкина, Лермонтова и Гоголя, а сам он как идеолог и вождь новой литературной школы. Это своего рода конспект русской литературы той уникальной эпохи, на которую приходится творчество классиков трёх поколений: пушкинской поры, поколения Лермонтова и Гоголя и, наконец, будущих корифеев – молодых литераторов: Тургенева, Достоевского, Некрасова, Гончарова, Герцена. Рядом с Белинским показаны его союзники и антагонисты в критике (Полевой и Надеждин, с одной стороны; Греч, Булгарин, Сенковский – с другой), а также друзья-единомышленники (Станкевич, Бакунин, Боткин, Грановский, Герцен, Анненков).


Витрина с гравированными портретами писателей XVIII в. (монтаж портретов) и пушкинской поры: Жуковского, Батюшкова, Баратынского, Д.Давыдова, Полежаева, Кольцова, Бенедиктова, Бестужева-Марлинского и избранными статьями Белинского о Пушкине, Гоголе, Лермонтове, Кольцове Левая половина витрины с портретами писателей XVIII в. (монтаж портретов), Жуковского (наверху); Бестужева-Марлинского, Бенедиктова, Кольцова (внизу)
Правая половина витрины с портретами Батюшкова, Полежаева (наверху); Баратынского, Д.Давыдова (внизу); статьями Белинского, изданиями «Евгения Онегина» и «Героя нашего времени» Гравированные портреты Полевого (справа) и Надеждина (слева). В центре – акварель В.Милашевского Белинский читает студентам свою драму «Дмитрий Калинин»
Фрагмент петербургской стены: Белинский среди молодых литераторов Фрагмент петербургской стены. В центре – карикатура на издателя «Отечественных записок» А.Краевского (наверху), на издателей газеты «Северная пчела» Н.Греча и Ф.Булгарина (внизу)
Витрина и фрагменты витрины с материалами к петербургской журналистике: портреты А.Никитенко и О.Сенковского, карикатуры на Сенковского и Краевского, публикации Белинского в «Отечественных записках» Левая половина витрины с портретами Белинского, карикатурой на Сенковского (наверху); портретами Никитенко, Сенковского, публикацией статьи Белинского «Сочинения Александра Пушкина» в «Отечественных записках» (внизу)
Правая часть витрины с карикатурой на Краевского и Белинского и томами «Отечественных записок» Карикатура на Краевского и Белинского «Карьера ловкого журналиста»

Выставка построена на контрасте между прозой жизни Белинского с безотрадными воспоминаниями детства, нищетой и профессиональными злоключениями, не говоря уже о болезни, и ослепительным миром творческого воображения.

Как известно, основа критики Белинского – необычайная острота и изощрённость эстетического чувства и безупречность вкуса. Не менее глубоко и ярко воспринимал он природу. И потому воссоздание его творческого мира – первостепенная задача выставки. Но в этом таится и серьёзная трудность. Если писатель черпает вдохновение из окружающей действительности, то критик – из литературных впечатлений. К Белинскому это относится вдвойне. Подлинной реальностью для него всегда была литература, через которую он воспринимал и судил жизнь.


Общий вид зала

Литературные и биографические факты образуют как бы раму, заключающую в себе царство фантазии, населённое излюбленными литературными образами Белинского – героев Пушкина, Грибоедова, Лермонтова, Гоголя, Тургенева, Достоевского. Это попытка реконструкции эстетических пристрастий Белинского через иллюстрации к литературным и драматическим произведениям, которые он анализировал.

На выставке сочетаются два плана: историко-документальный и образный.

Исторический контекст, помимо портретов писателей и критиков, составляют публикации статей Белинского разных лет и работы о нём, посмертное полное собрание сочинений под редакцией С.А.Венгерова (2-й том, СПб, 1900), трёхтомное издание писем (СПб, 1914) с двумя редчайшими экземплярами второго тома: одного – из числа 25 книг, вышедших без цензурных пропусков, другого – с рукописными вставками исключенных цензурой мест; исследованиями о Белинском Ю.Г.Оксмана, К.П.Богаевской, П.Н.Сакулина с дарственными надписями Н.П.Анциферову и Н.О.Лернеру.


Витрина с трехтомным изданием писем (СПб, 1914), рукописями воспоминаний А.Н.Бородина, статей Г.Чулкова о Белинском и Достоевском, статьёй П.Н.Сакулина 
I и II тома Писем Белинского Страница II тома Писем Белинского с рукописными вставками
Страницы Писем Белинского с рукописными вставками Рукописные вставки на странице Писем Белинского

В числе рукописей, не считая писем к родным, – письмо критика к приятелю – И.И.Ханенко, списки письма Гоголя к Белинскому и ответного знаменитого письма Белинского к Гоголю; переписка А.Н.Пыпина по поводу сбора материалов для биографии Белинского, рукопись воспоминаний писателя и переводчика А.Н.Бородина, бумаги из папки Луначарского, касающиеся судьбы Чембара, в связи с 75-летием со дня смерти критика, автограф статьи о нём Г.Чулкова, юбилейные материалы разных лет, начиная с 1898 (пригласительные билеты, программы, газетные вырезки). Ценнейший автограф – стихотворение Лермонтова «Из-под таинственной холодной полумаски», переписанное рукой Белинского, как и этюд И.Астафьева, находится на экспозиции.


Витрина с изданиями и списками Письма Белинского к Гоголю Фрагмент витрины с последним прижизненным портретом Белинского, женевским изданием Письма к Гоголю (1880), статьёй о нём Ю.Оксмана; изданием статей Белинского о Гоголе
 Первые издания «Письма Белинского к Гоголю» Фрагмент витрины со списками и петербургским изданием Письма к Гоголю (1905), изображением могилы Белинского на Волковом кладбище
Левый фрагмент витрины с юбилейными материалами разных лет Витрина с посмертными материалами, в том числе: Памяти В.Г.Белинского. Литературный сборник, составленный из трудов русских литераторов. Издание Пензенской общественной библиотеки им. М.Ю.Лермонтова. М., 1899; Полное собрание сочинений В.Г.Белинского в 12 томах. Под редакцией и с примечаниями С.А.Венгерова. Т. 2. СПб, 1900; С.А.Венгеров. Эпоха Белинского (общий очерк). Публичная лекция. СПб, 1905 Правый фрагмент витрины с юбилейными материалами

Образный план – виды мест и иллюстрации XIX–XX вв. На них лежит основная смысловая и эстетическая нагрузка: мы смотрим на литературу как бы через двойное стекло, воссоздавая картину русской словесности, возникающую под пером Белинского, в её конкретных сценах и образах.


Н.Зарецкий. Рисунок костюма Чацкого. 1935. Картон, гуашь, белила Иллюстрация К.Коровина к «Евгению Онегину». Бал
Иллюстрация Л.Пастернака к «Мцыри». [1891]. Бумага, уголь, графитный карандаш Иллюстрация П.Соколова к «Тарасу Бульбе» [1874]  Иллюстрация Ю.Коровина. Хлестаков в номере гостиницы. 1951

Разумеется, она совершенно условна, как любой визуальный аналог словесного искусства, будь то книжная иллюстрация, сценическая постановка или экранизация. Её функция – разбудить воображение, погрузить зрителя в мир писательской фантазии и соотнести художественные трактовки литературных произведений с оценками Белинского и собственными представлениями.


Иллюстрация К.Савицкого [1893] к «Театральному разъезду» Гоголя. Акварель

Одновременно эта картина компенсирует скромность исторического материала – преобладание литографированных изображений. Только иллюстрации (экспонируются работы выдающихся художников: П.Соколова, М.Знаменского, П.Боклевского, К.Савицкого, Н.Каразина, К.Коровина, Б.Кустодиева, Л.Пастернака, Н.Кузьмина, Л.Фейнберга, В.Бехтеева, В.Милашевского) способны в таких условиях создать атмосферу, соответствующую яркому, красочному и напряжённому мироощущению Белинского.


Иллюстрации (акварель) к «Евгению Онегину»: П.Боклевского (наверху), Р. Шейна, (слева), П.Соколова (справа) 
Печорин (слева) и «Последние мгновения Лермонтова». Иллюстрации Л.Фейнберга. 1941, акварель  
В.Каратыгин в роли Гамлета. Раскрашенная литография И.Селезнева с рисунка Г.Алексеева. 1830-е

Отобранные иллюстрации акцентируют литературные предпочтения Белинского: культ исключительного героя, особенно Печорина и Гамлета, сильные страсти и драматические ситуации, а под влиянием Гоголя – внимание к обыденной жизни и обычному человеку.


Серия иллюстраций М.Знаменского к «Ревизору». [1860–80-е]. Картон, масло. Фрагмент 1 Иллюстрации М.Знаменского к «Ревизору». Фрагмент 2 Иллюстрации М.Знаменского к «Ревизору». Фрагмент 3

В результате на выставке скрестились несколько взглядов на русскую литературу: современный, выразившийся в отборе материала, его тематическом построении, оформлении и размещении; взгляд Белинского, заключённый в его критике, но скрытый под обложками публикаций и лишь обозначенный названиями статей; взгляд художников-иллюстраторов на то, о чём писал Белинский.

Выставка, размещённая в Одностолпной палате Высоко-Петровского монастыря (Петровка, 28), состояла из следующих разделов:

1. Предыстория
Фрагмент экспозиции с портретом Белинского, видами Пензы и мемориальной витриной

2. Московская жизнь
Московская витрина
Левый фрагмент московской витрины Правый фрагмент московской витрины
 С.П.Шевырев читает русскую словесность в Московском университете. Рисунок Н.Тихомирова. 1844 Имение Бакуниных Премухино Тверской губ. Фотографии. Начало ХХ

 

3. Поездка на Кавказ и путешествие по Новороссии
Фрагмент стены с видами Кавказа, Пятигорска, Харькова, Одессы

4. Драматургия и театр
Общий вид театрального раздела
 

5. В Петербурге
Общий вид петербургской стены
 

6. Увековечение памяти.
Левый фрагмент раздела «Увековечение памяти» Правый фрагмент раздела
Общий вид раздела Памяти Белинского
Группа общественных деятелей Пензы, участников юбилейных торжеств, посвященных 100-летнему юбилею Белинского. Фотография Вакуленко. 1911 Группа юбилейного комитета по чествованию в Пензе 50-летия со дня смерти Белинского. Фотография Вакуленко. 1898

Начинается она с предыстории – материалов биографического характера, связанных с детством и юностью, и фотографий из семейного архива.

Экспонируются письма Белинского к родным, учебник («Руководство к механике»), подаренный ему при переходе в 3-й класс гимназии, книга из библиотеки Белинского с владельческой надписью, карандашный вид города Чембара, где прошло его детство, изображения могилы; несколько семейных фотографий и старых фотооткрыток с видами родных мест в Чембаре и Пензе.


Мемориальная витрина 
Левый фрагмент мемориальной витрины Правый фрагмент мемориальной витрины

Книга (на французском языке) из библиотеки Белинского с его владельческой надписью внизу Титульный лист книги из библиотеки Белинского

На столпе, поддерживающем своды, уподобленном литературному Олимпу, резко выделяются 4 крупномасштабных портрета великих властителей дум – самого Белинского и неотделимых от его имени Пушкина, Лермонтова, Гоголя, определяющие их место в истории литературы.


Портрет Белинского. Рисунок Н.Аввакумова. 1941 Портрет Белинского. Рисунок Н.Аввакумова. 1941
Портрет Лермонтова. Фототипия с оригинала И.Астафьева. Иллюстрации к «Герою нашего времени»  Портрет Пушкина. Офорт В.Матэ. Иллюстрации к «Зимнему вечеру» и «Евгению Онегину» Портрет Гоголя. Офорт В.Матэ. Иллюстрации к «Тарасу Бульбе» и «Мёртвым душам»

В центре каждого раздела (на стенах и в витринах) портрет Белинского, в окружении портретов близких ему писателей и критиков, как и в жизни он всегда был центром притяжения и общения.

Иконография Белинского включает два портрета XIX в. в оригинальной технике – прекрасную малоизвестную пастель П.Боклевского, много лет не выставлявшуюся, и превосходный масляный этюд лучшего портретиста критика – И.Астафьева (он помещён на постоянной экспозиции); литографии и гравюры со всех существующих оригинальных работ: Н.Мартынова (воспитанника Константиновского Межевого института, 1838), К.Горбунова (1843 и 1848), И.Астафьева (1881 и 1890-х) и маленького рисунка Е.Языковой (май 1848, за несколько дней до смерти). Среди портретов XX в. – один карандашный (Н.Аввакумова, 1941), акварель В.Милашевского (Белинский читает свою драму «Дмитрий Калинин» в кружке студентов, 1938), офорт О.Дмитриева «Белинский за работой» (1948).


Портрет Белинского работы П.Боклевского. Пастель. 1880-е  Гравюра с акварели Н.Мартынова 1838-го. 1881
В.Г. Белинский и его могила. Литографии с тоном. Русский художественный листок В.Тимма. 1862. № 29. Гравюра (1859) с оригинала К.Горбунова (1848)
Белинский в 1830-е. Фототипия И.Астафьева. 1890-е Белинский в 1840-е. Фототипия И.Астафьева. 1880-е Белинский на смертном одре. 1848. Фототипия И.Астафьева. 1890-е
Гравюра И.Пожалостина с рисунка Е.Языковой (1848) Белинский в своём кабинете. Фототипия с картины И. Астафьева  Портреты Белинского работы И.Астафьева. Фототипии
Рисунок Н.Аввакумова. 1941 Офорт О.Дмитриева «Белинский за работой» (1948).
Акварель В.Милашевского

 

Несколько видов мест пребывания и поездок Белинского (Москва, Петербург, Пятигорск, Крым, Дрезден, Париж), помимо биографической и эстетической, выполняют и композиционную роль – служат границами между темами внутри разделов. В подобной же роли выступают и иллюстрации.


 Общий вид правой стены

Московский и петербургский периоды, на которые резко делится жизнь критика, объединены подобием сцены – разделом драматургии и театра. Это общее поле, на котором естественно сочетаются два контрастных плана, историко-документальный и образный: портреты актёров (Щепкина, Мочалова, Каратыгина, Сосницкого) и сцены из пьес Грибоедова, Пушкина, Лермонтова, Гоголя. Театр – не только предмет профессиональных занятий Белинского, которому принадлежит более 180 театральных статей, рецензий и заметок, но и его неизменная страсть на фоне стремительно меняющихся увлечений и пристрастий. Критик считал драму «венцом искусства». Сам он – автор двух пьес: юношеской драмы «Дмитрий Калинин» (1831) и написанной к бенефису Щепкина драмы «Пятидесятилетний дядюшка, или Странная болезнь» (1837, пост. В 1839), а последняя его публикация – «Некролог П.С.Мочалова» (1848).


Левый фрагмент театрального раздела
Центральный фрагмент театрального раздела
Правый фрагмент театрального раздела

Театр – это фокус, в котором сходятся разнообразные интересы, склонности и грани таланта Белинского и наиболее ярко раскрывается он сам. На театральной площадке смешение разнохарактерного материала выглядит оправданно и органично. Главное же – здесь беспрепятственно встречаются писатели разных поколений.


Театральная витрина 
Левый фрагмент театральной витрины Правый фрагмент театральной витрины

Театр на выставке занимает центральное место, заключая в себе содержательный, композиционный, эстетический и психологический смысл: и как предмет профессиональной критики, и как связующее звено между московским и петербургским периодами, и как фокус всей жизни и творчества Белинского, и как ключ к его личности. Царит среди театральных иллюстраций главный режиссер и лицедей российской сцены – государь император Николай I в маскарадном костюме, чьё изображение указывает на время действия и характер правления.


Вид Кремля от Каменного моста. И.Раух. 1830-е. Х.м Николай I в маскараде. А.И.Ладюрнер. 1830-е. Дерево, масло  Петербург. Вид на Петропавловскую крепость. И.Жуков. 1810-е. Х.м.

Фрагмент театрального раздела с портретом Мочалова, иллюстрациями к «Маскараду» Лермонтова, «Театральному разъезду» Гоголя

 

Особо выделены и другие знаковые экспонаты: пастельный портрет Белинского раб. П.Боклевского на мольберте как раритет; живописные виды Московского Кремля и Петропавловской крепости; портреты Онегина и Печорина и сцены дуэлей, ассоциирующиеся с гибелью самих поэтов, и в качестве заставки к выставке – хромолитография с картины Б.Кустодиева «В московской гостиной 40-х годов» (1912), собравшей русскую культурную элиту эпохи Белинского.


Вход на экспозицию. На стене фототипия с картины Кустодиева.  В московской гостиной 40-х годов. Хромолитография с картины Б.Кустодиева. 1912. Издание И.Кнебель. 1912
Правый угол экспозиции.  Пастельный портрет Белинского раб. П.Боклевского


Руководитель проекта – директор музея М. Гомозкова
Куратор выставки – замдиректора по научной работе Е. Михайлова
Автор концепции – Г. Медынцева
Координатор – Н. Левченко
Экспозиционная группа: Г. Медынцева, Н. Левченко, Д. Спевякина
Фондовая группа: О. Мичасова, Е. Варенцова, Т. Соболь, Е. Матюшенко, А. Бобосов. А. Бабенко
Этикетаж, аннотации: Г. Медынцева, Д. Спевякина
Художники-оформители: Л. Николаева, В. Милюков, К. Осорио, О. Федина
Компъютерное обеспечение – Л. Николаева
Информационное обеспечение – Н. Бонди

Фотографии Б. Пясецкого, Д. Спевякиной и Е. Полянской.
 

 
sideBar
 

Государственный
Литературный
Музей
на


Подпишитесь на рассылку самых свежих новостей музея!