- Пресса о музее (2010-2011 гг.)


Государственный Литературный Музей в эфире радио «Эхо Москвы»!
31 декабря, суббота, программа «Музейные палаты»

Гостями передачи стали Ксения Белькевич, руководитель проекта «Сказка выходного дня», и Владимир Шаров, сын писателя Александра Шарова.

Запись эфира доступна на сайте радиостанции по ссылке.

Расшифровка эфира:

К. ЛАРИНА: Начинаем наши праздничные «Музейные палаты». Здравствуйте, Тимур Олевский.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Здравствуйте, Ксения Ларина. С Новым годом.

К. ЛАРИНА: С наступающим Новым годом. Считанные часы остались до наступления. Мы сегодня праздничную программу затеваем, поскольку приглашаем семьями людей на эту выставку, вместе с детьми. Александр Шаров, «Волшебники приходят к людям», Государственный Литературный музей. Ксения Белькевич – куратор выставки. Ксюша, здравствуйте.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: И Владимир Шаров – сын писателя Шарова. Как-то хочется что-нибудь еще добавить.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Сам он замечательный писатель.

К. ЛАРИНА: Вот. Ксения, представьте человека поподробнее.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Владимир Шаров – известный писатель, романист, выдающийся сын своего отца.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Вот это представила, так представила. А также иллюстрации Ники Георгиевны Гольц. Рассказывайте, Ксения.

К. ЛАРИНА: Книга, которую мы сегодня представим и разыграем в числе подарков, «Человек-горошина и простак», написал Александр Шаров, а проиллюстрировала эту книгу Ника Гольц.

Т. ОЛЕВСКИЙ: А также Александр Шаров «Остров Пирроу», мы тоже отдадим эту книгу. Еще мы отдадим билеты на елки, это даже не совсем елки, это целый детский квест в Литературном музее, то, что Ксения умеет делать, когда всё музейное пространство превращается в арену событий. В этот раз она будет посвящена сказкам Шарова.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Да, у нас будет спектакль по сказке «Приключения Еженьки и других нарисованных человечков». Этот спектакль подготовили актеры театра Волкова, это замечательный интерактивный спектакль, где дети и взрослые являются участниками представления. Мы разыгрываем сегодня билеты на 7 января.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Мой сын там был, меня не было в этот момент, и я до сих пор узнаю какие-то подробности секретные.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Это было классно.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Ксения, начинаем с вопросов.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Александр Шаров не только сказочный писатель, но еще и замечательный фантаст.

<...>

Продолжить чтение

 



Газета "Ведомости": Пятница
30 декабря 2011, №50 (282)

Выходные с детьми 24.12 — 25.12
Выбор Пятницы

ВЫСТАВКА

Что: студия «Сказка выходного дня» при Литературном музее приглашает на путешествие по новой экспозиции «Волшебники приходят к людям», посвященной сказкам Александра Шарова и иллюстрациям к ним Ники Гольц. В поисках пропавшего волшебного карандаша дети сначала пройдутся по выставке, а затем посмотрят спектакль «Приключения Еженьки», в котором помогут спасти Еженьку от злого художника. После представления, созданного актерами театра «Около» и «Другого театра» для студии «Сказки выходного дня», будут чаепитие, танцы, игры и раздача подарков — новых книг.

Где: Трубниковский пер., 17, тел. 695 46 18, цена билета — 1000 руб. детский (в стоимость входят подарок и угощение) и 200 руб. взрослый (в стоимость входит угощение)
Когда: 24 декабря в 12.00 и 15.00, 25 декабря в 11.00, 13.30 и 16.00
Возраст: от 5 лет
 


 

Детские книжные праздники

31 декабря–13 января



Фотография предоставлена пресс-службой Государственного Литературного музея

Что случится с буквой «Ч»

В филиалах Государственного Литературного музея проходит сразу несколько новогодних представлений. Самый сказочный праздник — в Трубниковском переулке, 17. Там вспоминают писателя Александра Шарова (1909–1984), автора детских книг «Человек-горошина и Простак», «Приключения Ёженьки и других нарисованных человечков».

Истории о других сказочниках — от Аксакова до Януша Корчака — собраны в его книге «Волшебники приходят к людям». Александра Шарова активно издавали в 1970-е, потом забыли. И начали переиздавать вновь, когда подросли дети его тогдашних читателей. Этим эффектом узнавания и решили полюбоваться в Литературном музее. Руководитель студии «Сказка выходного дня» Ксения Белькевич рассказывает, что родители реагируют на знакомые названия с детской непосредственностью.

Александру Шарову посвятили выставку и cпектакль. До этого в музее уже прошло несколько выставок о сказочниках ХХ века: начали с Бажова и Шергина, к весне собираются дойти до Сергея Козлова и Сергея Седова. Нынешняя экспозиция — самая представительная, впервые для ее оформления использовали декорации.

Картины постоянного иллюстратора книг Шарова, художницы Ники Гольц, повесили пониже — специально для маленьких зрителей. В спектакле с участием актеров театра «Около дома Станиславского» веселую Ёженьку будут с помощью зрителей спасать от Злого художника. А букву «Ч» из «черствой» превратят в «человечную».

Государственный Литературный музей. Трубниковский переулок, 17.
5, 6, 7 января в 12.00 и 15.00

 


 

Интернет-портал "Timeout"

Парижанин из Сталинграда
Выставка, посвященная жизненному и творческому пути писателя Виктора Некрасова, подготовленная к 100-летию со дня его рождения.
В экспозиции представлены автографы, письма, документы, редкие книги, многочисленные фотографии самого Некрасова, а также его родных и друзей, виды Сталинграда, Киева, Москвы, Парижа. Многие фотографии сделаны самим писателем.
Особый раздел выставки составляют аудио- и видеоматериалы, связанные с Виктором Некрасовым. Посетители услышат авторское чтение отрывков из книг «В окопах Сталинграда» и «Маленькая печальная повесть», записи его бесед.  

 


 

Газета "Известия"
23 ноября 2011, 14:01 | Культура | Алексей Мокроусов

В Москве открылся сезон «тихого классика»
Вслед за выставкой в галерее Галеева, выставка выдающегося российского графика Дмитрия Митрохина открылась в Литературном музее

Фрагмент работы Д. Митрохина «Мост через р. Карповку (Рыболов)» (1927). Резец. Собрание А.А. Савинова. Источник: Боримир Пясецкий
Фрагмент работы Д. Митрохина «Мост через р. Карповку (Рыболов)» (1927). Резец. Собрание А.А. Савинова. Источник: Боримир Пясецкий

В Москве в Литературном музее открылась выставка выдающегося российского графика Дмитрия Митрохина (1883 – 1973). Это уже вторая выставка Митрохина в нынешнем сезоне: еще одна одновременно проходит в галерее Галеева.

По составу они не пересекаются: «галеевская» строится вокруг петербургской частной коллекции с несколькими вкраплениями работ из других собраний, выставка же в Литмузее представляет публике четыре крупных московских собрания. В центре внимания экспозиции в Трубниковском переулке – книжная графика, с которой началась слава Митрохина. Член объединения «Мир искусства», учившийся в Москве и Париже (его первым художественным объединением стала московская артель художников-гончаров «Мурава»), перед революцией он оформлял журнал «Аполлон», а в 20-е определил лицо советской книжной обложки. Его оформление «Золотого жука» Эдгара По, «Путешествия в страну кино» Виктора Шкловского, «Книги комедий» Аристофана и «Мюнхгаузена» Карла Иммермана стали хрестоматийными. Две последние книги вышли в знаменитом издательстве Academia, где Митрохин проработал шесть лет. Он и позже занимался книгами. Но, отлученный от преподавания и критической деятельности (Митрохин писал, например, о Жаке Калло, Нарбуте и Добужинском), больше времени стал уделять графике как таковой – акварелям, гравюрам и рисункам с натуры. Виды Ленинграда, Москвы, куда он переехал после войны, и родного Ейска занимают в экспозиции важное место.

Его техническое мастерство поражает: Митрохин одинаково успешно работал на дереве, сухой иглой и резцом на металле. Творчество художника всегда вызывало интерес у коллекционеров. Часть наследия оказалась потерянной – ничего не известно, например, о судьбе папки с примерно сотней работ, вывезенной в свое время в Париж. Зато спасает интернет: книги с иллюстрациями Митрохина, например, из знаменитой дореволюционной серии издательства Кнебеля, выкладываются сегодня во всемирной сети как образец оформительского искусства.

Выставка в Литературном музее продлится до 3 декабря.  

 


 

"Известия", 2 ноября 2011, 13:58

«Литературное наследство» как зеркало советской жизни
103 тома и 50 000 страниц стали героями выставки, посвященной легендарной книжной серии

В Литературном музее открылась выставка, посвященная одной из самых знаменитых книжных серий советской поры, пережившей распад СССР — «Литературному наследству».

Нет гуманитария, который если не хранит дома, то хотя бы раз в жизни не держал в руках ее объемные книги. За 80 лет вышло 103 тома, многие — в нескольких книгах. В них более 50 000 страниц текста, 10 000 иллюстраций.

История книжной серии «Литературное наследство» выглядит как зеркало русской жизни — смотреть иногда страшно, оторваться — невозможно. В фойе музея — фотографии основателей «Литнаследства», филолога Сергея Макашина и легендарного искусствоведа и коллекционера Ильи Зильберштейна. В двух залах — живопись и графика, печатавшаяся в черно-белой версии и теперь наконец показанная в красках. Здесь имена первого ряда, от Крамского и Серова до Бенуа и Леонида Пастернака.

В витринах — уникальные документы, связанные с историей «тихой», казалось бы, серии. «Литнаследство» изначально выходило под эгидой РАППа, планировался ежемесячный журнал. Сразу стало понятно, что 2–3 книги в год — это максимум, на который может рассчитывать редакция. Но и максимум достигался редко. Иные тома, одобренные Главлитом, месяцами лежали в типографиях. Проекты других десятилетиями не могли получить одобрения в ЦК КПСС.

На выставке в Трубниковском показывают письма генсекам: Хрущева просят способствовать выходу тома об англо-русских связях (в итоге тот пролежал в редакции с конца 1930-х до начала 1980-х), Андропова — помочь с томом Герцена, чей архив разбросан по миру.

Есть здесь и письма Вышинскому, и покаянные послания бывших сотрудников в ЦК. Например, литературовед Иван Сергиевский, ставший консультантом ЦК, извиняется за публикацию статей Виноградова, Эйхенбаума и Томашевского, а в числе своих политических ошибок называет и такую: «В 1948 году я не проявил должного чувства ответственности, приняв приглашение Мейлаха присутствовать на устроенном им банкете по случаю присуждения ему звания лауреата Сталинской премии». Не помогло: из ЦК Сергиевского все же уволили, характеристику-донос написал Дмитрий Шепилов (тот, который «и примкнувший к ним»).

В годы борьбы с космополитизмом редакцию собирались закрыть, но каким-то чудом обошлось. Зато в годы оттепели том о Маяковском подвергли разгромной критике. На выставке можно увидеть рецензию в газете «Литература и жизнь» (сокращенно ее называли «ЛиЖи») под названием «Против клеветы на Маяковского». Показывают и публикацию в «Литературке» — «Против искажения исторической правды». В итоге второй том о Маяковском так и не вышел, в библиографии серии номер 66 так и остался незанятым.

Представлены и забракованные цензурой материалы. Порой статьи выдирали из готового тиража — такая судьба постигла первый том, откуда уже в ходе продажи изъяли письма к «народнику» Михайловскому. Иногда вместо одних статей вклеивались другие — так исчезла публикация, посвященная неизвестным выступлениям Ленина 1918–1919 годов (главным их источником были репортажи в эсеровской прессе).

«Формально издания Академии наук считались неподцензурными, — говорит куратор выставки Александр Галушкин. — Но все боялись, все занимались самоцензурой». Судя по материалам, большинство проблем изданию приносили коллеги. В одной из витрин показывают заметки академика Храпченко, резко критикующего план чеховского тома: слишком многие мемуары кажутся академику полными ненужных деталей, глянцевый образ классика готов пострадать. В итоге том вышел в сильно усеченном виде.

Жизнь в условиях постоянной осады способна сломить многих. Редакция «Литнаследства» не просто выстояла, но обеспечила серии место в истории. Вряд ли где еще в мире есть такое авторитетное и в то же время увлекательное издание. 103 тома в стеклянных шкафах не просто украшают выставку — они знак того, как наука может пережить власть.

Выставка в Литературном музее продлится до 18 ноября. 

 


 

Журнал "Коммерсантъ Weekend", №42 (3638), 03.11.2011

Спасенные слова
Кира Долинина о 80-летии "Литературного наследства"

Государственный литературный музей отмечает 80-летие "Литературного наследства" — старейшего российского издания, посвященного истории отечественной литературы. Этот юбилей — событие не узкопрофессиональное, а общекультурное. В России ведь не только поэт больше, чем поэт, но и литература больше, чем литература, и документ больше, чем документ, а уж опубликованный документ порой уж точно больше, чем просто очередная историческая публикация. 

"Литнаследство" — 80 лет, 103 тома, 4 с лишним погонных метра опубликованных, откомментированных, собранных по всему свету, вытащенных с чердаков, из-под матрасов, из чемоданов, вырванных из рук иногда не понимавших ценности, а иногда ох как понимавших ее наследников, иногда просто спасенных документов по истории русской литературы и культуры. Первые публикации произведений, переписка, мемуары. Пушкин, Лермонтов, Герцен, Огарев, Толстой, Тургенев, Достоевский, Тютчев, Фет, Гончаров, Островский, Лесков, Чехов, Бунин, Блок, Брюсов, Горький, Андреев — это только те имена, по которым в филологическом обиходе обозначают тот или иной том "Литнаследства". Из самых главных публикаций — первая редакция "Войны и мира", записки личного врача Толстого Душана Маковицкого, дневники Анны Григорьевны Достоевской, полный набор "Философических писем" Чаадаева, зарубежный архив Герцена и Огарева, письма Блока и Маяковского... Понятно, что это корпус текстов первого ряда для любого слависта. Но тома "Литнаследства" недаром выходили немыслимыми для литературоведческого издания тиражами — до 30 тысяч. Они стояли на полках у номенклатуры и инженеров, у одних рядом с полученными за сданную макулатуру бестселлерами Дюма или Хейли, а у других — рядом с самопально переплетенными слепыми копиями самиздата. И те и другие могли ничего не понимать в тонкостях авторских редакций или никогда не читать солиднейших комментариев, сделанных первыми лицами отечественного литературоведения. "Литнаследство" было статусным изданием, и, как бы странно это ни звучало сегодня, этот статус носителя "высокой культуры" признавался массами. 

Признавался он и небожителями: герой набоковского романа "Пнин" называл тома "Литнаследства" "советским золотым фондом литературы". Это дорогого стоит — получить похвалу чему-нибудь советскому от Набокова было почти невозможно. Но ведь и само существование "Литнаследства" по большому счету тоже из разряда невероятного. И выжил проект только потому, что был очень личным проектом: у "Литнаследства" было два интеллектуальных мотора — Илья Зильберштейн и Сергей Макашин. От первого дня создания (в 1931-м) до самой их смерти (Зильберштейн ушел в 1988-м, Макашин — на следующий год). Но когда при большевиках, да еще на столь долгую жизнь, хватало только интеллекта? Тут нужны была невероятная харизма и огромные связи. А вот этого у Зильберштейна было предостаточно, и "Литнаследство" сегодня — памятник в первую очередь ему. 

Одесский еврей, папа работал на кондитерской фабрике, мама не имела даже начального образования, читал запоем, папа ругался, мама поощряла. В 16 лет в обмен на уроки дочери букиниста получил от ее папы полный комплект "Аполлона", в 17 на первые полученные 10 рублей купил два рисунка Бориса Григорьева. Папа сдался и из ящика от консервов сделал книжную полку. В 18 Зильберштейн со своей "коллекцией" переезжает в Ленинград, входит в круг пушкинистов, начинает печататься. С этого момента его дар собирателя концентрируется на трех объектах: на людях, на произведениях искусства и на документах. 

Из страсти к искусству выросла его знаменитая коллекция, ставшая основой для Музея личных коллекций ГМИИ. Из страсти к документам — "Литнаследство". Из умения находить людей сложилась идеальная схема взаимодействия с властью — сложнейшая система покровителей, которой он прикрывал свое главное детище. В 1931-м он пришел к Михаилу Кольцову и уговорил его издавать под крышей издательства "Жургаз" литературно-исторический журнал. Неприятности начались с первого же номера. Рассказывает глава сегодняшнего "Литнаследства" Александр Галушкин: "Из большей части тиража по решению ЦК ВКП(б) была выдрана публикация по истории раннего марксизма в России. Еще через несколько номеров были опубликованы малоизвестные выступления Ленина по газетным отчетам 1917-1919 годов. Газеты были эсеровские — номер изъяли, а в решении ЦК было рекомендовано "Литнаследству" заниматься своим делом — то есть литературой". 

Изъятий, запретов, замен будет еще много. Зильберштейн маневрировал, хитрил, исхитрялся. Ходил по начальству — не помогала Академия наук, шел в ЦК КПСС. Иногда пробить не удавалось совсем (канули идеи ахматовского, цветаевского, замятинского томов), иногда начальники тянули (тридцать лет мариновались блоковские тома), иногда разражались дикие скандалы (из-за публикации писем Маяковского к Лиле Брик сестра поэта писала кляузы в ЦК). Зильберштейн выворачивался. Сам не сел (хотя ходил по краю), но отсидевшим Юлиану Оксману и Сергею Дурылину давал работу. 

Он не был святым, скорее — скупым рыцарем. Его страсти собирательства (а погоня за материалами для "Литнаследства", конечно, была сродни его же личному коллекционированию) хватило на то, чтобы с туберкулезом и диабетом дожить до 80 с лишним лет и ни на минуту не останавливаться. Он предпочитал ходить в неснашиваемой шинели, в 70-х его видели в костюмах, сшитых явно до войны, он был скуп, но бесконечно (и взаимно) любим женщинами. Зильберштейну многим обязаны сразу две гуманитарные науки — филология и искусствоведение. Первая сегодня отдает дань уважения — и тем, что помнит, и тем, что "Литнаследство" живо и живет, планку не снижая. 
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc-y/1803150
 


 

 

  Выпуск №42 (6342) (2011-10-26)

Литература

Литинформбюро

«...ЛИТСТУДИЯ

В Государственном литературном музее работает детская студия «Сказка выходного дня» – проект-победитель VIII Грантового конкурса музейных проектов «Меняющийся музей в меняющемся мире». В течение учебного года дети 5–11 лет ознакомятся с историей русской литературной сказки XX века. Занятия будут проводиться на основе выставок, посвящённых отечественным сказочникам: Павлу Бажову, Борису Шергину, Степану Писахову, Александру Шарову, Софье Прокофьевой, Сергею Козлову, Сергею Седову».

 

 


"Новая газета", № 109 от 30 сентября 2011 года

Учитель Тима Бертона и Норштейна

В Литературном музее открылась выставка «Конструктор мерцающих форм. Книжная графика Александра Алексеева из собрания Бориса Фридмана»

Художник Александр Алексеев (1901–1982) бежал из России сразу после революции в возрасте 20 лет. В любезном Отечестве он успел помаршировать в кадетском корпусе, повоевать в Белой армии и поучиться у Давида Бурлюка в его Уфимской школе искусств.

После некоторых странствий (весьма впечатляющих — Япония, Египет, Индия, Китай) Алексеев обосновался в Париже и вошел в команду декораторов, обслуживавших все русские театрально-зрелищные предприятия Европы. Алексеев расписывал задники и реквизит и для дягилевской антрепри¬зы, и для кабаре «Летучая мышь» Никиты Балиева, и для скоротечных антреприз Федора Комиссаржевского. Овладевая художественным ремеслом, Алексеев приобрел вкус к конструированию зрелища и навык пространственного построения драматической формы. Это и определило его судьбу. В 1933 году он впервые обратился к мультипликации, благодаря которой и обрел мировую славу. Техника игольчатого экрана, обеспечивающая эффект дрожащего плоскостного изображения (или, выражаясь более торжественно, «ожившей гравюры»), которую Алексеев выдумал и разработал, признана одним из ключевых достижений мировой анимации. Теперь Тим Бертон и Юрий Норштейн называют Алексеева своим учителем.

В Литературном музее сегодня можно видеть все фильмы Алексеева — от первого, восьмиминутного («Ночь на Лысой горе»), до последнего, сделанного в 1980 году («Три темы»), вдохновленного музыкой Мусоргского.

Другим важным сюжетом творческой биографии Алексеева стала книжная иллюстрация. Впервые он обратился к ней в 29 лет и стал наиболее плодовитым книжным графиком русской эмиграции. За долгие годы верности этому жанру Алексеев оформил «Повести Белкина», «Анну Каренину», «Слово о полку Игореве», сказки Гофмана, рассказы Эдгара По и многое другое. Венец его карьеры — первое иллюстрированное издание «Доктора Живаго». В центре нынешней выставки — цикл рисунков для библиофильского издания «Братьев Карамазовых».

Новатор и экспериментатор в анимации и книжной графике, Алексеев придерживался стандартов, сложившихся в России в XIX веке. Он предстает прежде всего внимательным и проницательным читателем текста классиков и современников. Его главный прием — обострить графическими средствами образную систему писателя, дать его яркую визуальную интерпретацию. Удивительно, что этот ученик футуристов и прочих модернистов, тщательно следует канонам школы хрестоматийных иллюстраторов гимназической программы Боклевского и Агина. Весь XX век с его книжно-дизайнерскими исканиями — от Эля Лисицкого до Фаворского — как-то оказался за пределами внимания парижанина. В свое время таким способом иллюстрирования возмущался Юрий Тынянов: зачем читать, если все уже нарисовано. Алексеева вряд ли смутил бы такой упрек. Он, судя по всему, хотел одного — с помощью рисунков продлить впечатление от великого текста. Ради этого он с радостью поступался своими пространственными идеями.

 

Юрий Арпишкин

29.09.2011

 


 

"Ведомости. Пятница", 23 сентября 2011 года, № 37 (269)

Из статьи "К Пушкину на чай":

"<...> Государственный литературный музей (ГЛМ) в октябре открывает детскую студию «Сказка выходного дня». Рисовать декорации и придумывать себе костюмы для спектаклей, вырезать персонажей для собственного театра теней и знакомиться с работами известных иллюстраторов — этим и другими делами дети будут заниматься в течение учебного года по выходным. В рамках программы пройдут выставки по сказкам Павла Бажова, Софьи Прокофьевой, Сергея Козлова. Возможно, в студию заглянет и автор сказок Сергей Седов.

По словам автора проекта Ксении Белькевич, куратора дет­ских программ ГЛМ, музей экспериментирует подобным образом уже три года. На выставке лубочных картинок, например, комиксист Хихус проводил для детей мастер-классы по рисованным историям. А посетители экспозиции, посвященной Ивану Бунину, могли с помощью нехитрых приспособлений озвучивать его стихи и отрывки прозы: имитировали свист метели, скрип телеги или перезвон колоколов. «Даже совсем маленькие дети, не имеющие никакого представления о Бунине, с удовольствием читали его стихи», — рассказывает Белькевич. По ее мнению, традиционная «молчаливая» экспозиция при нынешнем разнообразии культурных мероприятий уже не привлекает посетителей. «Придумать событие под выставку, интересно адаптировать материал — для нас сегодня это уже необходимая часть работы, — считает она. — Около 80% посетителей с детьми приходят в музеи именно на мероприятия».

Привлекать партнеров детских программ и находить актуальные формы работы, по словам Белькевич, сейчас несложно. «В последние годы наблюдается активный интерес к детской литературе, — объясняет она. — Дет­ские издательства выпускают качественные книги современных российских и зарубежных писателей, делают интересные переиздания, придумывают свои мероприятия. Книжные фестивали постоянно возникают то тут, то там и предлагают детские программы. В общем, нового мощного материала достаточно»."

 


 

Блог Василия Шумова: http://www.vasilyshumov.com/?p=2461


Открытие выставки “Темный Угол Келтона”
Василий Шумов

Во вторник 13 сентября в государственном литературном музее (Трубниковкий пер. 17) состоялся вернисаж по случаю открытия моей выставки “Темный Угол Келтона”.
Во время вернисажа я рассказал об истории создания фильма, а так же показал несколько моих последних работ видие-арта. Саундтреком к этому фильму стала моя песня “Темный Угол” с альбома Центра “Молодой на молодой”, который я ремиксировал в самых разных вариантах, а так же записал новые аудио фрагменты.
На выставке демострируется фильм, выполненный в технике animated stills в стилистике film noir. Так же представлены фото (120х80) с некоторыми персонажами из “Темного Угла Келтона”. Выставка продолжится до 1 октября.
Часы работы музея:
Вторник-суббота с 11:00 до 18:00.

В связи с открытием моей выставки, которая проходит в рамках параллельной программы Четвертой Московской биеннале современного искусства, появились публикации в изданиях “Коммерсантъ” и “Известия”

Из публикации Бориса Барабанова в Коммерсанте:
— Идея проекта полностью сформировалась во время вашей эмиграции в США или вы и раньше копали в этом направлении?

— Меня с детства привлекали низкобюджетные черно-белые фильмы с детективной интригой, то, что называется нуар. Если взять советские черно-белые фильмы про шпионов и убрать звук и идеологию, то получится film noir. Была, например, такая картина — «Дело № 306». Или «Дело Пестрых». Любвеобильных персонажей там нет, люди все мрачные — чекисты, фашисты, бандиты. Еще одна сторона проекта «Темный угол Келтона» — это исполнитель роли полицейского Пол Марко. Пол Марко снимался в трех фильмах «худшего режиссера всех времен» Эда Вуда — «План № 9 из открытого космоса», «Невеста монстра» и «Ночь упырей». Пол Марко играл там полицейского Келтона, характерной чертой которого была его трусость: он постоянно ныл и боялся. В нашем проекте Пол Марко снимался в той же одежде, что и у Эда Вуда.
Подробнее здесь: http://www.kommersant.ru/doc/1772514

Из публикации Алексея Певчева в Известиях:
— Полицейский Келтон — герой, появившийся в культовом фильме Эда Вуда «Невеста монстра» (1956). А ваш «Темный угол Келтона» — необычные приключения персонажа по имени «полицейский Келтон» в странном городском пространстве, населенном совсем уж невозможными персонажами. Словом, типичный фильм нуар — c мрачной атмосферой и героями, не поддающимися разгадке. Что необходимо посмотреть тем, кто не в теме, прежде чем приняться за ваши работы?

— Я бы посоветовал три фильма Эда Вуда, где есть персонаж-полицейский по имени Келтон, чью роль исполняет актер Пол Марко. В добавление к «Невесте монстра» это — «План 9 из открытого космоса» и «Ночь упырей». Также рекомендую фильм Тома Бартона «Эд Вуд» с Джонни Деппом в главной роли. Кстати, любопытно, что сам Пол Марко в разговорах со мной называл три фильма Эда Вуда с его участием «Трилогией Келтона».

— История вашего знакомства с Полом Марко, обитавшим в доме престарелых актеров Голливуда, сама по себе напоминает фильм в жанре нуар. Что вас поразило в его личности и работе с ним?

— Поразило, что в душе он был очень молод, хотя его тело и организм были подизношены. У него не самый простой характер в работе и общении. Возможно, из-за характера Тим Бартон и лишил Марко эпизодической роли в «Эде Вуде», так как Марко его достал разными запросами и закидонами. Он не был актером в традиционном смысле и кроме Келтона ничего больше не создал. При этом ходил по Лос-Анджелесу в форме и образе Келтона. Назовем его «актером Эда Вуда».
Подробнее здесь: http://izvestia.ru/news/500605

 
*Фоторепортаж о событии доступен здесь. Автор снимков - Боримир Пясецкий.
 

 

Газета "Ведомости", 01.09.2011, 163 (2929)

Хоровод русских теней
Выставка «Конструктор мерцающих форм» представляет Александра Алексеева, художника незаурядно талантливого и восхитительно изобретательного

Ольга Кабанова

Лучшие вещи Александр Алексеев создал в молодости, в конце 20-х — 30-х годах прошлого века. Не то чтобы следующие за иллюстрациями к «Братьям Карамазовым» листы были слабее, но его личные художнические качества — почерк, взгляд, композиционные приемы — со временем почти не менялись. Зато Алексеев всю жизнь экспериментировал с техникой.

Конечно, книга, которую он иллюстрировал, задавала тон — и изящные, с налетом жеманного ар деко цветные литографии к «Путешествию в страну искусстводелов» Андре Моруа отличаются от солнечных, заметно стилизованных под скифские рельефы графических композиций «Слова о полку Игореве». Но не настолько, чтобы не узнать автора. Конечно, сказки что Гофмана, что Андерсена иллюстрированы им волшебно, но в искусстве достаточно чудесных иллюстраций к сказкам.

Удивителен и уникален Алексеев в работе с русскими книгами. Герои и обстоятельства романа Достоевского, «Повестей Белкина» и гоголевского «Носа» писаны, точнее, напечатаны у него одной краской — черной. А лица персонажей, даже душевно прекрасных, грубы и глумливы.

Как ни мастерски работал Алексеев с цветной гравюрой, но бескомпромиссная черно-белая реальность, мир борьбы света с тьмой, возможность достижения иллюзии глубины на плоскости (листа или экрана), похоже, занимали его больше, чем гармонии цветов и психологические нюансы.

Техники, которые он выбирал для иллюстрирования русских книг (традиционная ли литография или изобретенная им по принципу «игольчатой» анимации), всегда темные, пятнистые, расплывчатые. Одна из последних работ Алексеева — пастернаковский «Доктор Живаго». И здесь его мрачная черная графика вступила в противоречие с чувственной, на полутонах, прозой поэта. Впрочем, у эмигранта первой волны были свои впечатления от до- и послереволюционной жизни.

Алексеев, не забытый западным арт-миром, вернулся на родину как автор уникального метода анимации, но после этой выставки в Литературном музее, где основное не фильмы, а книги из собрания Бориса Фридмана, ясно, что опыты с иголками — только факт биографии сильного русского художника.
 


 

Газета "Труд", № 149, 31 Августа 2011г.

Иглы на страже анимации
Елена Широян

В Литературном музее в Трубниковском переулке в рамках V Фестиваля коллекций современного искусства ГЦСИ открылась выставка «Конструктор мерцающих форм

Книжная графика Александра Алексеева из собрания Бориса Фридмана». О работах мастера, которого Тим Бертон считает своим учителем, рассказывает «Труд».

В частных коллекциях порой таятся редкие сокровища, вновь убеждает нас Фестиваль коллекций современного искусства. В пятый раз он проходит в Москве под эгидой ГЦСИ, захватив и Литературный музей. Здесь знакомят с неизвестными в России работами Александра Алексеева — одного из русских эмигрантов первой волны. И жизнь его, и творчество служат примером неукротимого стремления к свободе. Это выразилось и в решении покинуть родину в 19 лет, и в готовности к экспериментам, и в особой вольной манере иллюстрировать классику и современную литературу. Именно книжная графика Алексеева из собрания московского коллекционера Бориса Фридмана показана в «Доме Ильи Остроухова» на выставке «Конструктор мерцающих форм».

Юность Александра Алексеевича Алексеева (1901–1982), кажется, не предвещала такой судьбы: прежде всего он знаменит в Европе и США как автор анимационных фильмов, чье влияние испытали Юрий Норштейн и Стен Брекидж. Своим учителем мастера считает Тим Бертон, а Норманн Макларен еще в 1960-70-х годах снял фильмы об Алексееве и его изобретении — игольчатом экране. Это моделируемая поверхность, состоящая из множества подвижных игл: на первом экране их было 500 тысяч, на втором — миллион. Иглы выдвигаются или втягиваются, в результате на рельефной поверхности возникают свет и тень, формируя изображение, которое и фиксирует камера.

Нам выпал шанс оценить, как сплелись в творчестве одного мастера — а его не без оснований называют гением, — традиционная книжная графика и анимация. Создавший иллюстрации к полусотне изданий русской и зарубежной классики, к литературе своего времени, Алексеев легко переключался с книг на фильмы. Впрочем, пройденная им в юности школа предполагала такую многожанровость: среди учителей художника были Давид Бурлюк (еще в России, в Уфе, куда бывший кадет уехал после 1917 года) и Сергей Судейкин (в Париже). В 1919 году Алексеев бежал из Уфы, в Гражданскую войну служил моряком во Владивостоке, а в начале 1920 года через Японию, Китай и Египет перебрался в Англию. Уже в 1921 году он в Париже — ученик и помощник знаменитого сценографа Судейкина. Следующие пять лет Алексеев — декоратор многих парижских трупп: у Никиты Балиева в театре «Летучая мышь», в театре Жюля Ромэна Knock. Учась в академии Гранд-Шомьер, он оформляет постановки Жоржа Питоева, Федора Комиссаржевского, спектакли «Русского балета» Сергея Дягилева. Сценография зажгла в нем увлечение гравюрой, привела к книжной иллюстрации, а затем — в кино. И с 1926 года он оформляет в Париже книги Пушкина, Достоевского, Гоголя, Эдгара По, Гофмана и Бодлера — не столько иллюстрируя, сколько предлагая собственное видение литературного источника.

Свое уникальное изобретение — игольчатый экран — Александр Алексеев создал между 1929 и 1933 годами. На нем он сделал свой первый фильм «Ночь на Лысой горе» (1933) на музыку М. Мусоргского, а в дальнейшем — картину «Нос» (1963) по повести Гоголя и две ленты вновь по мотивам Мусоргского: «Картинки с выставки» (1972) и «Три темы» (1980) (все эти фильмы крутят на выставке). Сняв на игольчатом экране первый мультфильм, Алексеев применил его и для графических циклов по романам «Доктор Живаго» Пастернака (1959) и «Игрок» Достоевского (1967). В чем-то эти гравюры напоминают раскадровку, их образы заряжены почти киношной динамикой. Возможность разложить изображение на уйму моделируемых точек предвосхитило виртуальные методы будущих компьютерных графиков.

 


Опубликованно 30 августа, 00:05, в газете «Московские новости» № 107

Возвращенное мерцание
Графика Александра Алексеева в Литературном музее

Андрей Райкин

Литературный музей в Трубниковском переулке открывает выставку иллюстратора и мультипликатора, известного в Европе и США как «русский Гюстав Доре». В пяти комнатах на первом этаже разместилось более ста уникальных гравюр русского эмигранта Александра Алексеева из собрания Бориса Фридмана, а также первый анимационный фильм в авторской технике игольчатого экрана.

На витрине в центре зала — закрытая книга, а по стенам вокруг нее — та же книга в разрозненном виде, страница за страницей. Изысканное оформление текста и картинки, которые сложно назвать иллюстрацией, — именно так выглядит настоящая livre d’artiste, книга художника. «Такая книга выходит ограниченной серией (например, 50 экземпляров) и обычно не переплетается, — объясняет столь же «одержимый» коллекционер авторской книги, гость выставки Рене Герра. — Во Франции имя Алексеева известно так же хорошо, как имя Дягилева».

Дело в том, что семья Алексеевых иммигрировала во Францию еще в 1920 году, когда художнику было 19 лет. В 1925 году он получает свой первый заказ на оформление книги. С тех пор им проиллюстрировано более 50 изданий — в основном русская классика и французские современники. В эмиграции Алексеев самостоятельно изучает различные техники гравюры и в небольшой мастерской под Парижем находит свой особый художественный язык, идеально подходящий для психологической прозы и фантасмагории.

1929 годом датирован цикл из 100 литографий для французского издания «Братьев Карамазовых». Образы Достоевского будто возникают из дымки и накладываются друг на друга. При этом они невероятно объемны. Так в технике литографии автор добивается эффекта компьютерной анимации — практически 3D-изображения. «Голограмма», сделанная вручную, концептуальна и полна экспрессии. Сын избивает отца сразу семью сапогами. Самовар в окружении бесконечных стаканов можно назвать косвенной иллюстрацией — так показан финал уголовного расследования.

В другой технике, офорт с акватинтой, и в другом характере Алексеев работает над книгой Эдгара Алана По «Беседа Моноса и Уны». Здесь появляются утонченные пятна-силуэты, вспыхивающие и гаснущие, как акварель. Одинаково трепетными субстанциями становятся промышленный пейзаж и человеческое тело. Зритель наблюдает разные эффекты наложения фигуры на абстрактный пейзаж — действо с элементом механистичности. Автор уходит дальше простых формальных экспериментов. Его метод становится единственным адекватным визуальным воплощением внутренней психологической игры, заложенной в литературном произведении.

«Тот, кто хочет выразить себя и думать по-своему, должен найти собственную технику», — утверждал художник. И с успехом ее находил. С 1933 года Алексеев переходит от статичных к подвижным картинкам. В соавторстве с женой Клэр Паркер он реализует свой первый анимационный фильм «Ночь на Лысой горе» по Мусоргскому. Этот фильм сделан на игольчатом экране — изобретении Алексеева. Уникальный прибор (автор назвал его конструктором мерцающих форм) позволяет анимировать, то есть оживлять и приводить в движение гравюру.

Творчество Алексеева можно назвать мощным узлом, куда вплетается авангардистский экспериментаторский заряд начала века, особая эстетика постимпрессионизма, сюрреалистические приемы и глубокое «вчувствование» в литературный образ. В этом смысле его традиция подхвачена Юрием Норштейном и Александром Петровым — единственными проводниками творчества великого русского графика, почти неизвестного в России.

 


"Российская газета" - Федеральный выпуск №5567 (191) 30.08.2011, 00:06

На иголках
Графика Александра Алексеева в Литературном музее  

Жанна Васильева 

В рамках фестиваля "Коллекции", который проводит Государственный центр современного искусства, в Литературном музее показывают книжную графику блистательного русского аниматора Александра Алексеева из собрания Бориса Фридмана.

Здесь же можно увидеть и пять анимационных фильмов: от 8-минутной "Ночи на Лысой горе" (1933), над которой Алексеев работал почти два года, до прощальной 6-минутной ленты "Три темы" (1980), законченной незадолго до смерти. К выставке издательство "Вита Нова" выпустило расширенный каталог "Конструктор мерцающих форм" в сопровождении DVD с документальным фильмом о художнике.

Фильмы Александра Алексеева, которого Тим Бёртон называет своим учителем и который известен как изобретатель одной из самых оригинальных мультипликационных техник - "игольчатого экрана", в России впервые показал в середине 1990-х Наум Клейман в Музее кино. А сегодня в Литературном музее можно оценить масштаб сделанного Алексеевым в книжной графике. Среди книг, к которым он создал гравюры, литографии, офорты, - практически весь золотой фонд русской классики. От "Повестей Белкина" до "Братьев Карамазовых" и "Анны Карениной", от "Слова о Полку Игореве" до "Доктора Живаго"... Плюс он иллюстрировал сказки Гофмана и Андерсена, новеллы По, произведения Андре Моруа, Жана Жироду, Леона-Поля Фарга... В общей сложности во Франции вышло около 50 библиофильских изданий с графикой Алексеева. Больше, чем у любого другого русского художника в Париже.

Но дело, конечно, не в количестве. Для Алексеева, похоже, границы между разными искусствами были не принципиальны. По крайней мере, игольчатый экран он использовал для создания иллюстраций к "Доктору Живаго", а "Ночь на Лысой горе" называл "ожившей гравюрой". Не говоря уж о том, что три из пяти его фильмов вдохновлены музыкой Мусоргского. Этот "серфинг" между разными медиа - музыкой, кинематографом, гравюрой, литературой - потребовал от художника выработки собственной техники.

"Существует связь между техническим приемом и творческой манерой индивида. И тот, кто хочет выразить себя и думать по-своему, должен найти для себя свою собственную технику", - написал он в 1929. Алексеев нашел... иголку. Иголка - это боль укола и точность стежка, это защита от нападения и способ соединения кусков в единую плоть одежды - "вторую кожу". Впрочем, сам он сравнивал игольчатый экран с барельефом. Эта техника была настолько связана с личным способом высказывания, что художник отказался от предложения использовать ее для создания рекламных роликов. Тем показательнее, что для работы над романом Пастернака он выбрал именно ее.

Художник признался однажды, что после чтения "Доктора Живаго" чувствует так, словно нашел старшего брата. Алексеев покинул Россию в 20 лет, устроившись то ли матросом, то ли кочегаром на последний пароход, уходящий из Владивостока в Египет. За спиной остался кадетский корпус, сгинувшие в лихолетье два старших брата, мать, оставшаяся одна в Петрограде, и уроки живописи в Школе искусств у Давида Бурлюка в Уфе... Бурлюк и дал Александру рекомендательное письмо к Судейкину в Париж, когда стало ясно, что молодому человеку оставаться в стране смертельно опасно. С этим письмом он и явился к Судейкину: буквально с корабля на бал. Вместе с Судейкиным он участвует в оформлении Дягилевских балетов, спектаклей "Летучей мыши" и театра Питоева...

Казалось, что Алексеев, в совершенстве владевший французским, английским, немецким, органично и легко вошел в культурную среду чужой страны. Он дружил с Андре Мальро, Филиппом Супо, переводчиком на французский "Слова о полку Игореве". В начале 1950-х он становится членом Французской киноакадемии. Тогда же получает дипломы за свои фильмы на Венецианской биеннале. Но легкость эта была обманчива. Его дочь Светлана Алексеева-Рокуэлл вспоминает, что, когда они в 1940 году уехали из оккупированной Франции в США, отец сказал ей: "Скучаешь по Парижу? Ну, тогда возьми лист бумаги и нарисуй дом на нашей улице". Только тогда она поняла, почему отец проводил часы за рисованием в мельчайших подробностях той части Петербурга, где он вырос. Его фильмы и гравюры стали его личным способом невозможного путешествия на родину. Серфингом во времени через границы и страны, для которого он сконструировал свой ковер-самолет - колючий экран, воплощение боли и прорыва за границы реальности. 

 


Газета "Коммерсантъ", №160 (4701), 30.08.2011

Бой с тенями
Александр Алексеев в Литературном музее

Выставка графика

В Литературном музее в Трубниковском переулке в рамках V Фестиваля коллекций современного искусства ГЦСИ открылась выставка "Конструктор мерцающих форм. Книжная графика Александра Алексеева из собрания Бориса Фридмана". Вторая выставка выдающегося художника, мультипликатора и иллюстратора в Москве (первая состоялась в 1995-м в Музее кино) приурочена к 110-летию со дня его рождения. Рассказывает АННА ТОЛСТОВА.

Знаменитый французский художник Alexandre Alexeieff (1901-1982) подобно многим "русским парижанам" начал возвращаться на родину в перестроечные годы. Вначале как пионер экспериментальной анимации, изобретатель игольчатого экрана, с которого сходили завораживающие, похожие на оживший офорт фильмы-гротески — иллюстрации к любимой им русской классике, к Гоголю ("Нос") и Мусоргскому ("Ночь на Лысой горе", "Картинки с выставки", "Три темы"). И в этом амплуа он, произведший огромное впечатление на таких разных мастеров анимации, как Норман Макларен, Тим Бертон и Юрий Норштейн, более известен в мире. В качестве художника книги — с камерными выставками графики — Алексеев пришел чуть позже, и, возможно, поэтому его иллюстрации сейчас воспринимаются как неосуществленные фильмы. Сам же он свои анимационные картины звал "оживленной гравюрой" и запатентованный в начале 1930-х игольчатый экран, каждый кадр на котором получался в результате ювелирно-кропотливой работы с пятьюстами тысячами булавок, дававших разные линии-тени в зависимости от длины и угла освещения, воспринимал как род офортной доски. Выставка, сделанная стараниями Бориса Фридмана, обладателя крупнейшей в России коллекции livre d`artiste, в которую входит и одно из самых больших собраний алексеевских иллюстраций и книг, сводит воедино обе ипостаси художника. Один зал отдан его фильмам, остальные — книжной графике, издано нечто вроде каталога-резонне со статьями кино- и искусствоведов, славистов, эссе Юрия Норштейна, воспоминаниями Михаила Шемякина и приложением нового фильма о художнике "Сны об Альфеони" Владимира Непевного. Можно сказать, к 110-му юбилею Александр Алексеев вернулся окончательно.

Центром выставки стал зал с литографиями к "Братьям Карамазовым", выпущенным легендарным парижским издательством "Плеяда" в 1929 году и принесшим молодому художнику, ученику и подмастерью Сергея Судейкина, начинающему иллюстратору и начинающему сценографу, работавшему с Сергеем Дягилевым, Жоржем Питоевым и Федором Комиссаржевским, славу. Статистика утверждает, что в "русском Париже" Алексеев прочно удерживал первенство по числу проиллюстрированных им библиофильских изданий. Глядя на мрачные дымчатые листы "Братьев Карамазовых", по которым мечутся, будто в дурном сне, полоумные и одержимые герои, доходящие во всем — в страсти и ярости, в разврате и пьянстве, в азарте и смирении — до самой сути, понимаешь, что недаром именно Алексеев стал в глазах французов патентованным знатоком загадочной русской души. За плечами 28-летнего иллюстратора Достоевского был богатый жизненный опыт и драматическая семейная история.


Отец, военный атташе, полиглот, владевший 37 языками, таинственным образом погиб во время служебной командировки в Баден-Бадене, старший брат, заразившийся от любовницы-актрисы сифилисом, не снес позора и покончил с собой, младший — пропал где-то в Грузии в пору революции. Алексеев, родившийся в Казани, проведший раннее детство в Константинополе, осиротевший в пять лет и после воспитывавшийся в Первом кадетском морском корпусе в Петербурге, от революции бежал к дяде в Уфу — там, в школе искусств Давида Бурлюка, получил первые уроки и рекомендательное письмо к Сергею Судейкину. В Париж добирался два года — через Владивосток, Японию, Китай, Индию и Египет. Вот сотни рук обыскивают Митю Карамазова, вот сотни ног пинают Карамазова-старшего — кажется, все это прожито и прочувствовано лично, на собственной шкуре.

Впрочем, не стоит впадать в наивный биографизм: он был чуток к чужому тексту, бережно вчитываясь в каждую строку Пушкина, Гоголя, Достоевского, Пастернака — именно Алексеев первым проиллюстрировал "Доктора Живаго", в 1959-м, с помощью игольчатого экрана. Борис Фридман считает графику Александра Алексеева промежуточным звеном между книгой художника и иллюстрацией: в отличие от Пикассо, Матисса и прочих мэтров livre d`artiste, он внимателен к литературному источнику, но кинематографической тотальностью перевода слова в изображение превосходит любого иллюстратора. При этом трудно не заметить, что из всей русской литературы он с особым удовольствием выбирает словно бы один текст с одной характерной интонацией: "Пиковая дама", "Записки сумасшедшего", "Записки из подполья", "Игрок". Андерсен, Гофман, Эдгар По — в алексеевском исполнении они невольно становятся частью этой гоголевско-достоевской фантасмагории. Даже столь разные техники, как офорт, акватинта, ксилография и литография, под его рукой становятся похожими друг на друга, превращаясь в одно идеальное средство для экспрессионистского рассказа об этой вселенской бесовщине. Конечно, в Литературном музее Алексеев показан во всем многообразии: вот беззаботное ар-деко в иллюстрациях к "Путешествиям в страну искусстводелов" его друга Андре Моруа, вот блестящие "скифские" стилизации в "Слове о полку Игореве", переведенном на французский другим его другом, Филиппом Супо. Но от выставки в целом остается стойкое послевкусие: Александр Алексеев — это сумрачный, полный гротескных теней и призраков мир вечной русской карамазовщины. 


 

Сюжет телеканала "Вести-24" об открытии выставки графики Александра Алексеева смотрите по ссылке: http://www.vesti.ru/only_video.html?vid=357437

Текст репортажа вы можете прочитать здесь.


 

Изо на телеканале "Культура"

10:20 25.08.11 В столице открывается выставка работ графика и книжного иллюстратора Александра Алексеева

«Конструктор мерцающих форм», изобретатель игольчатого экрана, Гюстав Доре XX века - Александр Алексеев - новатор в книжной графике и анимации. Самоучка, обогативший арсенал техник гравюры, Алексеев стал одним из самых тонких интерпретаторов русской литературы в искусстве книжной иллюстрации. Впрочем, все, кто хоть раз видели его работы, отказываются считать их иллюстрацией. Сегодня в Литературном музее открывается выставка работ Алексеева из коллекции Бориса Фридмана. Рассказывают «Новости культуры».
На кадрах из документального фильма «Сны об Альфиони» Александр Алексеев с собственным изобретением: «игольчатый экран» - конструктор мерцающих форм - орган, позволивший ему анимировать гравюру, сделать фильмы, которыми восхищались Орсон Уэллс и Норманн Макларен. Истинный авангардист, Александр Алексеев верил: искусство – это новое, а «тот, кто хочет выразить себя и думать по-своему, должен найти собственную технику». И он каждый раз находил.
«Его современники не любили его, кстати: все, что он делал, было слишком технически необычно», – рассказывает коллекционер Борис Фридман.
Борис Фридман, увлеченный собиратель и исследователь «книги художника», мимо графики Алексеева пройти не мог.
«Из художников русской эмиграции – самое большое количество иллюстрированных библиофильских книг принадлежит ему», – говорит коллекционер.
Безвестный русский, известный француз – Россию Алексеев покинул двадцатилетним. В художника начал превращаться рядом с Судейкиным – помогал ему оформлять спектакли Питоева, Федора Комиссаржевского, дягилевских сезонов. Свой первый книжный заказ получил в 25-м. За всю жизнь оформил 50 книг. Первый иллюстратор «Доктора Живаго», тонкий интерпретатор Гоголя, Толстого и Достоевского.
«Я впервые столкнулась с настолько не иллюстратором, он в своих офортах передает состояния-переживания», – говорит куратор выставки Наталья Реброва.
Когда в руки Натальи Ребровой попали эти листы, она, сотрудник Литературного музея, сделавший не одну «книжную» выставку, была поражена – драматизм деталей, динамика образов. Из сотни оттисков к «Братьям Карамазовым» выбирать пятьдесят было мукой. Каждый - непроходной.
И графика, и анимация Александра Алексеева узнаются по пуантилистской, зернистой фактуре, светотеневому мареву, рождающему образы, будто из сновидений. Но всегда конгениальный книге, за которую брался, настоящий мастер синтетического искусства, он мог быть и совсем другим. Вот редкая для него – эксперимент в цвете – графика к «Слову о полку Игореве»: заставки, буквицы, и снова даже специалисту понять, как это сделано – нелегко.

От гравюры Александр Алексеев постепенно перешел к анимированной гравюре, от книги к фильму. Его фильмы – камень основания традиции, подхваченной Юрием Норштейном и Александром Петровым - классика светотеневой анимации.
Первооткрыватель, и на экране, и на книжной странице, Алексеев еще только начинает свое возвращение в Россию. Выставка его графики в Литературном музее, издание каталога резоне – из первых шагов на этом пути. 

Видеосюжет доступен по ссылке: http://www.tvkultura.ru/video.html?id=283306 

 



www.lgz.ru/article/16850/



По морям, по волнам
ЛИТВЕРНИСАЖ


В выставочном зале «Пакгауз» Музея Мирового океана в Калининграде открылась выставка Государственного Литературного музея «Морской роман».
Море всегда привлекало внимание художников. Присущий морской стихии драматизм давал богатый материал для поэтов, живописцев, музыкантов. Сложная, энергичная и таинственная жизнь моря насыщена самыми невероятными сюжетами – героическими, приключенческими, фантастическими.
Совместная выставка Государственного Литературного музея и Музея Мирового океана «Морской роман» обращена к тематическому и образному богатству отечественной маринистики – литературной и изобразительной. «Морской роман» – это не только литературный жанр, давший имя популярной серии Калинин¬градского книжного издательства, выходившей в 1960–1980-е, это ещё и тип отношений человека, художника с морской стихией. Именно об этом в первую очередь рассказывают экспонаты выставки. Перелистывая страницы русской литературы – от XVIII века до наших дней, разглядывая работы выдающихся отечественных художников, всматриваясь в лица прозаиков и поэтов, слушая их голоса, посетители создают свой «морской роман», изобилующий героями и событиями, чувствами и мыслями.
В структуре выставки лежит тематический принцип. Её материалы сгруппированы вокруг нескольких больших сюжетов: «Поэзия моря», «Становление русского флота в Петровскую эпоху», «Героические страницы военно-морской истории России», «Трудовые будни рыбаков», «Романтика моря», «Открытие новых миров: писатели-моряки и писатели-путешественники», «Благотворная стихия: писатели на отдыхе и лечении». В основе – музейные предметы из фондов ГЛМ: оригинальная и печатная графика XVIII–XX вв., редкие книжные издания и лубки, фотографии, рукописи, личные вещи писателей. Литературную часть экспозиции поддерживает и уточняет коллекция типологических предметов из собрания Музея Мирового океана.
Среди предоставленных Государственным Литературным музеем экспонатов следует особо выделить редкие и уникальные книги: «Регламент об управлении Адмиралтейства и верфи», составленный по распоряжению Петра I и изданный в 1722 г., «Устав морской Его Величества Петра Великого императора» (1785), первоиздания произведений А.А. Бестужева-Марлинского, Н. Бестужева, А. Шишкова, В. Даля, И. Гончарова, К. Станюковича, А. Ахматовой, А. Платонова, В. Катаева, Г. Владимова, книги с автографами А. Грина, А. Новикова-Прибоя, В. Вишневского, Л. Соболева, В. Аксёнова. Большую художественную ценность представляют собой гравюры XVIII века, выполненные А.Ф. и И.Ф. Зубовыми, П. Пикартом, красочные литографии с полотен И.К. Айвазовского и А.П. Боголюбова, акварели М.А. Волошина, оригиналы иллюстраций Г.Г. Нисского к роману А. Новикова-Прибоя «Цусима». Интерес вызовут редкие фотографии: групповой снимок офицерского состава экипажа знаменитого фрегата «Паллада», на котором можно отыскать И. Гончарова, малоизвестные фотопортреты Д. Григоровича, К. Станюковича, Д. Мордовцева, Б. Лавренёва, В. Вишневского, К. Симонова, К. Паустовского, В. Каверина, А. Крона, В. Конецкого, К. Бадигина, «пляжные» снимки В. Маяковского и Л. Брик, С. Есенина, А. Белого, М. Цветаевой, А.Н. Толстого.
Посетители выставки имеют счастливую возможность услышать голоса И. Бунина, А. Ахматовой, В. Маяковского, А. Новикова-Прибоя, В. Луговского, Н. Тихонова, И. Сельвинского, Б. Слуцкого, С. Маршака, Б. Ахмадулиной, Н. Рубцова, И. Бродского, Б. Чичибабина и др.
Большинство экспонатов демонстрируются широкой публике впервые.
Выставка продлится до 15 октября.
Павел ФОКИН

Статья опубликована:
№31 (6333) (2011-08-03)

 



www.radiomayak.ru/tvp.html

По ссылке Вы можете послушать эфир радио "Маяк", в котором прозвучал анонс запуска проекта "Сказка выходного дня" - победителя VIII грантового конкурса "Меняющийся музей в меняющемся мире" благотворительного фонда В.Потанина. Гостями студии были Ксения Белькевич - сотрудник государственного литературного музея, автор проекта "Сказка выходного дня", и Наталья Самойленко, руководитель программы "Меняющийся музей в меняющемся мире", заместитель генерального директора благотворительного фонда В.Потанина.

 


 

Сюжет китайского информационного агентства Синьхуа Ван Пин о выставке «Русские народные картинки, сказки и забавные листы. Из собрания ГЛМ»

Видеорепортаж можно увидеть по ссылке: http://news.xinhuanet.com/video/2011-05/19/c_121435937.htm с 17:05 до 17:29.

Кроме того, доступен текст (на китайском) и фоторепортаж.

 


 
 

 

 Как появилось на Руси первое средство массовой информации? Об этом рассказывает экспозиция «Русские народные картинки, сказки и забавные листы» в Государственном литературном музее. Кто такие Бова-Королевич и Кот Казанский, почему Яга-Баба на свинье едет, а по улицам слона водят – об этом можно узнать на выставке. А для юных посетителей сотрудники музея проведут лекции и мастер-классы по истории древнерусского комикса. Рассказывают«Новости культуры».

Это искусство начиналось в XVII веке с религиозной тематики. Аналоги таких картинок разносили по городам странствующие торговцы. Они были весьма недороги, доступны даже крепостным. Как утверждает хранитель фонда лубка Нателла Топурия, лубок можно сравнить с современным комиксом – то же соединение лаконичного текста и «читающегося» изображения». Что, в течение долгого времени, позволяло лубку играть и роль «средства массовой информации».
«Самый ранний лубок делался сначала на доске, потом печатался на бумаге. Позже появляется медная доска. В середине XIX века на смену ему приходит литография. Как раз все эти этапы здесь представлены», - говорит Нателла Топурия.
Похожие изображения были довольно популярны и в соседних Польше и Финляндии. Но там они «рассказывали» о народных обычаях. Темы русского лубка не настолько «нейтральны».
Этот лубок XVII века – одна из первых художественных политических сатир на Руси. Здесь «мыши кота погребают». Мыши – это народ, недовольный реформами царя Петра Первого, в частности, введенной им табели о рангах. Именно поэтому, каждый из грызунов, тащащих на себе кота-царя, пронумерован.
Другой популярный лубок того времени – «Баба Яга на Кота идет». Баба Яга здесь – Императрица Екатерина Великая. С одним уточнением – не в качестве «злой ведьмы», как привыкли полагать наши современники, а в образе всеведущей и всемогущей силы. Позднее, деревянные комиксы на Руси служили иллюстрациями к песням и басням. Сегодня лучшее из 11 тысяч лубков – а это самая внушительная в мире коллекция – представлено широкой публике. Причем всех возрастов – экспонаты специально разместили на уровне детского роста.
 
Новости культуры

  


 

Изо на телеканале "Культура"

11:17 18.05.11 Портретная галерея Ивана Пархоменко в Литературном музее

Русский художник Иван Пархоменко считал для себя очень важным создать портретную галерею русских писателей. Причем так, чтобы без всяких художественных изысков показать того или иного человека именно таким, каким он был в жизни. Бунин и Чуковский. Блок и Толстой… В Литературном музее открылась выставка где представлены около 70 работ из той уникальной портретной галереи. Рассказывают «Новости культуры».

www.tvkultura.ru/video.html

Более четырех десятилетий портреты хранились в запасниках литературного музея. К этой выставке полотна отреставрировали – труд занял почти шесть лет. В мастерской Ивана Пархоменко побывали литераторы самых разных эстетических и политических взглядов. После революции мастеру пришлось следовать принципиально иной концепции. Иван Пархоменко стал официальным портретистом кремлевской элиты.

 


 

Выпуск №15 (6318) (2011-04-20)

 http://www.lgz.ru/article/15874/

 

 Библиоман. Книжная дюжина

«Взгляд на русскую литературу»

   Выставка к 200-летию со дня рождения В.Г. Белинского в Государственном литературном музее на Петровке, 28

Как сейчас показывать Белинского? Можно добросовестно выставить всё связанное с ним, что накопилось в богатейших фондах ГЛМ. Можно использовать принцип pro и contra. А что если попытаться говорить о нём сквозь призму самой литературы? В самом деле, любой литературной выставке присуща зеркальность: герой, его эпоха, оценки современников, а также неизбежно и наши оценки. Выставка, посвящённая критику, который постоянно работал с огромным множеством самых разных текстов, читал, анализировал, оценивал, потом менял свои мнения, отмечал сильные стороны, ругал слабые, – это даже не двойное зеркало, а целая система зеркал. Ну что же, тем интереснее!

На выставке представлены настоящие жемчужины. Как ещё назвать вещи, которых касались руки Белинского! Его письма, рукописи, книги, семейные фотографии в окружении собственных портретов, лиц единомышленников и недругов, видов мест, связанных с его биографией. Но рассматривая их, понимаешь, что это только бледные тени настоящей жизни. А сама жизнь – в служении русской литературе. Поэтому смысловым средоточием экспозиции являются замечательные иллюстрации П. Боклевского, М.Знаменского, К. Коровина, Л. Пастернака к произведениям Пушкина, Лермонтова, Гоголя, ставшими вечными спутниками Белинского. Оценки Белинского так ярки, пристрастны, ёмки, остроумны, эмоциональны, что этот критик и неудавшийся писатель, как это ни парадоксально, является сотворцом великой русской литературы.

Выставка открыта до 17июня 2011года.

 

Комментарии:

21.04.2011 02:07:03 - николай завалишин пишет: 

о культурном наследии 

Со временем осознаешь значение литературного наследия В. Г. Белинского - уже без всяких схем и догматических указаний. И скромная выставка, организованная Литературным музеем и посвященная памяти отечественного публициста и философа нач. XIX в., действительно стала культурным жестом и поступком в художественной жизни столицы. Искренне благодарю сотрудников музея за их благородный труд и верность традициям. 


 

 

Борис Жутовский «Славные словом»,
  Тэнно-Пэнт Соостер «Тэнно Art-20»

 

«Новости культуры» 

 

Человек-оркестр Борис Жутовский. Официальную биографию ему начал творить еще Никита Хрущев. В 62-м, в Манеже, молодой Жутовский пытался объяснить главе государства смысл нового искусства. Художник и мультипликатор совсем другого поколения - Тэнно-Пент Соостер. Родился в семье знаменитого мастера Юло Соостера. Минувшим вечером, в залах Государственного Литературного музея, открылись две выставки: Жутовского - «Славные словом» и Соостера – «Тэнно Art-20». Оказалось, что двух, таких разных по возрасту и манере, мастеров многое объединяет. Рассказывают «Новости культуры».

«Вы родились для того, чтобы я написал ваш портрет». После коронной фразы Бориса Жутовского еще никто не отказывался позировать. Игорь Губерман – один из героев пантеона времени, как называет серию портретов своих современников сам Борис Жутовский. Эти портреты он создает 40 лет, с начала 70-х. В его мастерской за это время побывали лучшие люди страны: Юрий Рост, Булат Окуджава, Григорий Горин, Кир Булычев, Андрей Сахаров.

«Для меня интересен ландшафт лица. Поэтому я очень редко рисую женщин. Они все хотят быть молодыми, красивыми. А мне очень интересны буераки жизни», - говорит Борис Жутовский.

Здесь есть и таланты, и жертвы, и слуги, и убийцы – но только те, которых он знал лично, рассказывает художник. Но есть и те, кого здесь… нет. Одних нарисовать не захотел, других испугался, третьих просто не успел. «Например, Володя Высоцкий. Начали рисовать, потом заговорились. А потом решили отложить на следующий день. А потом…», - вспоминает Борис Жутовский.

Эстонский художник Юло Соостер – один из тех, кого Жутовский нарисовать не успел. Зато его сын Тэнно-Пент Соостер теперь благодарит Жутовского за совместные вторники. В 60-е так называли посиделки, которые проходили по вторникам в одном из богемных московских кафе. Герои этой выставки были их завсегдатаями. Как художник, рассказывает Тэнно, он родился именно там, на этих полуподпольных «вторниках».

«Отец всегда показывал свои картины, а я между ногами, значит, ползал у этих художников и слушал все эти разговоры и все время гадал над словосочетанием "и так далее". Потому как для меня оно выстроилось в одно слово… так было интересно, и вдруг какое-то "итакдалее". Кто это такая "итакдалие"?», - рассказывает Борис Жутовский.

Сегодня Тэнно живет в Израиле, работает художником-мультипликатором, а в свободное время рисует насекомых, чье изображение наглядно демонстрирует: или съешь ты, или съедят тебя. Бориса Жутовского, после разгромной выставки в Манеже в 62-м, в которой, кстати, принимал участие и Юло Соостер, съесть не смогли. Он никогда не считал себя инакомыслящим и всегда занимался искусством не для зрителя, а для себя. Даже когда по просьбе известной столичной газеты согласился выступить как художник на громком судебном процессе. Теперь его участники - тоже в пантеоне времени Бориса Жутовского.

http://www.tvkultura.ru/news.html?id=639010&cid=178

 


  

В прямом эфире на радио Культура



В программе «Действующие лица» старший научный сотрудник Государственного литературного музея, куратор выставки к 200-летию В. Г. Белинского Генриэтта Львовна Медынцева.

Тема: выставка к 200-летию В.Г. Белинского, планы музея в 2011 году

Ведущие - Владислав Борецкий и Виктория Луценко



Прослушать запись программы Вы можете перейдя по ссылке:

http://www.cultradio.ru/doc.html?id=384918&cid=46
 


 

«Взгляд на русскую литературу»
Выставка к 200-летию со дня рождения В.Г. Белинского

 "Российская газета" - Федеральный выпуск №5445 (69) 

Критик номер один

В июне этого года будет отмечаться 200-летие великого русского критика Виссариона Григорьевича Белинского. Значение этой даты переоценить невозможно. Для критики Белинский такая же величина, как Ломоносов для российской науки. И знаменательно, что в этом году мы отмечаем также 300-летие Михаила Ломоносова. Видимо, люди подобного масштаба рождаются раз в сто лет. Сто лет необходимы природе и обществу для отдыха.
Дело не только в том, что Белинский заложил основы русской критики и стал бессменным Критиком N1 в России. Гораздо важнее то, что именно он стоял у истоков того "литературоцентризма", которым почти 200 лет отличалась русская культура, где литература не отражала общественный процесс, а шла в его авангарде. Сегодня ситуация изменилась, и литература в России стала просто литературой. Но забывать свою историю мы не имеем права.
Выставка называется "Взгляд на русскую литературу". Ее экспозиция как бы воссоздает смоделированную картину русской литературы и показывает Белинского как центральную фигуру, собравшую вокруг себя российскую интеллигенцию, "людей сороковых годов".
Это своеобразный конспект уникальной эпохи в русской литературе, на которую приходится творчество классиков трех поколений: старшего - в лице Пушкина; поколения Лермонтова, Гоголя и Белинского; и, наконец, на тот момент молодых авторов - Тургенева, Достоевского, Некрасова, Гончарова, Герцена. Не забыты и коллеги Белинского - как союзники, так и антагонисты в критике (Полевой и Надеждин - с одной стороны и Греч, Булгарин, Сенковский - с другой), а также друзья-единомышленники - Станкевич, Бакунин, Грановский, Боткин и Анненков.


Именно Белинский стоял у истоков того "литературоцентризма", которым почти 200 лет отличалась русская культура, где литература шла в авангарде общественного процесса
Выставка построена на излюбленных литературных образах Белинского - героях Пушкина, Грибоедова, Лермонтова, Гоголя, Тургенева и Достоевского в иллюстрациях выдающихся художников XIX-XX вв.: Соколова, Боклевского, Коровина, Кустодиева, Каразина, Григорьева, Пастернака, Кузьмина.
На экспозиции представлены первые публикации, отдельные издания статей Белинского разных лет. Есть и ряд работ о нем самом, а также графические портреты его знакомых - писателей и критиков. Показаны места, связанные с биографией Белинского, - Чембар (ныне г. Белинский), Пенза, Москва, Петербург, Пятигорск, Харьков, Одесса, Дрезден и Париж.
Среди экспонатов выставки есть раритеты и мемории: два прекрасных портрета Белинского - малоизвестная акварель Боклевского и масляный этюд Астафьева, автора лучших изображений критика. Посетители смогут увидеть сохранившуюся вещь из детства критика - учебник "Руководство к механике" с дарственной надписью гимназисту Белинскому при переходе в 3-й класс. Есть и книга из его библиотеки с владельческой надписью, стихотворение Лермонтова "Из-под таинственной холодной полумаски", переписанное рукой Белинского, письма к родным и знакомым, списки письма к Гоголю, семейные фотографии.
Выставка в Государственном Литературном музее - это только начало, часть большой юбилейной программы. Вслед за ее открытием пройдут конференции в ИМЛИ и МГУ, намечена серия встреч и вечеров, посвященных современной критике и литературе. Учитывая особую любовь Белинского к театру, к юбилейным торжествам предполагается привлечь главного режиссера Российского академического молодежного театра А. В. Бородина и актеров - участников спектакля "Берег утопии".

Павел Басинский

 

http://www.rg.ru/2011/04/01/belinskiy.html


 


 

«Новости культуры» 

В Государственном Литературном музее открылась выставка, посвященная Виссариону Белинскому. В июне исполнится 200 лет со дня рождения одного из самых выдающихся критиков в русской литературе.

Открывает экспозицию портрет Белинского кисти художника Боклевского, произведение, которое не выставлялось 40 лет. Белинского писали мало, самые известные изображения принадлежат его другу, бывшему крепостному, художнику Кириллу Горбунову. С них же потом делались литографии и гравюры. Сама выставка – это своеобразная модель времени, в которое жил критик. Здесь представлены портреты прозаиков и поэтов, о которых писал Белинский, а также литературные герои, которых разбирал критик в своих статьях. Письма Белинского к Гоголю – образец эпистолярного жанра. Кстати, почерк у критика, был красивый и разборчивый. На выставке также представлены любимые города Белинского: Москва - о которой он говорил – «истинный русский город», Одесса – которую называл третьей столицей, Париж, куда ездил лечиться, и конечно, Дрезден – где Тургенев его познакомил с супругами Виардо.

«Пушкин, Грибоедов, Лермонтов, Гоголь – те писатели, вокруг которых построена эта выставка – говорит Генриетта Медынцева, старший научный сотрудник Государственного Литературного музея. – А в центре, неслучайно помещен портрет Николая Первого во время маскарада. Главный лицедей страны – это наилучшим образом иллюстрирует его характер правления».
 

http://www.tvkultura.ru/news.html?id=633410


 

«Персоны и отражения»
Борис Кочейшвили. Рисунки, графика, живопись

 Газета "Коммерсантъ", №42/П (4583) от 14 марта 2011 года.

Первая музейная ретроспектива известного семидесятника наполовину состоит из изображений литературных деятелей 1970-х и 1990-х, наполовину — из старых и новых работ, не связанных со словесностью. В фирменную меланхолию художника погрузился ВАЛЕНТИН ДЬЯКОНОВ.

70-летний уроженец подмосковной Электростали сложился как художник в эпоху упадка и разложения большого стиля советской живописи. В то время как его ровесники всячески измывались над идеологическими клише с помощью новейших разработок в области конструктивной иронии — концептуализма и поп-арта,— Кочейшвили, как и многие вполне официальные живописцы, выбрал маршрут, ведущий в прошлое. В его работах много от русского и французского символизма, Петрова-Водкина и Пюви де Шаванна. Любимым сюжетом становятся девушки на фоне пустынных вод или скал — то ли три грации, то ли ведьмы из "Макбета". В наборе аксессуаров для натюрморта фигурируют кувшины и чаша с "Троицы" Рублева. Искусство Кочейшвили — результат неспешных размышлений над узким кругом тем. Что не отменяет его выразительности, правда не столь уж очевидной с первого взгляда.


Сутью своего искусства сам Кочейшвили считает противопоставление конструктивизма и барокко. В архитектуре русского авангарда он видит начало целиком техногенное, а барокко, по его мнению, следует природе. Но любая постройка, прямоугольная или завитая, у Кочейшвили существует все в том же скудном пейзаже. Художник вдохновляется не ансамблями папского Рима или регулярными ансамблями Петербурга, а скорее отечественной Пизанской башней — полузатонувшей колокольней Николаевского собора в Калязине, одним из самых экзотических видов русской провинции.
Литературная часть выставки занимает единственный зал из трех. Набор остроумных карандашных портретов поэтов московского андерграунда в силу объективных причин выглядит как мартиролог. И дело не в том, что многие герои уже умерли ("лианозовец" Генрих Сапгир в 1999-м, первый русский минималист Всеволод Некрасов — десятью годами позже). Просто кривая, экспериментальная — в противовес информативной — словесность так и не нашла широкого читателя. В 1990-е казалось, что массовый выход из подполья поставит самых талантливых на давно приготовленные пьедесталы. Сегодня оказывается, что Кочейшвили рисовал до сих пор не прочитанных гениев. И то, что они оказались в Литературном музее еще до официальной канонизации, придает выставке невероятную авангардность. Пусть эти замечательные люди проникнут в музеи хоть в виде листочков из блокнота — и то хорошо.


В других залах показывают набор работ 1980-2000-х. Впрочем, датировки тут не важны, поскольку за долгие годы Кочейшвили менялся мало. В его палитре преобладают цвета мхов и лишайников Русского Севера, четкая графическая манера превращает каждый предмет в кусок скалы или хрусталя. Среди персонажей помимо девушек встречаются добровольные изгнанники позднего социализма — собутыльники в кухонных бдениях, бородачи с гитарами, любители природы в палатках. В этом мире слегка театрализованной праздности когда-то, по-видимому, виделся символ веры целого поколения. Сейчас фантазии Кочейшвили выглядят романтическими руинами, тоской по аутентичности и тишине. "Кажется, все будет,— гласит одно из его стихотворений.— Выставка, слава, успех, деньги. А может, все обойдется". Этика, согласно которой быть знаменитым некрасиво, до нашего времени не дожила, и даже талант Кочейшвили не сможет вернуть одухотворенного маргинала в центр общественного внимания.
 

 

http://www.kommersant.ru/Doc/1600300?isSearch=True

 


 


Вишнёвый сад А.П. Чехову
Работы художника Елены Абаренковой. Акварель

ЛИТЕРАТУРНАЯ ГАЗЕТА ОТ 16 марта 2011 года

В Государственном литературном музее открывается по-настоящему весенняя выставка «Вишнёвый сад А.П. Чехову». И вишнёвый сад здесь – не столько название известнейшего произведения русской литературы, сколько обозначение самого волнующего времени года, весенней Москвы, которую видел и ощущал Антон Павлович. Именно так считает московская художница Елена Абаренкова, акварели которой рассказывают о любви к старой Москве, весне и Чехову.
Елена Абаренкова с особым трепетом относится к своему городу, это у неё в крови. Недаром художница – правнучка В.А. Гиляровского, великого бытописателя столицы. И все её выставки связаны с Москвой, её прекрасными старинными улочками: «Аккорды Арбата», «Мелодии Басманных», «Этюд Покровского холма»… И вот теперь – «Вишнёвый сад А.П. Чехову», показывающая места и сюжеты старой Москвы, которую знало поколение Чехова и Гиляровского и которую ещё можно увидеть.

Такое название выставки родилось благодаря натюрмортам художницы. Собрание сочинений Чехова и рядом – ветка вишни – символ творчества великого писателя, символ весны. А Москва весной очень красива. Посетители увидят чеховскую Москву в это время года: Малая Никитская, домик-комод А.П. Чехова на Садовой-Кудринской, Малая Дмитровка…

Ещё одной темой выставки стали изображённые художницей герои чеховских повестей, появившиеся в театре и кино. Театр в первую очередь представлен балетом на музыку В. Гаврилина «Анюта», присутствуют герои из экранизированных рассказов Чехова: «Медведь», «Человек в футляре», «Ведьма», «Дама с собачкой»… Речь идёт о старых фильмах, которые современное поколение практически не знает. Это можно сравнить со старой Москвой, в которой люди хоть и живут, но не все её замечают. А забывать о ней нельзя, нужно помнить и рассказывать другим, чтобы дух настоящей Москвы никогда не исчезал.
Выставка работает до 20 мая


http://www.lgz.ru/article/15497/
 


 

«1-й Зачатьевский, 13. Семья Туркус»

http://www.vashdosug.ru/msk/exhibition/performance/467588

 

«Художники — Бунину»

http://www.vashdosug.ru/msk/exhibition/performance/467590

 


 

Сказка об утраченном времени

Вертеп вместо елки с подарком

  

«Делу время, а потехе час» – нам кажется, что эта пословица говорит, что потехе надо отвести только час, а на самом деле «час» – всего лишь старорусский синоним «времени». И разница между этими словами – как раз та, что пролегла между «просто» Новым годом и Старым Новым...

С завидной регулярностью страна самозабвенно погружается в эту прореху. Время останавливается, как если бы долгожданный Новый год действительно никак не мог бы наступить – а сюжет этот с упоением разыгрывается на сотнях елочных площадок. Советская власть, вполне разумно упразднив старый календарь и тем самым преодолев двухнедельную отсталость России от Европы, одновременно – по другой причине – переакцентировала смысл елок. Стирая воспоминание о «религиозной подоплеке», заряжала детский праздник идеологией ожидания, что вот-вот и наступит новое время – стоит, конечно, нам преодолеть каверзы разнообразных диверсантов, крадущих/заколдовывающих то Деда Мороза, то Снегурочку, а то и саму елку, ставшую настоящим идолом наших празднеств.

Устойчивости этого сюжета, изобретательности сценаристов можно поистине подивиться. Даже самые просвещенные елки выискивают способ соответствовать ожиданиям. В этом году время останавливалось и для героини «Аленького цветка» (новогодние балы в русской усадьбе – Музей А.С.Пушкина), и принцессы Авроры (елка в музее-усадьбе «Коломенское»), а волшебный календарь стал главным героем елки в Историческом музее.

На этом фоне любые рождественские начинания кажутся явлениями маргинальными. Например, Литературный музей проводит фестиваль вертепного театра. «Вертеп» на старославянском – «пещера»; отсюда ясно, что короб кукольного театра, в котором он разыгрывается, намекает на пещеру Рождества; короб, однако, всегда двухэтажен – под пещерой разыгрывается сюжет царя Ирода и избиения младенцев. Несмотря на усиленный ликбез, который проводят работники музея перед спектаклем, дети во многом оказываются не готовы к такому повороту событий. Хихикают при первом появлении кукол в кукольном театре – ведь куклы, это всегда там, где смешно. Поражены безысходным горем Рахили и на всякий случай спрашивают: «А она хорошая?» Поверяют увиденное своими знаниями священной истории и наверняка, придя домой, заставят родителей докопаться, «а как на самом деле было»...

В фестивале Литературного музея участвуют профессиональные театры – «Три лика», «Тараканов и Роза», «Остров». Их спектакли – результаты кропотливой работы по изучению традиции; вертеп Сергея Тараканова и Розы Гиматдиновой – реконструкция в строгом смысле слова, играется при свечах (даже в музее!) и без комедийной второй части, которой утешают зрителей младшего возраста два других театра.

 Вообще же, понятно, что вертеп при его массовой распространенности был для наших предков прежде всего явлением любительского театра. Так что для тех, у кого праздничный запал не пройдет и после Старого Нового года, с чистым сердцем можно посоветовать фестиваль школьных и семейных вертепов, который Союз театральных деятелей России проводит 14–15 января. А год спустя Литературный музей вновь позовет на свой рождественский фестиваль. Ведь вертеп – это то, что смотрят из года в год, заново и заново постигая его смысл.

 Автор статьи Наталия Якубова

НЕЗАВИСИМАЯ ГАЗЕТА

12 января 2011 года 

http://www.ng.ru/culture/2011-01-12/11_vertep.html

  

 


«Вечер с Казимирычем» в Литературном музее   
Репортаж телеканала Культура новости культуры
12 01 2011
Репортаж Ксении Егоровой

 

 В  музее Русской литературы ХХ века накануне вспоминали замечательного художника. «Вечер с Казимирычем» посвятили памяти Виталия Казимировича Стацинского. Само это имя не у каждого на слуху, хотя многие буквально «выросли» на его работах – в течение многих лет Виталий Стацинский был главным художником «главных» советских журналов для самых маленьких, «Весёлые картинки» и «Колобок». В ноябре прошлого года мастера не стало. Остались редкие книги с его иллюстрациями, авторская графика, фотоархив – всё это представлено на выставке. Рассказывают «Новости культуры» Сила сопротивления неблагоприятным обстоятельствам у Виталия Стацинского была настолько велика, что он с успехом мог бы возглавить сразу несколько протестных движений. Это видно и по линиям рисунков, и по способу шутить, и по линии судьбы самого художника, ставшего в 12 лет узником Бутырки – за хранение оружия и попытку защищать родину зимой 41-го года. В тюрьме сокамерники просили сделать наколки - тут Стацинский и получил первый художественный опыт. Дальше был Полиграфический институт и работа в детских, но и своего рода оппозиционных журналах «Веселые картинки» и «Колобок».

«Я бы сравнил его с Колобком, потому что он и от Советской власти ушел и от бабушки с дедушкой, это был человек, который всюду себя чувствовал хорошо», - говорит куратор выставки Владимир Крижевский.

Стацинский эмигрировал во Францию в 1978 году, когда издательства нашей страны стали отказывать в работе. На выставке представлены успешные французские издательские проекты Стацинского, например, книга «Колобок» для французских детей, издание «Заветных сказок» Афанасьева, «Чистый понедельник» Бунина.

«Виталий, где бы он не был, и в Париже, и здесь – в Плесе, у него был, кстати, свой дом в деревне, он везде делал одно и то же – рисовал», - вспоминает вдова художник Татьяна Зверева.

Кроме иллюстраций к книгам и детским журналам на выставку попали и эротические рисунки Стацинского, и объекты – ими художник заинтересовался к концу жизни. Хотя самый настоящий Стацинский рождается между буквами и рисунками – именно по этому сочетанию можно безошибочно отличить Стацинского от всех остальных - почти в каждой работе есть история и текст, а в каждом рисунке – миллион деталей. Потому что точность - это главное – считал лучший продолжатель традиции русского народного комикса.

 

 

 http://www.tvkultura.ru/news.html?id=557090

 

 


 

ДИАЛОГ / DIALOGUE
Русско-французские литературные связи в XX веке
(из коллекции Государственного Литературного музея)

 

http://www.vesti.ru/videos?vid=308802&cid=460

http://www.tvkultura.ru/news.html?id=515848

http://www.vashdosug.ru/exhibition/performance/463235

 

 


 

 

РАДИО РОССИИ О ГОСУДАРСТВЕННОМ ЛИТЕРАТУРНОМ  МУЗЕЕ

 

 "Музейная карта России" 

 

о  фондах  Государственного   Литературного музея


"Музейная карта России" Понедельник, четверг. 16:24
Документальный проект "Радио России", который рассказывает не столько об экспозициях провинциальных музеев, сколько о судьбах жизни людей, о том, как музей интегрирован в жизнь социума, об интересных и уникальных городах России


http://www.radiorus.ru/section.html?rid=5892

 


 

«ДАР БЕСЦЕННЫЙ»
Банк ВТБ – Государственному Литературному музею

 

 

 

http://www.vtb.ru/we/press-center/releases/66405/

http://www.vashdosug.ru/exhibition/performance/461322

http://www.rian.ru/culture/20101027/289811642.html

http://www.lgz.ru/article/14290/

 

 

 


«Чаша жизни»
В Государственном Литературном музее состоялось открытие выставки «Чаша жизни», посвященной 140-летию со дня рождения И.А. Бунина



Признанный классик, первый русский лауреат Нобелевской премии по литературе, Иван Алексеевич Бунин долгое время был обделен вниманием со стороны соотечественников. Из-за своей политической позиции, в корне противоречащей послереволюционному устройству России, писатель был «забыт» на родине, и его наследие здесь сохранилось вопреки этому обстоятельству. Во многом, поэтому создать достойную экспозицию, посвященную И.А.Бунину, было не так просто. Но сотрудникам Государственного Литературного музея это удалось. Пожалуй, более масштабной выставки поклонники И.А.Бунина еще не видели.
Подробнее о выставке «Чаша жизни» в Доме Остроухова читайте в материалах российских СМИ:

 

 

http://www.echo.msk.ru/programs/museum/

http://www.onlinedisk.ru/file/545318/
 

http://www.vesti.ru/doc.html?id=401610

http://www.vesti.ru/videos?vid=304453

http://www.tvkultura.ru/video.html?id=187784

http://www.rian.ru/photolents/20101022/287240536.html

http://www.pravda.ru/culture/culturalhistory/exhibitions/20-10-2010/1054120-bunin-0/

http://www.pravda.ru/culture/culturalhistory/exhibitions/20-10-2010/1054120-bunin-1/

http://www.afisha.ru/exhibition/63101/

http://www.vashdosug.ru/exhibition/performance/460760

http://www.pravda.ru/video/culture/153.html

 

http://www.lgz.ru/article/14596/

 



 Мария Версоцкая. Послесловие

 

 

1. Новости культуры.

http://www.tvkultura.ru/news.html?id=465494&cid=178

 

В Государственном литературном музее открылась экспозиция «Послесловие». Это первая, и, к сожалению, посмертная персональная выставка художницы Марии Версоцкой. Она закончила художественный факультет одного из лучших столичных вузов – Полиграфического института, была ученицей знаменитого книжного графика Дмитрия Бисти. Работы Марии Версоцкой высоко ценил Булат Окуджава, их собирали многие известные художники и артисты.

 

Выставку организовала художница Наталья Смолянская – лучшая подруга Марии Версоцкой. До последнего дня они были вместе. «Она очень долго и очень тяжело болела и очень мужественно боролась… Она безумно любила жизнь», говорит о подруге Смолянская.

Любила жизнь и всё, что её окружало: незначительные бытовые вещицы были ей интересней, чем нечто масштабное. С помощью деталей создавала уют и в своём доме, и в своих работах.

Мария Версоцкая шла от одной детской мечты к другой. 1986 год, дипломная работа - иллюстрации к Бабелю. Его «Одесские рассказы» она полюбила еще в детстве, а в 1990-е она ушла от книжной графики и стала делать кукол, сказочных персонажей.

В 80-е руководитель ее дипломного проекта, художник Дмитрий Бисти, ратовал за то, чтобы Бабеля издали именно с иллюстрациями Марии Версоцкой, но не сложилось.

Куратор выставки «Послесловие» Наталья Реброва говорит: «Мы показываем эту серию, совершенно завершенную, мастерски исполненную, показываем впервые. И с надеждой, что может быть сейчас будет такой толчок для выхода книги "Одесские рассказы" с иллюстрациями Марии Версоцкой».

Минимализм и чёткая линия – это так же остро, как писал Бабель. Мария Версоцкая мечтала иллюстрировать книги, но пришли 1990-е годы. «Вы знаете, это было такое время, когда все пошли продавать свою продукцию в Измайлово, кто-то расписывал доски, кто-то делал картинки. Стало трудно работать, трудно найти работу в издательствах, и Маша открыла для себя новую технику», – вспоминает Наталья Смолянская.

Иллюстрировать книги она стала по-другому: начала делать барельефных кукол на сюжеты сказок, тоже с мельчайшими деталями. Работа с куклами совпала с рождением дочери. Это отразилось на выборе тем. Такие кукольные иллюстрации Мария Версоцкая делала к «Золушке», «Принцессе на горошине».

Выставка в Литературном музее небольшая. Но это всё, что сохранила семья художницы, остальное – в частных коллекциях по всему миру.

 

 

 

2. Афиша. Телеканал "Культура"

В Москве Литературный музей представляет первую персональную выставку Марии Версоцкой,
замечательной художницы, недавно безвременно ушедшей из жизни. В экспозиции -
иллюстрации к "Одесским рассказам" Исаака Бабеля и цикл коллажей "Сценки из прошлой
жизни".

http://www.tvkultura.ru/news.html?id=465532&cid=44

 

 


 

Гоголь. Послесловие к юбилею

 

1) http://www.tvkultura.ru/news.html?id=461214&cid=178

Телеканал «Культура».

06.07.10 Гоголь глазами современных художников

Николай Васильевич Гоголь глазами современных художников. В Государственном Литературном музее открылась выставка «Гоголь. Послесловие к юбилею». В экспозиции – более полусотни авторских работ, вдохновленных наследием классика.

«Послесловие. Оно родилось из идеи того, что творчество Гоголя – оно наиболее актуально и современно из произведений всех российских писателей XIX–XX века», – рассказывает куратор выставки Василий Федякин.

Фотографии, книги, графика, инсталляции и даже арт-объекты. Так, например, мысли Гоголя «видятся» актуальным художникам, как вращающаяся книга с письмами, а душа Николая Васильевича предстает в виде рулетки. Центральный мотив выставки – гоголевская Москва. Виды старого и современного города передают атмосферу, в которой творил писатель. Специальный раздел посвящен теме дороги. Здесь можно найти и колесо из «Мертвых душ», которое доехало до Москвы, и дорожные чемоданы с теми самыми «мертвыми душами».

«Это пазл Чичикова с мертвыми душами и духами. Души превращаются в духов. А духи в бабочек, и все заканчивается на круговом движении», – говорит художник Константин Малахов.

Новости культуры

 

2) Агентство Ореанда-Новости. РИА Ореанда:

http://www.oreanda.ru/ru/news/20100707/culture/article485779/

6 июля 2010 года в Государственном литературном музее открылась выставка «Гоголь. Послесловие к юбилею».

Работы созданы художниками специально для проекта. Часть из них предварительно демонстрировалась в Центральном доме художника в рамках ежегодной Московской международной выставки-ярмарки «Книга художника». Проект охватывает творчество мастеров из разных городов России. Часть экспонатов прислана из ближнего и дальнего зарубежья, сообщает «Русский Мир».

 

3) Gogol.ru: Национальный культурный портал:

http://www.gogol.ru/literatura/novosti/v_gosudarstvennom_literaturn/

 

Выставка «Гоголь. Послесловие к юбилею» проходит в Государственном литературном музее…

Выставка продлится до 30 июля

 

4) Портал Аймобилко:

http://www.imobilco.ru/news/inner/?id=576

ГОГОЛЬ: ПОСЛЕСЛОВИЕ К ЮБИЛЕЮ

«Гоголь. Послесловие к юбилею» является неким продолжением выставок прошлого года.

Тем, кто давно не читал одно из ярчайших произведений Гоголя «Мёртвые души», имеет удивительную возможность прочитать её на одном листе формата 2,5×2,5 метра в издании Владимира Смоляра.

Государственный Литературный музей сделал все, чтобы удивить посетителей выставки. Музей за годы своего существования вырос в одно из крупнейших хранилищ культурных художественных ценностей.

6.07.10

Вера Врублевская

 

 

 



 

 

http://www.argumenti.ru/culture/2010/06/65297/

21 июня 2010, 09:34 [«Аргументы.ру»]

Он-лайн версия социально-аналитической газеты «Аргументы недели»

Сегодня, 21 июня, по всей России отмечают 100-летие со дня рождения выдающегося советского поэта, автора поэмы «Василий Теркин», Александра Твардовского.

В Государственном литературном музее открылась экспозиция «Переправа...».

 


 

 

http://www.vz.ru/news/2010/6/21/412247.html

Взгляд. Деловая газета

21 июня 2010, 16:24

В ее основе хронология жизни поэта от детских и студенческих лет до стихов последних лет.


http://www.extra-m.ru/culture/news/249090-segodnya-otmechaetsya-100-letie-so-dnya-rozhdeniya-aleksandra-tvardovskogo

Экстра М. Московская городская газета

Майя Миличь

21 июня в 11:58

На выставке представлены личные вещи Твардовского: пишущая машинка, на которой создавался «Василий Теркин», письменный прибор, пачка сигарет «Ароматные», рабочий стол Твардовского из редакции «Нового мира» и его портфель.


http://www.lgz.ru/article/12937/

Литературная газета

Выставка строится на материалах из фонда Государственного литературного музея, а также любезно предоставленных семьёй писателя, редакцией журнала «Новый мир», из собраний Е. Чуковской и семьи Телешевых.

На выставке экспонируются фотографии и графические портреты А. Твардовского и его литературного окружения. Большой интерес представляют книги с дарственными надписями и авторскими вставками. Экспонируются первые издания поэм и поэтических сборников, журнальные и газетные публикации. Рефреном через всю выставку проходят иллюстрации ко всем этапным произведениям А. Твардовского, выполненные О. Верейским.

Выставка работает с 19 июня по адресу: Трубниковский пер., 17,телефон для справок 8 (495) 695 46 18.


 

http://www.fapmc.ru/print/news/media/2010/06/item9931.html

Новости Медиа Сообщества

21 июня 2010

Основные торжества, приуроченные к юбилейной дате, проходят на родине Твардовского в Смоленской области. Москва отмечает ее творческими вечерами и выставками, в Государственном литературном музее открылась обширная экспозиция «Переправа...».

Всего же на выставке несколько десятков экспонатов. Среди них фотографии и графические портреты поэта и его литературного окружения, автографы стихотворений, а также произведения, ходившие в самиздате – поэмы «Теркин на том свете» и «По праву памяти». Большой интерес представляют книги с дарственными надписями и авторскими вставками и трогательная переписка с читателями-фронтовиками, которые увидели и узнали в Теркине самих себя.

Игорь Векслер и Николай Тертычный


 

http://www.mk.ru/culture/article/2010/06/20/511002-on-svoy-on-novyiy-mir-postroil.html

Московский Комсомолец № 25380 от 21 июня 2010 г.

Сегодня 100 лет со дня рождения Александра Твардовского

Крупнейшее из юбилейных мероприятий… фотовыставка «Переправа» в Литературном музее в Трубниковском.

 

С отцом Трифоном Гордеевичем на родном хуторе Загорье под Смоленском, 1943 год.

А.Т., художник Орест Верейский (в глубине) и старшина Василий Глотов в редакционном вагончике, где создавалась газета «Красноармейская правда». Вагончик следовал за военными действиями близ Смоленска. Рассказывает сотрудник ГЛМ Владимир Крижевский:

– Главы из “Теркина” стали появляться с 42-го года… Орест Верейский, создатель самого известного образа Теркина, сопровождал главы рисунками. А рисовал он Теркина со старшины Глотова...

С поэтом Арсением Тарковским в 1943 году. Они познакомились под Орлом, до начала Курской танковой битвы, куда А.Т. был откомандирован…

Последний день “Нового мира”. 1970 год. Последний рабочий день снятых членов редколлегии и ушедшего в отставку А.Т.


 

http://sms.cup2002.ru/afisha/2010/06/11_a_3383944.shtml

Газета.ru

Текст: Велимир Мойст

К 100-летию автора «Василия Теркина» и легендарного редактора «Нового мира» Литературный музей подготовил биографическую выставку, где в документах, фотографиях, рисунках и артефактах предстает вся жизнь Твардовского.


http://tvzvezda.ru/news/culture/content/yubiley_poeta_aleksandra_tvardovskogo_1906.html

Телеканал «Звезда»

Новости. Культура

19 июня 2010, 13:33

Юбилей поэта Александра Твардовского

А в государственном литературном музее к юбилею открыли выставку. В экспозиции – фотографии поэта, книги с его дарственными надписями, издания произведений. Из личных вещей мэтра – портфель с рукописями, пишущая машинка и письменный стол. За ним Твардовский работал, когда руководил журналом «Новый мир».


Юбилейная выставка «Реликвии чеховской коллекции» открылась в московском Доме-музее Чехова

1) «Реликвии чеховской коллекции». Фотоэкскурсия.

Сюжет: Дни Чехова в Москве

© РИА Новости. Валерий Мельников

В московском доме-музее А.П. Чехова открылась выставка, приуроченная к 150-летию писателя, – «Реликвии чеховской коллекции». Организаторы выставки собрали интересную и разностороннюю экспозицию.

«Живу в Кудрине, против 4-й гимназии, в доме Корнеева, похожем на комод. Цвет дома либеральный, т.е. красный», – писал Антон Павлович Чехов в одном из своих писем.

http://www.rian.ru/photolents/20100120/205122619.html

http://www.rian.ru/ch_mm/20100120/205122619.html


 

2) Вести.Ru

В Москве начали отмечать 150-летие Чехова

Мемориальные вещи Чехова покажут широкой публике. Даже такие личные, как его маникюрные ножницы, расческу, подтяжки и носовой платок, который был с писателем во время его последней поездки в Германию, где он и скончался.

«Здесь – любая мелочь, например, открытка об устройстве совсем незнакомого нам врача Артемьева Антоном Павловичем Чеховым – он не только был писателем, но он очень много занимался людьми и помогал им», – рассказывает директор дома-музея Чехова Галина Щеболева.

Видео.

http://www.vesti.ru/doc.html?id=336340


 

3) Юбилейная выставка «Реликвии чеховской коллекции» открылась в московском Доме-музее Чехова

Табличка над входом гласит: «Докторъ А. П. Чеховъ». Сюда приходили пациенты с 12 до 3-го дня.

В качестве изобразительного ряда музейные работники предлагают не только этюды друга Чехова – Исаака Левитана, но и родного брата юбиляра, учившегося на художника.

А где же знаменитое чеховское пенсне? А вот же оно – лежит на полочке, вместе с фотографиями, рисунками, книгами и письмами. «О доме в Кудрине я вспоминаю с особенным чувством, и эти воспоминания не бледнеют от времени», – писал Антон Павлович. И все, кто сегодня посещает Музей Чехова на Садово-Кудринской, всегда испытывают чувства восторга, благодарности и душевного подъема.

«Газета «Вечерняя Москва» №12 (25280) от 26.01.2010

Автор: Александра Маланина

http://www.vmdaily.ru/article.php?aid=90158


 

4) http://www.lgz.ru/article/11462/

Литературная газета

Реликвии к юбилею

Дом-музей А.П. Чехова в Москве демонстрирует раритеты своего обширного собрания, насчитывающего 9000 единиц хранения. Многие из 300 экспонатов выставки показаны впервые; в процессе её работы состав экспозиции будет обновляться.

Выставка продлится до 15 июля 2010 года.


 

5) http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=869&rubric_id=1002612&crubric_id=1002613&pub_id=1093235

Непридуманные истории из жизни Антона Павловича

Маргарита СОГРИНА


Фото Ирины КАЛЕДИНОЙ

«Неоконченная пьеса»

А документы, представленные музейщиками и частными собирателями, во всех отношениях уникальные. Все они подлинные, и все до единого рассказывают историю Чехова – художника, врача, великого гуманиста и просто человека спокойно – сдержанно, можно сказать, изящно, без лишнего пафоса и громких слов. На стене в первом зале представлены фотографии предков, схемы родословной Антона Павловича со стороны матери и отца в исполнении С.М. Чехова – родственника писателя. Здесь же студенческий билет Чехова, фотографии однокурсников по Московскому университету, автографы рецептов и первые публикации в журналах. «Сказки Мельпомены» – ранний сборник из шести рассказов с дарственной надписью любимой сестре Маше и дорожный сундук (из запасников Мхатовского музея), с которым писатель объехал полмира.

Раритеты из «комода»

Среди последних поступлений в коллекцию музея – псалтырь с дарственной надписью П.Е. Чехова, отца писателя, письмо Антона Павловича из Ниццы, адресованное одной из знакомых – «полтавской губернаторше». В этом письме Чехов хвалит Москву с ее особенным, неповторимым духом и европейским стилем жизни. Впервые московская публика может ознакомиться с полной серией шутливых акварелей художницы Александры Хотяинцевой – современницы и друга писателя, запечатлевшей пребывание Чехова в Ницце в 1897 году.

Личные вещи Антона Павловича, представленные на выставке, относятся к последнему периоду его жизни – пребыванию в Баденвейлере. Интересна подборка книжных и журнальных иллюстраций к произведениям Чехова, а также афиши театральных постановок его пьес, осуществленные в разных странах на протяжении столетия с лишним, – от первых прижизненных спектаклей до недавней премьеры «Дяди Вани» в Театре имени Евг. Вахтангова. Среди множества фотографий писателя с дарственными надписями встречаются настоящие редкости – серия фотоизображений знаменитой «Любимовки» – поместья К.С. Станиславского, где писался «Вишневый сад», портреты Л.Н. Толстого и А.П. Чехова в Гаспре во время болезни автора «Войны и мира», фотозарисовки дачи Суворина в Феодосии.

КОММЕНТАРИЙ

Константин БОБКОВ, генеральный директор Государственного литературно-мемориального музея-заповедника А.П. Чехова:

– Чеховский юбилей будут отмечать сразу в нескольких музеях великого писателя: в Таганроге, Ялте, Москве, у нас – в Мелихове. Мы ждем гостей не только из российских музеев, надеемся на визит немецких коллег из Баденвейлера – последнего места пребывания Чехова.

К празднованию юбилея Антона Павловича мы завершили реставрацию 8 объектов: конюшни, дома соседа писателя Вареникова, бани, людской, скотного двора, риги... В доме Вареникова, воссозданном на историческом месте по сохранившимся эскизам, откроется новая экспозиция «Чехов и театр».

Издательская программа к 150-летию классика рассчитана на несколько лет. Но мы уже подготовили и отпечатали альбом детского рисунка, посвященный чеховским сюжетам, вышла в свет книга рассказов Чехова для детей с иллюстрациями юных художников. Составлен и издан научный альманах за два последних года, в котором собраны новые и самые интересные труды литературоведов и историков, касающиеся жизни и творчества писателя. Помимо театрального фестиваля и открытия новых объектов, на территории музея пройдет научная конференция, инициированная МГУ, она так и называется: «Чехов. Взгляд из ХХI века».


 

6) Газета.ру_

ВЫСТАВКИ

На прием к доктору Чехову http://lj.gazeta.ru/ljthis-window/?docId=3313125

ТЕКСТ: Велимир Мойст

ФОТО: Дом-музей Чехова

Выглядит выставка чинно и традиционно, ее можно счесть продолжением основной экспозиции, где частично воссозданы интерьеры конца 1880-х и где тоже демонстрируются чеховские раритеты и документы. Может быть, вне этого контекста она вообще воспринималась бы довольно вяло, но энергетика самого «дома-комода» все же придает зрелищу дополнительную живость. Вряд ли, впрочем, стоит говорить об эмоциональном проникновении в «мир Чехова». Контакт с этим миром происходит лишь на познавательном уровне – что все-таки лучше, чем полное отсутствие какого-либо контакта.


 

7) В московском Доме-музее Чехова открылась юбилейная выставка

В этом доме писатель, тогда еще известный под псевдонимом Антоша Чехонте, прожил с 1886 по 1890 год.

Также в экспозиции представлены черновики рассказа «Шведская спичка» и пьесы «Три сестры». На выставке можно увидеть и другие тексты, написанные его рукой. Среди них прошение от имени неграмотной крестьянки, расписка в получении 500 рублей гонорара за рассказ «Палата № 6».

vesti.uz

http://vesti.uz/bandas//article/21150


 

8) http://www.izvestia.ru/culture/article3137416/

Человек без футляра

Дмитрий Смолев

Музейщики почти извинялись: мол, титан русской и международной культуры – и вдруг такая бытовуха. Но ведь ничто человеческое гениям не чуждо... Признаться, не очень даже понятны эти оправдательные интонации. Или автор «Вишневого сада» должен был ходить неумытым и непричесанным? Питаться акридами и медом диких пчел?

В постоянной экспозиции можно увидеть аттестат зрелости с показателями, прямо скажем, не блестящими – с единственной «пятеркой» по Закону Божьему, «четверкой» по русскому языку и «тройкой» по математике (этот «трояк» за свой предмет влепил преподаватель Эдмунд Дзержинский, отец Железного Феликса)...

 


 

9) http://www.russkiymir.ru/russkiymir/ru/news/common/news6956.html

Информационная служба фонда «Русский мир»

В московском Доме-музее А. П. Чехова представят реликвии чеховской коллекции ГЛМ

Здесь он создал первые значительные произведения: повести «Степь» и «Скучная история», пьесы «Иванов», «Леший», водевили «Медведь», «Предложение», около сотни рассказов.

На двух этажах Дома-музея воссоздано мемориальное пространство – кабинет и спальня Антона Павловича, комнаты его брата Михаила и сестры Марии. В остальных залах размещена историко-литературная экспозиция, посвящённая жизни и творчеству писателя с 1879 по 1904 год.

Выставка продлится до 15 июля 2010 года.

Проект реализован коллективом научных сотрудников Дома-музея А. П. Чехова под руководством Г. Ф. Щеболевой.

Информационная служба фонда «Русский мир»

 

 

Новости по письму

1) Подлинник письма Чехова вернулся в архив Академии наук

Сюжет: Дни Чехова в Москве

МОСКВА, 28 янв - РИА Новости.

РИА Новости. Владимир Федоренко

Глава Роспечати Михаил Сеславинский передал в четверг подлинник письма Антона Павловича Чехова в петербургский филиал Архива Российской академии наук, передает корреспондент РИА Новости.

Торжественное вручение документа состоялось в московском Доме-музее А.П.Чехова накануне 150-летия со дня рождения классика.

Сеславинский объяснил, что письмо загадочным образом исчезло из архива Академии наук и обнаружилось на аукционе «Кристис», где было куплено не названным им коллекционером, который передал его главе Роспечати. Согласно сайту аукциона, стоимость документа составила 7 тысяч долларов США.

В свою очередь, руководитель Росохранкультуры Александр Кибовский пообещал в ближайшее время распутать загадочную историю с пропажей письма и выяснить, каким образом оно оказалось на торгах.

http://rian.ru/ch_news/20100128/206670052.html

 


2) http://www.1tv.ru/news/culture/160096

Загадка письма Чехова. Уникальной находкой учёных заинтересовались криминалисты.

Выяснилось, о нем давно известно ученым, опубликовано в собрании сочинений Чехова и хранится в академии наук. Специалисты без дополнительной экспертизы определили – в архиве искусная подделка.

Виктор Петраков, заместитель руководителя – начальник Управления по сохранению культурных ценностей Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия (Россвязьохранкультура): «Писавший, видимо, отвлекался: строчки косые, некоторые вообще пропущены, и даже знаки препинания».

На бумаге оригинала, купленного на аукционе, наоборот – есть и водяные знаки, и даже пятно от обязательного штампа. Следы видны без лупы, хотя от них старались избавиться. Расследование началось. И на это время письмо будет не только культурной ценностью, но и вещественным доказательством.

Яна Подзюбан - ТВ, 1-й канал


 

3) НГ EX LIBRIS

«Юность» в гостях у Ковальджи

ПИСЬМО ЧЕХОВА ВЕРНУЛОСЬ ДОМОЙ

28 января на выставке, посвященной 150-летию Антона Павловича Чехова, в Доме-музее А.П.Чехова Государственного литературного музея (Садовая-Кудринская, 6), состоялась передача руководителем Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Михаилом Сеславинским проданного в 2008 году на аукционе «Кристис» подлинника письма писателя-классика – археологу и историку искусства Никодиму Кондакову. С Чеховым они познакомились в 1898 году в Ялте, завязалась переписка. Известны девять писем писателя Кондакову 1900 – 1902 и 1904 годов.

http://exlibris.ng.ru/fakty/2010-02-04/3_we.html


 

4) 150 лет со дня рождения А.П.Чехова

Антону Павловичу Чехову - 150 лет

По словам Сеславинского, чеховское послание датировано 1901 годом и было опубликовано в 1974 году в девятом томе полного собрания сочинений писателя. Писатель благодарит Кондакова за присланную книгу об иконописи, высказывает мысли о развитии этого искусства в России, сожалеет, что оно «превращается в фабричное мастерство». Также в письме Чехов делится впечатлениями о недавнем громком событии – отлучении Льва Толстого от церкви.

http://www.vesti.ru/doc.html?id=338479&tid=76993


 

5) http://www.izvestia.ru/culture/article3137901/

Известия

Нашлось письмо Чехова

Наталья Кочеткова

«Эмоции, сыгранные Иннокентием Смоктуновским в «Скупом рыцаре», ничто по сравнению с тем, что я испытываю, передавая этот документ», – пошутил Сеславинский, вручая письмо. Кроме письма, в дар уже Государственному литературному музею, в чье ведомство входит Дом-музей Чехова, была передана афиша 1920-х годов Театра заключенных Московской таганской тюрьмы, которые устроили вечер по произведениям Чехова. «К сожалению, статьи, по которым были осуждены заключенные, тут не указаны», – посетовал Сеславинский.

 

Н.П. КОНДАКОВУ

2 марта 1901 г. Ялта

Многоуважаемый Никодим Павлович!

Большое, сердечное Вам спасибо за книгу. Я прочел ее с большим интересом и с большим удовольствием. Дело, между прочим, в том, что моя мать, уроженка Шуйского уезда, 50 лет назад бывала в Палехе и Сергееве (это в 3 верстах от Палеха) у своих родственников иконописцев, тогда они жили очень богато; те, что в Сергееве, жили в двухэтажном доме с мезонином, громадном доме. Когда я сообщил матери содержание Вашей книги, она оживилась и стала рассказывать про Палех и Сергеево, про тот дом, который тогда уже был стар. По сохранившимся у нее впечатлениям, тогда была хорошая, богатая жизнь; при ней получались заказы из Москвы и Петербурга для больших церквей.

Да, народные силы бесконечно велики и разнообразны, но этим силам не поднять того, что умерло. Вы называете иконопись мастерством, она и дает, как мастерство, кустарное производство; она мало-помалу переходит в фабрику Жако и Бонакера, и если Вы закроете последних, то явятся новые фабриканты, которые будут фабриковать на досках, по закону, но Холуй и Палех уже не воскреснут. Иконопись жила и была крепка, пока она была искусством, а не мастерством, когда во главе дела стояли талантливые люди; когда же в России появилась «живопись» и стали художников учить, выводить в дворяне, то появились Васнецовы, Ивановы, и в Холуе и Палехе остались только одни мастера, и иконопись стала мастерством...

Кстати сказать, в избах мужицких нет почти никаких икон; какие старые образа были, те погорели, а новые - совершенно случайны, то на бумаге, то фольге.

Я «Геншеля» не видел и не читал, таким образом, совсем не знаю, что это за пьеса. Но Гауптман мне нравится, и я считаю его большим драматургом. Да и по игре, притом только одного акта, нельзя судить, а если играла Роксанова, то и подавно.

Мне все эти дни нездоровилось. Напал кашель, да такой, какого у меня давно уже не было.

Ваша книжка об иконописи написана горячо, даже местами страстно, и потому читается она с живейшим интересом. Несомненно, иконопись (Палех и Холуй) уже умирает или вымирает, и если бы нашелся человек, который написал бы историю русской иконописи! Ведь этому труду можно было бы посвятить целую жизнь.

Однако чувствует мое сердце, что я уже надоел Вам. К отлучению Толстого публика отнеслась со смехом. Напрасно архиереи в свое воззвание всадили славянский текст. Очень уж неискренно или пахнет неискренним. Будьте здоровы и Богом хранимы и по возможности не забывайте искренно Вас уважающего и преданного А.Чехова.
 

 
sideBar
 

Государственный
Литературный
Музей
на


Подпишитесь на рассылку самых свежих новостей музея!