Сергей Женовач: «Для постановки прозы на сцене
нужен особый режиссерский ход»

В Государственном литературном музее прошла встреча  с известным режиссером.

4 декабря в Музее Серебряного века прошла встреча с известным театральным режиссером Сергеем Женовачем. Она состоялась в рамках проекта Литературного музея «Как ставить классику»  и была посвящена необычной теме: «Проза и театр: опасные связи». По мнению режиссера, классикой можно назвать любое произведение культуры,  если оно дает импульс и эмоции сегодняшнему зрителю, предлагает ему ответы на актуальные здесь и сейчас проблемы.

Затронута была на встрече и тема нецензурной лексики и ее употребления с театральной сцены. Женовач считает, что если этими словами хотят оскорбить зрителя, то, конечно,  такие вещи невозможны, но иногда допустимы, если речь идет об усилении чувств, эмоций персонажа спектакля, его отношения к происходящему. Что же касается поставки прозаических произведений силами театра,  то Сергей Васильевич уверен, что не надо делать из прозы пьесу, но необходимо найти ключ к  постановке прозаических текстов. Это должен быть режиссерский ход, который взламывает прозу, делает ее спектаклем. Женовачу, например, не кажется удачной постановка «Пиковой дамы», осуществленная Петром Фоменко в Театре Вахтангова, где на сцене воспроизведен весь пушкинский текст этой драмы. По мнению Сергея Васильевича, лучше поставить по-своему кусочек из «Братьев Карамазовых» Ф. Достоевского (речь о спектакле «Мальчики»), чем давать на сцене весь этот сложный роман.

Говоря о своем театральном опыте, Женовач постоянно возвращался к памяти и урокам своего учителя П. Н. Фоменко.  Эти размышления подкреплялись рассказом о том, как рождалась та или иная постановка самого Женовача.  Важно для режиссера и то, что он преимущественно работает со своими студентами из РАТИ (ГИТИСА) и постоянно думает о том,  как они  воспримут тот или иной классический текст, будет ли им интересно его играть. «Я ненавижу, - объясняет Сергей Васильевич свою позицию, -  когда молодому актеру приклеивают бороду, ненавижу,  когда его заставляют врать на сцене, играя персонажей гораздо старше его».  Тех же «Мальчиков» Женовач «увидел» в Старой Руссе,  когда подсмотрел, как по улице, обняв друг друга за плечи, идут пацаны, их поведение и эмоции, поэтому и поставил свой спектакль с совсем молодыми, но талантливыми актерами.
Любимых авторов у режиссера много, но особенно он любит ставить Фолкнера, Чехова и Лескова. Его спектакль «Шум и ярость» давно стал театральной легендой, а из чеховских и лесковских вещей он выбирает только малоизвестные произведения. «Когда актрисе всего 27 лет, то как она может играть в «Трех сестрах»?!», - изумляется режиссер. Но зрители любят  и ценят его спектакли по «Записным книжкам» Чехова,  малоизвестному роману Лескова «Захудалый род» и другим «театрализациям» классики на сцене.
Много внимания на встрече было уделено не только постановкам Женовача, уже известным зрителю, но и замыслам, которые, возможно, еще будут осуществлены в «Студии театрального искусства»,  которую он возглавляет. Зрители, считает режиссер, не дураки, и в его театре их не развлекают, а призывают к медленному и вдумчивому чтению.
Поделился Сергей Женовач и планами на будущее. Сейчас он работает над…  оперой «Иоланта» на музыку П. Чайковского. Ее премьера должна в октябре 2015 года пройти в Большом театре. Он уверен, что любой театр смотрят глазами, поэтому певцы в его постановке не только должны хорошо петь, но и соответствовать по самым разным параметрам образу своих персонажей.    
 
Константин Чупринин            
 
sideBar
 

Государственный
Литературный
Музей
на


Подпишитесь на рассылку самых свежих новостей музея!